Личное дело Бугакова: он пешком прошагал пол-Союза и часть Восточной Пруссии, освобождая метр за метром советские земли от фашистских захватчиков

Февраль 07 14:34 2020

Василий Бугаков с другими солдатами шел к Победе долгих четыре года – с лета 1941-го и до официальной капитуляции Германии, не получив при этом ни одного ранения и контузии. Судьба, не иначе! На прошлой неделе Василию Михайловичу исполнилось 98 лет.

За боевые отличия Василий Бугаков награжден орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной Звезды.
Фото из архива Василия Бугакова

В худощавых и побелевших от старости руках Василий Михайлович держит свое личное дело. В эту толстую папку вшиты наградные листы, длинный послужной список и воспоминания ветерана о событиях более чем 75-летней давности. «Почитайте, здесь все очень подробно написано, – говорит он. — А если останутся вопросы – отвечу».

Едва ли не каждый год к нему приходят журналисты с просьбой рассказать о большом пути маленького человека на войне. Это неудивительно, ведь в Барнауле осталось немногим более 200 непосредственных участников войны, от которых из первых уст можно услышать окопную правду. «Он рассказывает, буквально заново переживая те страшные годы, которые, казалось, никогда не кончатся, а потом тихонько в спальне плачет», – объясняет сиделка Василия Михайловича, которая помогает по хозяйству и в уходе за фронтовиком. Еще семь лет назад он мог самостоятельно выйти на улицу, а сегодня без посторонней помощи ему уже сложно передвигаться по квартире. Но несмотря на возрастные болячки и свой столь почтенный возраст, наш герой каждое утро делает зарядку: махи руками, вращения головой, приседает, держась за опору.

За Родину, за Сталина!

В 1941 году Василию Бугакову исполнилось 19 лет, и он хорошо понимал, что со дня на день придет повестка с призывом в армию из Краснощёковского райвоенкомата. Так и получилось. Из родной Маралихи он отправился в Томское артиллерийское училище, прошел ускоренный курс подготовки и 6 ноября 1941 года уже ехал в товарняке на фронт. Куда везут – никто не знал, говорили только: «Врага бить». Через Грозный, Краснодар, Тихорецк новобранцев привезли на север и выгрузили на Карельском фронте, который стоял в обороне.

— Обмундирование на Карельском фронте было хорошее, бойцы снабжались теплыми белыми монгольскими шубами, Заполярье же. С оружием и боевыми орудиями тоже никаких проблем не было, – вспоминает Василий Михайлович. – Потом вот, когда воевал на Белорусском фронте в межсезонье, было тяжело. Нас еще не успели переобуть, поэтому в валенках по лужам шлепали. Портянки примерзали, сами немытые… Некогда было марафет наводить, да и ни к чему.

Пройдя три фронта – Карельский, 3-й Белорусский и 1-й Украинский – лейтенант Бугаков не получил ни единого ранения, при том что всегда находился на передовой под открытым огнем противника и совершал подвиги.

На передовой

— Помню, как в районе станции Масельгская мы три дня делали проход в ограждении, за которым были финны, чтобы наша пехота могла начать наступление. Враг нас обстреливал со всех сторон, но мы двигались только вперед. Тогда же, прямо на поляне, мне вручили орден Отечественной войны II степени за то, что я уничтожил десять вражьих дзотов, три землянки с финнами и подавил огонь трех батарей, – рассказывает Василий Михайлович. – Но после удачного наступления наша дивизия попала в окружение в три кольца. Выбирались из него десять дней, и я уже думал, что здесь придется принять последний бой – спас туман и вовремя прибывшая помощь. Наутро я веду строй солдат, а погон на моей форме нет. Меня останавливает командир полка на «Виллисе» и спрашивает: «Ты почему без офицерских погон?», а я ему и отвечаю, мол, снял сам, чтоб в плен как языка не взяли. «А партбилет где?» – продолжает полковой. Я вынимаю партбилет из внутреннего кармана, показываю. Меня ж во время боя в партию принимали, билет нужно было беречь, как личный номер.

Василий Михайлович вспомнил показательную историю, когда мы с ним заговорили о предателях Родины. В 1944 году, когда Финляндия капитулировала и границу стали закрывать, навстречу нашему командиру полка и солдатскому строю выехал мотоцикл. Там был представитель Финляндии, в парадной форме с крестами. Слез с мотоцикла, пистолет оставил в люльке и несет нам схемы обороны, рассказывает, что все мины разминировали, остались только сигнальные ракеты. Да так хорошо по-русски разговаривает! Командир у него спрашивает, откуда он русский язык знает? А в ответ, мол, я окончил Ленинградское артиллерийское училище.

Не осталось никого

О своих боях фронтовик рассказывает спокойно, но стоило только спросить о родителях, как глаза начали краснеть, а голос задрожал…

— Папа воевал на Волховском фронте под Ленинградом, мы держали связь благодаря уголкам. В одном письме он написал: «Сынок, можешь поздравить меня с наградой – медалью «За отвагу». Я ему пишу ответ, но уголок возвращается с отметкой «Доставка невозможна». Я еще раз пишу, но мне снова приходит возврат. Перед этим в письме отец написал: «Завтра идем на концерт». Но я человек военный, понял, что пойдут в наступление. В том бою, 20 августа 1943 года, он и погиб. Но о его смерти я узнал из письма мамы, которая всю жизнь работала в колхозе.

Отец Василия Бугакова, провожая сына на фронт, завещал тому жениться, если вернется живым. Василий Михайлович, оказавшись после войны в Ташкентской области, женился на девушке Люде, которая была эвакуирована с Украины вместе с заводом Фрунзе. Спустя годы семья вернулась на Украину, но в 1960-х годах глава семьи, соскучившись по Алтаю, перевез жену с двумя сыновьями в Барнаул.

— Василий Михайлович, будете отмечать День Победы?

— Поздравления по телефону, конечно, послушаю, а в гости никого не приму – вирусы сейчас опасные, надо беречься. На парад давно уже не ходил, хотя приглашения каждый год администрация присылает. По телевизору смотреть его тоже не могу из-за катаракты на глазах. Вообще, этот день я хотел бы провести с друзьями и бывшими однополчанами, съесть кусок пирога, вспомнить… Да не с кем…

В 2000 году Василию Бугакову приказом Президента РФ Владимира Путина присвоено звание майора.