Весной в дорожной лаборатории наступает время проверять камни

Февраль 18 12:10 2020

Если у дорожных строителей весна – относительно спокойная пора, период проектировки и подготовки к летним работам, то в центральной строительной лаборатории «Алтайавтодора» сейчас самый трудовой пик. Здесь исследуют инертные материалы, которые в будущем станут основой дорожной одежды. И от того, как здесь выполнят эту работу, зависит качество дорожного полотна.

Николай Корсаков проверяет щебень на истираемость при помощи стальных шариков.
Фото Ярослава Махначёва

Чем крепче, тем лучше

В дорожной лаборатории «Алтайавтодора» компактно и уютно. Пара административных кабинетов, комната отдыха, она же кухня, и три помещения, где проходят сами исследования. Повсюду – мешки, тазики и иные емкости с щебнем, песком и прочими материалами. Это – проба для исследований. В воздухе витает едва уловимый химический аромат. «Это керосин, – поясняют сотрудники и продолжают: – Вы летом приезжайте, когда у нас тут везде асфальт, интереснее ароматы».

Зимой и весной, перед началом строительного сезона, специалисты лаборатории выезжают в карьеры края и Новосибирской области. Работают с двенадцатью, не освоен только один – в Тягуне. Из карьеров привозят пробы материала, который и исследуют для определения физико-механических свойств, потом дают заключение, где применять песок и щебень – для асфальтобетона, щебеночно-песчаной смеси или куда-то еще.

— Есть определенные требования к материалам, которые диктуются географическим расположением региона и климатическими особенностями. Учитываем плотность зерен, дробимость, истираемость, морозостойкость. Проще говоря, чем материал крепче, тем он надежнее и долговечнее, – рассказывает начальник лаборатории Роман Раннев.

Роман уточняет – в основном качество материала зависит от природы, но и то, как его добывают, тоже влияет на него. Поставщики учитывают требования, улучшают работу.

— В 2016 году вступили в силу новые нормативные документы. Карьерам пришлось немножко перестроить работу – улучшили дробилки, поставили дополнительные грохоты с соответствующими значениями, и все, – говорит Роман Раннев. – Предприятия знают, что брак не пройдет, стараются совершенствовать технологии, повышать квалификацию кадров.

Материалов для исследования с одного карьера надо немало. Песка, например, для комплексного анализа надо 50 кг. Щебня – 200, а если песчано-щебеночной смеси – то все 300 кг.

Анализируют здесь не только инертные материалы и дорожное покрытие, но и бетон. Правда, с частными заказами не работают, так что если вы сами купили мешок щебня и хотите его проверить – это, увы, не сюда.

Все по науке

В лаборатории работает всего девять специалистов. В принципе, все универсалы, однако у каждого есть своя специализация – это обусловлено сложным и дорогим оборудованием, если человек в мельчайших деталях в нем не разобрался, лучше не лезть. Что удивительно, здесь немало девушек, которым тоже интересны камни, щебень и дорожное строительство. В основном у всех профильное образование, но бывают и исключения – Анжелика Кондратенко пришла сюда после педуниверситета, где специализировалась на физике и информатике. Вместо работы в школе она сейчас тщательно просеивает через специальные сита песок, определяя, сколько в нем зерен той или иной фракции. Монотонная, казалось бы, работа приносит ей удовольствие.

Молодежи здесь вообще доверяют. Ведущий инженер Николай Корсаков тоже устроился не так давно, после окончания политеха.

— Молодежи не везде рады, а тут взяли. Мне интересно, это же по большей части научная работа, – признается он.

Николай сейчас проверяет щебень на истираемость по показателю микро-Деваль. В специальную емкость помещает щебень, специальные стальные шары и воду, потом все это устанавливает в спецоборудование. Все не на глаз – щебня 500 кг, масса шаров тоже регламентирована для каждой фракции, вода – 2,5 литра и обязательно комнатной температуры. Наука!

В мире камня

Нет, летом лаборанты тоже не сидят без дела. Во-первых, так же проверяют материалы – чтобы карьеры не расслаблялись. Во-вторых, исследуют уже уложенное покрытие – сюда везут те самые квадратики, выпиленные из дорожного полотна.

— Как бы ни жалко было пилить свежую дорогу, как бы нас ни ругали за это, особенно жители дворов, от прямого метода исследования уйти нельзя. Есть косвенные методы, но этот – самый точный, – утверждает Роман Раннев.

Пробы берутся каждые 300 метров. Их везут в лабораторию, где после очистки и сушки при температуре 48 градусов превращают в так называемые керны. Их и исследуют на соответствие нормам по коэффициенту уплотнения, водонасыщению и т.д. Кстати, так проверять можно только свежее покрытие, после зимы, в следующем сезоне – уже нельзя.

— В основном качество соответствует нормам, подрядчики работают добросовестно, – отмечает Раннев.

Рядом с кернами на столе лежит что-то издали напоминающее чернослив, правда, зубы об него сломать можно – это щебень в битуме. В специальной таблице каждый камень лежит в строке напротив карьера, из которого он родом. Это испытание на адгезию, то есть прилипание битума к различным породам. Отвечает за процедуру ведущий инженер Светлана Милькина.

— Щебень на 15 секунд окунается в битум, потом час висит на штативе, затем кипятится 30 минут при несильном бурлении. После этого на одну-две минуты в холодную воду, и все, – рассказывает процедуру она.

А еще в лаборатории есть своего рода музей камней – в банках лежат различные образцы щебня, грунта и других материалов.

— Это – образцы, которые мы собрали, чтобы любой наш сотрудник или другой специалист «Алтайавтодора» мог прийти и посмотреть, какие материалы бывают, чтобы потом в работе отличить их. По крайней мере, начальник нас за это похвалил, – говорит Роман Раннев.

Центральная строительная лаборатория «Алтайавтодора» – одна из самых крупных в дорожной отрасли региона. Для проведения испытаний, в том числе на соблюдение требований технического регламента Таможенного союза, имеются все необходимые средства измерений и оборудование, которое ежегодно проходит метрологическую оценку.