Воспоминаниями о блокаде Ленинграда делится 93-летняя жительница Барнаула

Январь 29 16:05 2020

То, что ленинградцы пережили за 900 дней блокады, забыть невозможно. Не случайно одна из жительниц Барнаула – 93-летняя Сабина Марковна Дьякова, прошедшая через ад блокады, в своих воспоминаниях пишет: «В один день, в один час вся наша радостная, счастливая жизнь ушла. Наш прекрасный, чудесный Ленинград с первых дней войны стал суровым, строгим, военным городом».

Несмотря на лишения и невзгоды, Сабина Марковна сохранила оптимизм и веру в людей.
Фото из архива Сабины Дьяковой

Записи Сабины Марковны – словно ожившие воспоминания. В них запечатлен весь ужас тех лет, лишения и тяготы ленинградцев, которые уже только одним тем, что выжили, совершили подвиг. Приводим выдержки из ее тетради.

«Покидаем всех в Неву!»

«Папа погиб в сентябре 1941 года под Ленинградом. Старший брат Павел погиб там же в 1942-м. Первое, в чем приняли участие, помогая родному городу, мы, старшие школьники (14-17-летние ребята), – рыли окопы под Ленинградом, переоборудовали школы наши под госпитали. 6 сентября упала первая фугасная бомба. До этого дня 128 раз фашистам не удавалось прорваться к Ленинграду. Начались ежедневные, частые (в день по 11 раз) бомбежки, обстрелы. Например, 19 сентября на город было сброшено 528 фугасных и 2870 зажигательных бомб. Обстреливали Ленинград и из дальнобойных орудий. Мы, старшие школьники, добровольно вошли в отряды ПВО, дежурили на крышах – тушили зажигательные бомбы и пели: «Вы не думайте, фашисты, О походе на Москву! Не видать вам Ленинграда – Покидаем всех в Неву!». Ходили мы и откапывать из-под завалов разрушенных зданий погребенных под ними ленинградцев. Дежурили в госпиталях, исполняли обязанности санитаров, медицинских сестер…».

Маленькие жизни

«20 ноября пятое снижение норм хлеба. Рабочим – 250 г, всем остальным – 125 г. Начался голод. Нет света. Нет тепла. Нет воды. Трудно сказать, что страшнее, – голод или холод. Мы, школьники, ходили по пустым квартирам и отыскивали едва живых, еле попискивающих малышей возле уже мертвых матерей. Матери до последнего своего вздоха старались сохранить жизнь ребенка. Правда, это было почти невозможно. Мы, голодные, замерзшие, найдя малыша, по цепочке передавали его друг другу, так как сами еле стояли на ногах. А во дворе укладывали малышей на сани, и, закутав, везли в штаб, откуда их доставляли в больницы, госпитали».

Спасение от смерти

«Было трудно. Очень. Но мы верили в нашу Победу. Знали, что никогда фашист не войдет в наш город… Моя мама в первые дни войны работала в госпитале, а затем ее назначили начальником «газоубежища», где скрывались от бомбежек и обстрелов жители Ленинграда. Мамина приветливость, доброта, ее старание помочь каждому, вера в то, что все будет хорошо, помогала ленинградцам. Мои друзья в эти страшные дни холода и голода приходили к нам «на огонек» коптилки. Пили кипяток. А мама нам в это время пела веселые песенки, держа на коленях моего пятилетнего братишку, опухшего от голода… Но весной и мама, и мой младший брат, и я ослабли настолько, что мы не могли ходить. И в это время началась эвакуация ослабленных ленинградцев, тех, кто уже не мог помочь городу. Мы почти уже умирали. И все же мама не хотела уезжать из Ленинграда. Но муж маминой сестры, капитан первого ранга, защищающий Ленинград, не послушал маму и насильно увез нас на Финляндский вокзал и погрузил в эшелон. Так он нас спас от смерти. А Ленинград выстоял. Ленинград победил!».

Все годы Сабина Марковна Дьякова занималась детьми, создала Клуб собаководства и готовила питомцев-собак к пограничной службе. Ее воспитанники уходили на службу защищать границы Родины со своими верными друзьями.