В 21 год барнаульский летчик стал Героем Советского Союза и погиб в неравном бою

Март 05 09:56 2020

Ровно 75 лет назад – 4 марта 1945 года – командир эскадрильи гвардии капитан Гулькин отправился на очередное боевое задание, с которого не вернулся. А за месяц до этого ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Иван Гулькин сражался на Волковском, Воронежском, Калининском, Степном, 1 и 2-м Украинских фронтах.
Фото из сети Интернет

До войны в жизни Ивана Гулькина не было ничего особенного – все как у всех. Родился в семье простых крестьян неподалеку от Семипалатинска. На Алтай они переехали, когда парню не было и десяти. Первое время жили в Лебяжьем, а потом на ПМЖ перебрались в Барнаул. Как положено, окончил школу и выбрал судьбу летчика: сначала была Молотовская летная школа, после – Майкопское военное авиационное училище, а в 1942 году – фронтовое небо. Тогда Иван был самым молодым летчиком в полку.

Ему определенно везло. Только за первые 16 месяцев службы он сделал, по разным данным, от полусотни до ста вылетов. Всего им уничтожено до 500 вражеских солдат и офицеров, несколько десятков танков, свыше десяти железнодорожных составов, сотни автомашин с военными грузами и огневых тактических подразделений разных видов. Крылья его штурмовика резали воздух над Ленинградом, Старой Руссой, Курском, Молдавией и Румынией. Сколько бил врага, сколько попадал в затруднительное положение, сколько раз возвращался на землю на еле дышащем Ил-2 – сам не получил не то что серьезного ранения, ни царапинки. Притом какая-то невидимая рука беду отводила только от него, но не от всего экипажа – его стрелков и ранило, и убивало.

За два месяца до Победы незримый талисман изменил молодому летчику – штурмовик Гулькина сбили над городом, который ныне называется Любанью и располагается на территории Польши. Что-то не так пошло и с всегда собранным, уверенным, храбрым летчиком – он не успел ни выйти на связь, ни покинуть падающий штурмовик. Теперь уже и не узнаешь, что с ним стало: то ли мгновенная смерть, то ли потеря сознания, то ли ранение, не давшее сделать ни шага навстречу спасению. Его самолет, взявший курс строго перпендикулярный земле, – последнее, что видели однополчане. Погибшим Ванюшу, как его тогда называли, никто не видел. Где именно самолет потерпел крушение и был ли предан земле летчик, тоже неизвестно. Иван Гулькин по-прежнему считается пропавшим без вести.

Может быть, это и хорошо, что бойцы не видели его после непоправимого. Ничего не смазало воспоминаний о нем, совсем еще юном, но при этом смелом и толковом летчике, открытом, слегка застенчивом и очень общительном товарище.

Иван был не единственным ребенком в семье – кроме него, родители воспитывали еще троих мальчишек и трех девочек. Их мама не дожила ни до призыва сына на фронт, ни до страшной вести. Ее не стало в 1933 году. Как и все дети, Иван тосковал по ней. Он часто вспоминал ее на фронте, а в день ее смерти, 18 декабря, старался сделать невозможное и уничтожить еще больше врагов, хотя и так каждый вылет отрабатывал на пределе. Это не выдумка и не красивая легенда. Об этом свидетельствуют его дневники, которые он начал вести еще до начала войны.

В Барнауле хранят память об отважном летчике и его подвиге: в 1960 году именем Героя Советского Союза Ивана Гулькина назвали улицу Гражданскую, что на Жилплощадке.

До сих пор точно не установлено, сколько вылетов совершил Иван Гулькин. По последним данным, их количество приближается к двум сотням. Возможно, их было больше.