Когда песня – искусство: Владислав Косарев о зрителе, классике эстрады и современной музыке

Февраль 28 13:10 2020

Баритон Владислав Косарев в наших краях частый гость – число его визитов на Алтай с концертами близится к десяти. И каждый раз в зале ни одного свободного места. В феврале артист снова радовал барнаульскую публику, а накануне рассказал «Вечёрке», чем ему близок Алтай, для кого он поет и почему перестали писать хорошие песни.

На Алтае Владислав Косарев выступал совместно с симфоническим оркестром под управлением Дмитрия Лузина.
Фото Ярослава Махначёва

На Алтай за воздухом

— Как только наступает февраль, собираюсь и еду в тур по Сибири. Так сложилось, и я от традиции не отказываюсь. Это здорово, потому что в средней полосе и Москве нормальной зимы давно нет, а здесь сугробы, мороз, солнце – то, что было в моем детстве и по чему я скучаю.

Честно сказать, когда приезжаю в Сибирь, во-первых, – простите за откровенность – высыпаюсь, здесь очень хорошо сплю, надышавшись вашим пьянящим, успокаивающим воздухом. Во-вторых, много гуляю – по центральной улице, маленьким закоулочкам частного сектора. Больше всего нравится именно такое живое общение с городом, в музеи, признаюсь, захожу редко.

Барнаул люблю по-особому. Он в хорошем смысле провинциальный, чем-то похожий на мой родной Смоленск. Суетливой Москве не хватает его спокойствия, медлительности. Здесь тихо и спокойно даже в часы пик, можно привести мысли в порядок.

Требовательные и искушенные

— Мои зрители не только зрелые люди. На концерты приходят и те, кому немного за 30 и даже за 20. Одни заново открывают для себя музыку, другие только знакомятся с ней. Скажем, Муслима Магомаева молодежь краем уха слышала, а если говорить о Владимире Трошине, Эдуарде Хиле, Юрии Гуляеве, для многих это неизвестные артисты. На большинство знакомство с их репертуаром производит яркое впечатление, потому что песен такого высочайшего уровня сейчас почти не пишут. Их музыка и для нас современна, актуальна, а для тех лет вообще была, что называется, мейнстримом.

Мой слушатель требовательный, искушенный. Он от нас с оркестром ждет чуда, путешествия в удивительный мир, где живут прекрасные и совершенные образы. Может, наивно прозвучит, но, выходя на сцену, мы, неисправимые романтики, надеемся, что наше творчество изменит к лучшему этот мир, где много мерзкого, суетливого, пошлого. Ведь все происходящее на сцене – сиюминутное чудо, которое влияет на душу и сознание человека.

Иногда встречаю своих зрителей, когда гуляю. Они не сразу меня узнают, а когда это происходит, благодарят за то, что снова приехал или за интересную программу. В такие моменты чувствую себя не в своей тарелке. На самом деле это мы, артисты, должны благодарить зрителей, что они приходят на наши концерты. За то, что они любят музыку, которой мы посвятили жизнь. Если бы не было их, наша работа не имела бы смысла.

Обертка против начинки

— То, что звучит на наших концертах, – классика эстрады, которая уже прошла проверку временем. Оно показало, что спустя десятилетия песни ХХ века современны, востребованы, любимы. Сейчас такого не пишут – наша жизнь насыщена одноразовыми мелодиями, которые штампуются сотнями и ярко упаковываются. Они вспыхнули, два-три дня, в лучшем случае – несколько недель покрутились в хит-парадах и умерли. Если говорить о баритонах, есть много талантливых ребят, которые полны энергии и амбиций, но в погоне за сиюминутным успехом они поют одно и то же: «Королеву красоты», «Солнцем опьяненный», «Свадьбу», еще какие-нибудь одну, две, три и все. Хотя у того же Магомаева репертуар огромный, до сих пор нахожу песни, которые прозвучали несколько раз и были забыты.

Когда человек исполняет суперпопулярную песню, часть зрителей аплодирует не исполнению, которое по художественному уровню сильно не дотягивает до оригинала, а своим воспоминаниям, с ней связанным. Особенно прекрасная половина зала, да простят меня слушательницы, ведь они по природе своей очень эмоциональны.

Сейчас подавляющее число людей, которые создают песни, интересует прибыль и ротация на радио, что, в общем-то, взаимосвязано. Такой подход уместен разве в бизнесе, но не в песенном искусстве. Невозможно за деньги создавать песни, которые будут жить вечность.

Лишь единицы современных композиторов и поэтов вдохновляются теми же идеями и образами, что творцы ХХ века. Сейчас больше авторов, готовых на все, лишь бы влезть в мозг и крутиться там, как вирус, как болезнь. Но есть песни совершенно другого рода – они тянут слушателя за собой вверх, в другую реальность, вытаскивают его человеческое начало, а не животное. Да, они не так коммерчески выгодны, иногда вообще не выгодны, однако они есть. В качестве исключения могу назвать Игоря Матвиенко, крепкие песни для «Любэ» пишет, Александру Пахмутову. Среди артистов – Олега Газманова, Александра Маршала, Тамару Гвердцители, даже Филипп Киркоров в начале своей карьеры спел несколько классных, честных песен. Но это точечные очаги, остальное – песенная масса.

Со слушателем согласовано

— Чем занимаюсь в поездах? Еду с простыми людьми, ставлю им советские песни, спрашиваю близка – не близка, откликается душа или нет. Несколько дней назад встретил мужичков. Было интересно узнать, что зацепит людей, живущих в Сибири и любящих ее, с тем намерением, чтобы исполнять на концертах. В них отозвалась эта: «Чуть охрипший гудок парохода уплывает в таежную тьму». Думаю, все, надо брать.

Казалось бы, знаешь уже всю советскую эстраду – 11 лет этим занимаюсь, а раз в месяц, иногда и два-три в неделю, листаешь «Ютуб» и периодически такое откапываешь! Вот все мы знаем песню «День Победы» – слова Харитонова, музыка Тухманова. Так вот, эти ребята (казалось бы!) в далекие 1970-е годы написали потрясающую песню о любви, которую спел Владимир Мулерман. Я пока не буду раскрывать название, пусть это будет сюрпризом, но в следующем году я ее точно спою.

Владислав Косарев: «По большому счету я приезжаю на Алтай не работать, а отдыхать. Во-первых, я пою на концертах свои любимые песни, а нелюбимых у меня просто нет! Во-вторых, люди, энергия земли, воздух меня вдохновляют, успокаивают и исцеляют, наполняют какой-то особенной силой, поэтому я всегда стараюсь побыть у вас подольше».