В чем ценность литературных строк Александра Черкасова и чего он добился в должности градоначальника Барнаула

Декабрь 09 12:25 2019

В серии «Литературное наследие Алтая» вышла книга, посвященная писателю, инженеру и охотнику Александру Черкасову, который, выйдя на пенсию в 1883 году, поселился в Барнауле и в течение пяти лет занимал должность городского головы.

В рамках презентации книги перед публикой выступили артисты литературного театра Шишковки, которые помогли создать атмосферу конца XIX века.
Фото Екатерины Пушкарской

Между наукой и литературой

Об Александре Черкасове как литераторе на Алтае знают благодаря краеведу Василию Гришаеву, по инициативе которого фрагменты произведений писателя печатались в журналах «Алтай», «Бийский вестник». А в 2004 году с подачи все того же Василия Фёдоровича вышла в свет книга Александра Черкасова «На Алтае», которая и легла в основу нового издания.

— Это вторая книга, изданная в серии «Литературное наследие Алтая» (первая была посвящена ученому и литератору Дмитрию Кобякову), – пояснил редактор-составитель книги Сергей Мансков. – В нее вошли воспоминания Александра Черкасова о жизни на Алтае. Однако буквально сразу после выхода в свет это издание стало библиографической редкостью, а потому возникла необходимость в выпуске еще одной книги этого автора.

Об Алтае, в том числе о Барнауле, Александр Черкасов писал вдохновенно и невероятно образно. К примеру, сравнивая прежнее место жительства с новым – то есть Сибирь Восточную (а прибыл Александр Александрович к нам из Забайкалья) с Западной, он хотя и говорит о родственном сходстве этих территорий, но все же отмечает их большую разницу: «Одна – как красивая брюнетка, а другая – как миловидная блондинка. В одной – огонь, энергия, капризы и страсти Востока, в другой – мягкость, ровность, пухлость и вечное малокровие».

Из-за того, что книга была издана примерно в прежнем объеме, можно сказать, что около 90% редакторской работы осуществил ее предыдущий (и, увы, давно ушедший из жизни) составитель Василий Гришаев. Нынешняя команда редакторов наполнила ее, скорее, приложениями – пояснениями к первоначальному тексту, написанному на дореформенном языке (с «ерами», «ерями» и «ятями»), а также вставками из журналов конца XIX века, чтобы создать более цельное представление о том времени.

— Листая страницы пятитомной антологии «Образ Алтая в русской литературе XIX-XX веков», сталкиваешься с тем, что чтение первых книг этой серии требует немалых усилий, – считает Сергей Мансков. – Потому что там приводятся дневниковые записи и путевые очерки наших исследователей, которые хотя и имеют фактологическую ценность, но все же не являются литературой. Черкасов же стал мостиком, соединившим научные труды путешественников с настоящей литературой. Согласитесь, сегодня книги Николая Ядринцева, Григория Потанина мы воспринимаем, скорее, как познавательный материал. Лишь спустя два десятилетия на Алтае вышли в свет книги Григория Гребенщикова, Вячеслава Шишкова – те самые литературные тексты, которые появились после довольно длительной паузы. Поэтому литературоведы долгое время ломали голову – чем заполнить эту образовавшуюся лакуну. Оказалось – Черкасовым.

Сверяясь с летописью

Между тем, как отмечает редактор издания, эта книга для читателей самого разного литературного вкуса – и для тех, кто любит иметь дело с фактами, и для тех, кому важна художественная составляющая текста. К примеру, в издании между сюжетными линиями можно ненароком встретить описание того, как барнаульцы, оказавшиеся зимой в степи, выживали во время бурана (речь идет о способе странном, но действенном, спасшим немало жизней). Встречается в книге и описание случая, как один мужик выловил в Оби 25-килограммового осетра. Правда это или вымысел – неизвестно. Но если учесть, что в текстах Черкасова есть немало других документально подтвержденных событий, невольно начинаешь верить в достоверность изложенных фактов. Так, в книге подробно описывается, как однажды барнаульцы наблюдали над городом настоящее северное сияние, а далеко в горах Алтая люди повстречали тигра (действительно, существуют свидетельства крестьян о том, что последнего тигра в Горном Алтае видели в начале XIX века).

— Когда мы занимались изданием трудов Шишкова, то имели дело с бесконечными диалогами, а исследуя наследие Гребенщикова, сталкивались с обширными описаниями, повествованиями о чем-либо, – рассуждает Сергей Анатольевич. – У Черкасова же и одно, и другое, и третье используется в золотой пропорции. И все это работает на замысел, на образность, на объем.

Удивительно и то, что в 1883 году отставной статский советник (а это чин, равный генеральскому) Александр Черкасов прибыл в Барнаул, чтобы отдыхать, писать книги. А вместо этого его избирают городским головой – то есть на должность хлопотную и весьма неспокойную. Однако, как утверждает Сергей Мансков, если сверять время пребывания Александра Александровича на этом посту с «Летописью Барнаула», созданной алтайским писателем и краеведом Александром Родионовым, то можно заметить интересные совпадения: в тот пятилетний период, когда Черкасов занимал должность городского головы, свою деятельность активно вел Василий Штильке – известный просветитель, основатель народного образования в Барнауле. Именно в этот период были открыты первая в городе публичная библиотека, Нагорная и Зайчанская школы, а также было реализовано немало просветительских проектов.

— Убежден, что вся эта деятельность на благо города напрямую была связана с именем Черкасова, – считает редактор издания.

Александр Черкасов родился в 1834 году в городе Старая Русса Новгородской губернии в семье горного инженера. В 11 лет он был определен в институт Корпуса горных инженеров, который окончил в 1855 году. После он по собственному желанию отправился на службу в Нерчинский горный округ. 16 лет жизни он посвятил службе в самых дальних уголках Забайкалья, где в те годы добывалось золото. В 1883 году Александр Черкасов вышел в отставку и переселился в Барнаул.