Капитан Майя: можно ли считать женской профессию судоводителя

Январь 27 16:25 2020

В середине прошлого века на капитанском мостике барнаульских пароходов можно было увидеть симпатичную девушку: младший лейтенант Майя Соловец управлялась с речными судами не хуже своих коллег-мужчин.

«Подпольщик» на Оби.
Фото из архива семьи Мартыновых

Эту удивительную историю я услышала на концерте в Барнауле от арт-директора московского артиста. Сергей Горбунов рассказал, что Барнаул, в котором он до этого не бывал, с раннего детства для него был близким городом – так много теплых слов слышал о нем он от своей героической бабушки. Но все по порядку.

Испытания войной

Майя Григорьевна родилась 1 мая 1927 года в Брянской области. Ее отец Григорий Соловец, служивший в коннице Будённого, был награжден лично комдивом именной шашкой. А дядя, Стефан Елисеевич, будучи в Смоленске главным редактором газеты «Красная звезда», сотрудничал и дружил с поэтом Александром Твардовским, который часто бывал гостем семьи, и маленькая Майя общалась с ним. Возможно, такое окружение, знакомство и общение с поэтом заразило ее любовью к литературе, поэзии, приключениям.

Но пришла война со своими страшными испытаниями. В самом ее начале Майя с братом Владимиром, который был на пять лет младше ее, потерялись во время эвакуации. Ездили на крышах поездов. Девушка заботилась о братике, заменив ему родителей, приходилось устраиваться на случайные заработки, чтобы как-то прокормить себя и брата. Позже удалось поселиться в какой-то деревушке в заброшенном доме, кто-то из соседей подарил им маленькую козочку. Майя растила ее и выпасала, чтобы питаться молоком, кормить и лечить ослабевшего братика.

Только после окончания войны им удалось разыскать родителей. Впоследствии мужественный полковник МУРа Владимир Соловец всегда говорил, что жизнью своей обязан сестре, хрупкой девочке с железным характером.

Хороши вечера на Оби

С детства грезила Майя о морях-океанах, примеряя на себя роль отважного капитана. И после войны обратилась в самое известное мореходное училище страны – Одесское, где ей категорично отказали: мол, не женское это дело.

Поступила в Гомельский речной техникум, он тоже готовил капитанов, только для малого речного судоходства. На практику юного судоводителя направили в далекий Барнаул. Получив диплом об окончании техникума, она уже работала штурманом на Барнаульском техучастке Западно-Сибирского пароходства. Ходила по Оби, Бии и Катуни на пароходах «Подпольщик», «Томь». Была помощником капитана, капитаном судна. Работа, по воспоминаниям Майи Григорьевны, оказалась интересной, захватывающей, но не простой, была физически сложной, требовала силы характера.

Да и то сказать, судовождение – дело нелегкое даже для бывалых сильных мужиков. Вот как в своем интервью «Алтайской правде» говорил об этом барнаульский пенсионер Владимир Старцев, капитан-механик судна, работавший примерно в тот же период, что и наша Майя:

— Верховье Оби считается одним из самых сложных. Не каждый сможет по Катуни или Оби провести караван, там и дно каменистое, да и нужно быть максимально внимательным. Знаков нет, и ты должен знать, где можно пройти, а где нет.

А у Майи были и свои трудности. Мужской коллектив не сразу принял к себе девушку, ведь считается, что женщина на корабле – не к добру. В самом начале своей капитанской карьеры Майя умудрилась «посадить» судно на мель. Чтобы исправить ситуацию, девушка, не раздумывая, прыгнула за борт, не совсем еще понимая, что она там сможет сделать. Команде пришлось вытаскивать ее из воды и откачивать. Но поступок и решимость мужики оценили по достоинству. В дальнейшем с коллегами сложились доверительные и добрые отношения.

Младший лейтенант речного флота Майя Соловец. Конец 1949 года. Барнаул.
Фото из архива семьи Мартыновых

Большая жизнь

В Гомеле все эти годы ее ожидал влюбленный в нее со времен учебы в техникуме фронтовик Евгений Мартынов. Они поженились. И Майю «по семейным обстоятельствам» в 1950 году перевели в Гомель, в Днепровское речное пароходство, где ходила она капитаном на пассажирском пароходе.

Когда родилась дочь Людмила, Майя Григорьевна снова пошла учиться, стала учителем начальных классов в деревне Носовичи Гомельской области. Отдала педагогическому труду без малого два десятка лет. Вместе с супругом они основали в школе туристическое движение, были инициаторами создания краеведческого музея, который сегодня называют достоянием Белоруссии. Занималась депутатской и профсоюзной деятельностью, несколько лет возглавляла сельский совет. Как настоящий капитан, Майя Мартынова водила автомобиль. Приходилось решать разные вопросы: и самостоятельно возить питание комбайнерам и трактористам в разгар уборочной кампании, и встречать делегации из других регионов и государств. С ее участием Носовичи, попавшие в зону риска после аварии на Чернобыльской АЭС, с годами превратились в крупный агрогородок. Выйдя на пенсию, несколько десятков лет Майя Григорьевна возглавляла местный совет ветеранов. Организовала и пела сама в хоре ветеранов «Непоседы».

Она ушла из жизни, как и пришла, в мае, в 2018-м, ей был 91 год.

Майя Григорьевна, по словам внука, на протяжении всей жизни с благодарностью вспоминала о Барнауле, о прекрасных местных жителях, с которыми ей довелось познакомиться и дружить. Она сумела заразить сотни своих учеников интересом к Сибири, ее удивительной природе. Увлеченно рассказывала ученикам о своем первом месте работы. Восхищалась тем, как сибирский климат закаляет характер и как в суровых условиях люди умеют хранить доброту своей души. Она так вдохновенно описывала бескрайние просторы России, красоты Сибири и Алтая, их могучих рек, что можно было зримо представить все это. И почувствовать их притяжение.

Период конца 1940-х и начала 1950-х годов считается новым витком в развитии пароходства в Барнауле, испытавшего спад после открытия в 1915 году железнодорожных перевозок.