Почему сцена — это ринг и как адекватно воспринимать режиссерские неудачи, рассказала Марина Глуховская

Февраль 26 09:26 2020

Уже в марте репертуар краевого театра драмы пополнится новым спектаклем «Случайные встречи», созданным по пьесе «Путь вашей жизни» Уильяма Сарояна – американского писателя и драматурга, лауреата Пулитцеровской премии. Над этим материалом работает московский режиссер Марина Глуховская, которая поставила на сцене барнаульского театра спектакль «Время женщин» по одноименному роману Елены Чижовой.

Марина Глуховская.
Фото предоставлено Алтайским краевым театром драмы им. В.М. Шукшина

Мир накануне катастрофы

Марина Витальевна, это третья ваша история, связанная с Барнаулом. В мае 2018 года вы выступали модератором лаборатории по творчеству Достоевского «Человек – целый мир» в краевом театре драмы, затем вы поставили спектакль «Время женщин», и теперь вот взялись за Сарояна?

Сарояна я открыла для себя сравнительно недавно. Впервые спектакль по этой пьесе мне довелось увидеть в Саратове. Там я сразу восприняла этот материал на слух – мне он показался интересным, глубоким. Со временем впечатление от пьесы меня не оставило, оно осело где-то глубоко внутри. И вот однажды я решила почитать у Сарояна что-нибудь еще, а потом мне захотелось узнать как можно больше и о самом авторе, отказавшемся когда-то от престижной Пулитцеровской премии. Я начала читать не только его тексты и заметки, но и биографию, даже сплетни о нем. В какой-то момент стало казаться, что я понимаю его мир, чувствую его персонажей. И когда я предложила пьесу Алтайскому краевому театру драмы, мне ответили: «Давайте!».

Такое ощущение, что в этой пьесе описывается мир накануне катастрофы.

Да, у Сарояна показана жизнь американцев перед войной. Причем в его пьесе заложена главная мысль: даже накануне катастрофы мир может оставаться человечным. И это прекрасно. Ведь сложность жизни, ее трагичность не отменяют любви, доброты, сострадания к людям. Что интересно, если по одну сторону американской литературы находится Хэмингуэй с его волевым миром войны, охоты, рыбалки и корриды, то по другую сторону стоит Сароян со своей иронией, теплотой. И этим он мне близок.

Премьера спектакля «Случайные встречи» намечена на 20 марта. Художник постановки – Юрий Наместников (Самара). В ролях: Константин Кольцов, Геннадий Тихонов, Дмитрий Плеханов, Екатерина Боярова, Иван Дорохов, Сергей Филипченко, Виктор Осипов и другие.

Нужно держать удар

Прежде чем поступить в ГИТИС, вы окончили филологический факультет МГУ. Сегодня первое образование вам в помощь?

Думаю, как и любое другое образование для человека театра всегда в помощь. В моем случае филологическая база помогает читать тексты, чувствовать автора, эпоху, контекст. Ведь театр – это не музей, это искусство современное, про сейчас. Поэтому нужно пытаться миры Чехова, Толстого, Достоевского уместить в современности, открыть их и понять. Хотя, по сути, театр – веселенькое дельце и в нем возможны и эксперименты с текстом, даже некое хулиганство. Почему бы и нет, если это сделано талантливо, со знанием дела, а главное – с видением конкретных задач.

Руководителем мастерской, где вы учились, был Пётр Фоменко. Какие советы этого педагога вы чаще всего вспоминаете во время работы над спектаклем?

Чаще всего я вспоминаю слова, которые он говорил всем своим студентам: не бойтесь быть собой, будьте самостоятельны и не оглядывайтесь на то, что было до вас. Ведь творчество – это твой собственный взгляд на мир, исключительно твоя точка зрения. То есть нужно добиться внутренней свободы в высшей степени. И тогда исчезнет страх, пропадут внутренние барьеры.

А как же мнение других, тех же зрителей?

Не могу сказать, что это не важно. Театр – искусство коллективное, а потому мысль, брошенная в зал, должна все же как-то отозваться. Безусловно, зритель имеет право с тобой не соглашаться, может он и думать иначе, чем ты. Но в любом случае режиссер обязан высказываться внятно, чтобы возникла та самая коммуникация, без которой невозможен театр. И по этому поводу Пётр Наумович говорил, что сцена – это ринг. И режиссер должен уметь держать удар и адекватно воспринимать неудачи.

Серьезное производство

Вы ставили спектакли в разных театрах в качестве приглашенного режиссера. Но все же у вас был опыт работы в должности главрежа в Челябинском государственном академическом театре драмы. Что он вам дал?

Понимание того, что в этом качестве ты должен свои творческие амбиции задвинуть на второй план и в своей работе руководствоваться не тем, что хотелось бы лично тебе. Театр – это серьезное производство, где важен беспрерывный постановочный процесс, баланс интересов. Хотя я знаю примеры, когда главрежам удавалось все это соблюсти. Таким был Пётр Наумович Фоменко, после смерти которого театр возглавил его ученик, соратник и друг Евгений Каменькович, в новосибирском «Глобусе» это Алексей Крикливый, в красноярской драме – Олег Рыбкин, в Воронежском камерном театре – Михаил Бычков…

Вы ставили спектакли по Маркесу, Бабелю, Фришу, Брехту, Лорке, Шекспиру, Гоголю, Достоевскому, Булгакову. В этом списке есть и известный драматург Данила Привалов (творческий псевдоним Мити Егорова), который одно время работал в Барнауле в качестве главрежа МТА. То есть вы готовы работать и с современными авторами?

Конечно! Сегодня я встречаю очень много интересных работ. Есть прекрасный драматург Елена Исаева, которая пишет чудесные пьесы, в том числе и в стихах, есть драматург более старшего поколения Александр Железцов, сейчас я собираюсь прочесть пьесу «Могильщики», написанную актером новосибирского театра «Старый дом» Тимофеем Мамлиным.

Вы полтора года не были в Барнауле. Говорят, недавно вы посмотрели свой спектакль «Время женщин», который идет на сцене театра с октября 2018 года. Как его оценили по прошествии времени?

Я давно хотела поставить этот роман Елены Чижовой. Поначалу планировала воплотить свой замысел на сцене омской драмы, но не вышло. Все случилось в Барнауле, где мне даже удалось пообщаться с автором (Елена Чижова приезжала на премьеру постановки. – Прим. ред.). Что касается жизни спектакля без меня, то в этом мы, режиссеры, противные люди – редко чем бываем довольны. Однако было очень приятно обнаружить, что актеры, задействованные в этой ансамблевой работе, со временем сумели подтянуть свои слабые места и не растерять рисунок спектакля. За это я им очень благодарна.

А есть ли материал, который очень хотели бы поставить?

Это Достоевский. «Братья Карамазовы».

Марина Глуховская – российский режиссер театра и кино (Марина Витальевна – одна из режиссеров сериала «Адъютанты любви»), дважды лауреат фестиваля «Золотой Арлекин», номинант премии «Золотая маска».