Сын об отце: Никита Высоцкий – о стихах и увековечивании памяти Владимира Семёновича

Февраль 28 15:23 2020

В этом году исполняется 40 лет со дня смерти Владимира Высоцкого. В Барнауле серию вечеров и концертов его памяти открыли, так уж получилось, гастрольной программой, участниками которой стали народный артист России Дмитрий Певцов и Никита Высоцкий, сын Владимира Семёновича.

Никита Высоцкий подписывает пластинку своего отца для барнаульского поклонника его творчества.
Фото Ярослава Махначёва

Дмитрий Певцов со своей музыкальной группой исполнял песни Высоцкого. Выступление Никиты Владимировича было коротким, но ярким. Он прочитал несколько стихов – эмоционально, выразительно, чем-то неуловимо похоже на Владимира Семёновича, а еще много говорил о своем отце. Эти монологи получились не менее яркими.

40 лет с Высоцким и без него

— Я сейчас прочитал стихотворение «Я бодрствую», которое заканчивается строкой «Я их не обману». Вот так искренне, даже по-детски, не «верьте мне», а «я не обману». Может, в этой правдивости и причина того, что его так любили и любят даже спустя 40 лет, как его не стало. Программа «40 лет без Высоцкого» – хочется возразить, почему без? Мы же его помним, а человек жив столько, сколько его не забывают. 40 лет без Высоцкого, но и 40 лет с ним тоже. В этом и есть смысл названия программы. За эти 40 лет было много событий в его творческой биографии. Например, в 1988 году папа стал лауреатом госпремии Советского Союза, хотя посмертно ее почти не вручали. За Жеглова, через 10 лет после премьеры. Состоялся спектакль по его произведениям в Театре на Таганке, который он хотел. Постановку закрывали, потом разрешили снова, и до последних лет она была в репертуаре. И, может, самое главное – его начали публиковать. Поэт его уровня, он не увидел своих стихов напечатанными – только несколько строк в журналах, исковерканных цензорами. В конце 1980-х посчитали, уже было издано более миллиона экземпляров сборников стихов. А сейчас уже в разы больше.

И многие его стихи тоже дошли до нас уже в эти 40 лет. В последние годы жизни он написал то, что никто не успел увидеть. И даже актеры Театра на Таганке, с которыми он 16 лет прожил бок о бок, не верили, что такой огромный пласт творчества был им неизвестен. Кто-то даже предполагал, может, это не он писал. Но по черновикам видно, что его, что он к ним возвращался, правил, вычеркивал, добавлял.

Последние строки

— В последних стихах папа часто говорил о смерти. Причем не абстрактно, философски, а конкретно про свой уход. Будто понимал, что остается все меньше, чувствовал, что жизнь заканчивается. Но при этом в стихах нет уныния, только желание жить и доделать то, что суждено. В стихотворении, которое я прочитал («И снизу лед, и сверху…» – Прим. авт.), он словно понял, что все заканчивается. Многие считают именно эти стихи последними. Они были написаны весной 1980-го, за два с половиной месяца до смерти. Было еще 10 недель, которые включили знаменитые гастроли Таганки в Варшаве, где до сих пор помнят их. Были гастроли в Калининграде, за пять дней больше 20 концертов. И до последнего папа продолжал писать. 24 июля, уже буквально за несколько часов до смерти, он позвонил другу Геннадию Полоке и спел в телефон свою новую песню «Гимн школе» для картины, которую тот собирался снимать. Вот эти последние. А те, что прозвучали, – итоговые, прощальные. И такие слова адресованы человеку, которого не просто любишь, а тому, кто сможет понять правду этих слов. Он не рисовался, он уходил, прощался.

О любви

— Сейчас, когда уже выросло поколение, которое не помнит, как было на самом деле, надо рассказывать и о людях, которые были рядом с Высоцким. Не о тех, кто пытался от его славы что-то взять для себя, а тех, кто для него пытался сделать жизнь проще, интереснее, что-то сгладить, в конце концов, просто удлинить. Таких людей немного, да их и у любого человека много быть не может. У папы это – Всеволод Абдулов, Вадим Туманов, еще несколько ныне здравствующих человек. И в первую очередь – Марина Влади. Это правда. Она хранила его 12 лет, которых вроде бы не должно и не могло быть. Когда познакомились, он ни слова практически по-французски не знал, у нее с русским было чуть лучше, но для серьезного общения не хватало. Она была звездой, дом в престижном районе Парижа, насыщенная жизнь. Он тоже звезда, получал 110 рублей в театре и жил на тот момент в хрущевке с матерью. Когда поползли слухи о них, кто-то не верил, кто-то говорил, мол, бывает, но она уедет, а он останется, он же невыездной. И это было правда невероятно – в конце XX века люди прощаются и не знают, увидятся ли снова. Ему могли не дать визу, ей – не разрешить въезд в страну. И хочу прочитать еще одно стихотворение, оно посвящено Марине, оно о любви.

Высоцкий в памяти

— Наша программа не единственная, которая посвящена 40-летию со дня смерти папы. Весь год будет что-то происходить. В Томске вот энтузиасты планируют устанавливать памятник. Вообще, в мире более 50 памятников Высоцкому – не только в России, есть в Болгарии, Черногории, Америке. Огромное количество улиц носят его имя, есть самолет «Владимир Высоцкий», огромный сухогруз, аэропорт в Магадане, буксир в Нагаевской бухте.

И будет еще многое происходить. Не так давно отмечали его 82-летие, летом будет 40 лет, как он ушел. Потом будет и 45, и 50, и юбилейные дни рождения, я рассчитываю еще на столетии папином погулять, надеюсь, хватит здоровья. И будет все больше желания застолбить за Высоцким место в сегодняшней жизни, как-то увековечить. Есть на этот счет возражения, говорят, что мы добьемся обратного, мол, современная молодежь не любит, когда им кого-то насаждают. И как пример приводят слова вдовы поэта Осипа Мандельштама Надежды, которая говорила про Маяковского, что его насаждали, как картошку при Петре. Мысль понятна, Маяковскому активная пропаганда навредила. Но мне кажется это сравнение неудачным. Высоцкого никто не насаждал, его, наоборот, не печатали, не издавали, его до сих пор нет в школьной программе, что считаю ошибкой, которая будет исправлена. И эти улицы, памятники, имена появились не по указанию сверху, а по любви. Мне кажется, мы не сделаем Высоцкому хуже, он слишком живой и настоящий, тем более мое поколение остается последним, которое может сказать, что помнит Высоцкого. Я прочитаю последнее на сегодня стихотворение («Когда я отпою и отыграю». – Прим. авт.). Оно как раз о том, почему Владимиру Семёновичу не грозит забвение.

Сам Владимир Высоцкий был с гастролями в Алтайском краев 1964 году, даже успел отметить тут свой 26-й день рождения. Помимо Барнаула, концерты Владимира Семёновича также состоялись в Рубцовске, Бийске, Белокурихе и Горно-Алтайске.