Тихая пристань: как живут в доме престарелых

Декабрь 06 12:51 2019

Сотрудники библиотеки имени Шишкова и участники литературного театра посетили жильцов Барнаульского дома-интерната для престарелых и инвалидов (ветеранов войны и труда). Гости привезли в подарок несколько сотен книг для библиотеки и показали спектакль «Кукушкины слезки» по мотивам рассказов Василия Шукшина. Вместе с ними в дом-интернат приехал уполномоченный по правам человека в Алтайском крае Борис Ларин.

Жильцам дома-интерната показали спектакль «Кукушкины слёзки».
Фото Романа Москальца

Дом-интернат на Змеиногорском тракте, 73, в этом году отметил свое 50-летие. В свое время он создавался для ветеранов Великой Отечественной войны. Тех, кто прошел войну, с каждым годом становится все меньше. Сегодня в доме-интернате живут вдовы фронтовиков, ветераны труда, просто пожилые люди, оказавшиеся здесь в силу обстоятельств.

Борис Ларин, приветствуя собравшихся в актовом зале пенсионеров, отметил, что в современном обществе все имеют право на доступ к культурным ценностям: «Мы вам сегодня привезли книги. Авторы многих из них наши, алтайские писатели, которые пишут о нашей прекрасной земле, о нас с вами. Кроме того, в Год театра в гости к вам приехали артисты, они покажут спектакль по мотивам рассказов нашего земляка Василия Макаровича Шукшина».

По словам директора учреждения Олега Ерёмина, дом ветеранов рассчитан на 310 человек, но в настоящее время в нем проживают 250 пенсионеров. В этом году в корпусе, холлах и жилых комнатах проведен большой ремонт.

Люди здесь разные и по возрасту, и по состоянию здоровья. Почти половине постояльцев требуется постоянный уход, у трети ветеранов не осталось никого из близких и родных, или они проживают в других регионах и не всегда могут или хотят навестить родственницу или родственника.

Не казенный уют

В рамках национального проекта «Демография» в регионе работает федеральная программа «Старшее поколение». С 2020 года Алтайский край примет участие в пилотном проекте «Система долговременного ухода». Она подразумевает более тщательный уход и внимание к пожилым людям, в частности к жильцам дома ветеранов. Олег Ерёмин рассказывает, если сегодня в доме-интернате за 18 пенсионерами ухаживает одна горничная, то с января в штат учреждения вводится должность сиделки, и каждая сиделка будет опекать не более восьми постояльцев, а это значит больше внимания, больше заботы, больше прогулок. Хотя и сегодня забота о ветеранах видна во всем. Чисто, уютно, как только может быть уютно в казенном заведении. Сейчас, например, планируется кроме библиотеки поставить шкафы, полки с книгами в холлах каждого этажа, в шаговой доступности для каждого постояльца, так как не все могут спуститься в библиотеку даже при наличии нескольких лифтов. В доме ветеранов работает медсанчасть, два терапевта, стоматолог, оборудовано два сестринских поста.

Корреспондент «ВБ» в гостях у жительницы дома-интерната.
Фото Романа Москальца

Сила обстоятельств

Люди, здесь проживающие, требуют особого ухода и внимания. Глядя на цветы на подоконниках, мягкие диваны в холлах, гуляющих под заснеженными деревьями стариков, понимаешь, что таких условий, такого комфорта и заботы у многих из них в домашних условиях не было.

Многие проводят здесь долгие годы. Валентина Антоновна живет в уютной комнате с цветами на подоконнике и иконами в переднем углу уже 15-й год.

— Я не одинокая, есть и дети, и внуки, но приехала сюда добровольно. После давней травмы зашкаливает давление, по больницам ходить нет сил, а на дом врача каждый раз не навызываешься. А тут врачи рядом. Мне грех жаловаться. Меня часто навещают. Но не все здесь по доброй воле. Вот знакомая, Надя, у нее пятеро детей, а никому не нужна. Не то чтобы хоть на выходные забрать погостить, а попроведать изредка, какую-то конфетку привезти матери в гостинец, – никто не бывает. Привезли, бросили и забыли,– возмущается она.

Здесь нередки случаи, когда постояльцы даже создают семьи.

— Живут в комнате две старушки или два старика, разные характеры, разные привычки, вроде и вдвоем живут, а каждый одинок. А сойдутся – бабушка чаю согреет, блюдечко с печеньем деду подвинет, он ей тапочки подаст, одеяло поправит, и уже теплее, душевнее, уже не одиноки. Много ли нам теперь надо? – по-своему мудро объясняет это Валентина Антоновна.

— Ты не слушай бабок. Как бы ни было здесь хорошо, а все равно чужое все, казенное. Дома лучше, – убежден другой постоялец, Александр. – Хотя, конечно, инвалидам здесь попроще, – все же признает он. Александр в доме-интернате живет семь лет. Нелады с позвоночником сделали его инвалидом первой группы. С трудом передвигается с костылем и тростью. С женой давно расстался, есть дочь, она могла бы его взять к себе, но мужчина не хочет.

— Она молодая, ей семью создавать надо. Зачем я буду мешать?

Лидии Ивановне 94 года. О себе она говорит:

— Я, сынок, не этой жизни. Я той жизни, которая прошла. Я по своей глупости здесь. Продала квартиру, уехала к сыну в Чувашию. А не смогла на чужой земле жить. Сын уговаривал: «Мама, да земля везде одинаковая». Нет, сынок, не одинаковая. Вот вернулась, хоть и некуда было. Деньги-то от квартиры сын маленько расфукал. Пожила в общежитии, потом соцзащита меня сюда привезла. Вот живу.

У каждого из постояльцев дома-интерната своя история. История если не трагичная, то грустная. Но приезжать сюда нужно обязательно. Просто для того, чтобы по-другому посмотреть на то, что у тебя есть в этой жизни.

Сегодня в интернате живет почти 20 человек в возрасте 90 лет и старше.