Стража Рудного Алтая: из истории внутренних войск на Алтае

Ноябрь 29 14:40 2019

29 ноября (по новому стилю) исполняется 250 лет со дня рождения графа Евграфа Комаровского, человека, который считается основателем внутренней стражи, созданной накануне Отечественной войны 1812 года «для охраны тишины и спокойствия». Внутренняя стража считается прародительницей внутренних войск МВД и современной Росгвардии.

Парад Барнаульского полка на Соборной площади (пл. Свободы).
Фото предоставлено Владимиром Антроповым

Горный батальон

В Барнауле внутренняя стража появилась почти одновременно со всей Россией и за два века вписала немало интересных страниц в историю города и края, о чем рассказывается в книге «История органов внутренних дел Алтая», написанной служащими Росгвардии и полиции.

— Алтай начинал осваиваться русскими промышленниками как центр рудодобычи и выплавки серебра, – рассказывает один из авторов книги, помощник начальника управления Росгвардии по Алтайскому краю Владимир Антропов. – Поэтому еще с 1762 года здесь существовал горный батальон, который охранял Змеиногорский рудник, Барнаульский и Сузунский заводы, сопровождал караваны с грузом серебра в Европу, конвоировал арестантов, ловил беглых, а в случае необходимости мог подавить бунт или отбить атаку со стороны Джунгарского ханства, войска которого периодически совершали набеги на русские пограничные крепости. Заодно солдаты помогали в работе зарождающейся полиции.

Надо сказать, полицейские функции военные из горного батальона выполняли тоже неплохо. В 80-е годы XVIII века в Барнауле действовал свой оперный дом – любительский театр, где самодеятельные артисты устраивали костюмированные концерты. Сохранились архивные записи, что однажды ночью, в 1784 году, кто-то забрался в здание и украл реквизит – сценические костюмы, сюртуки, платья – на огромную сумму 171 рубль 50 копеек. Раскрыть кражу помог сержант горного батальона Волков. Когда в ходе обысков у одного из подозреваемых нашли похожие вещи, то он сразу опознал их, потому что сам участвовал в спектаклях.

Пугачёвцы в колодках

В 1820 году граф Комаровский решил объединить Барнаульский горный батальон и все другие разрозненные военные части горно-металлургических предприятий Сибири и создал из них корпус внутренней стражи. Наши солдаты вошли в этот корпус под именем горного батальона № 4. Задачи их принципиально не изменились. Но с этих пор его бойцы стали солдатами внутренней службы и, так же как и жандармы, облачились в голубые мундиры.

Барнаульский батальон не обошли стороной бурные события российской истории. Так, в 1820-е годы в Колывано-Воскресенский округ прибыли на службу восемь сосланных декабристов – бывших офицеров, разжалованных в солдаты. А в 1860-е ряды барнаульского батальона пополнили ссыльные поляки, участвовавшие в восстании против власти русского царя.

— А в 80-е годы XVIII века, после восстания Пугачёва, на Алтай сослали несколько захваченных в плен и осужденных пугачёвцев, – рассказывает Владимир Антропов. – Работали они в шахтах, прикованные цепями. На Змеиногорском руднике колодников спускали для работы на глубину почти 200 метров. В 1775 году 14 из них совершили побег в казахские степи, чтобы поднять восстание среди кочевников и расквитаться с горным начальством. Но добраться до своей цели они не успели. Военнослужащие горного батальона при помощи казаков поймали 12 беглецов. Их наказали плетью, поставили клеймо, некоторых отправили на каторгу, а другим ужесточили режим содержания.

За Дашичао

— В 1864 году история корпуса внутренней стражи в России закончилась. Его расформировали, а на основе отдельных частей создали так называемые местные команды, – говорит Владимир Антропов. – Барнаульскую команду ждало славное будущее. В конце XIX века, когда обострились отношения с Японией, в Барнауле на ее основе сформировали резервный батальон, который в случае войны можно было пополнить призывниками и быстро отправить на фронт. И вскоре он пригодился.

В 1904 году началась война с Японией, и Барнаульский резервный батальон развернули в полк и отправили в Маньчжурию. Его бойцы храбро бились с японцами на реке Шахэ, под Мукденом, но особенно героически проявили себя в сражении под Дашичао.

В обстановке всеобщего поражения и отступления наши бойцы не раз показывали пример отваги и стойкости. Под Дашичао русские мертвой хваткой вцепились в клочок земли. Японцы поливали их огнем артиллерии, в которой они имели большой перевес. Но русские бойцы отвечали им более точным огнем. Не сумев выиграть артиллерийскую дуэль, японские командиры восемь раз пускали в атаку на русские позиции пехоту. Но и тут барнаульцы под командованием легендарного полковника Сергея Добротина продолжали стойко сражаться, в ходе 16-часового боя отбили все атаки и сами неоднократно бросались в штыковую. К моменту, когда все же пришел приказ командования об отступлении, полк уже успел хорошо потрепать японские части, сбив их наступательный темп.

Во многом ратными успехами полк обязан личности своего командира Сергея Добротина, который сумел сохранить в солдатах высокий боевой дух, а сам проявлял невероятную выдержку и хладнокровие. Бойцы уважали его, среди них ходила поговорка «Где Добротин, там нет поражений». Сам командир еще в сражении на реке Шахэ получил ранение в плечо, но не оставил командование. И лишь после второго ранения шрапнелью в голову в битве при Мукдене, из-за которого он потерял правый глаз, его эвакуировали в Россию.

За Дашичао Добротин был удостоен ордена святого Георгия 4-й степени, еще три офицера стали георгиевскими кавалерами, многих представили к орденам. А сам полк в 1907 году получил Георгиевское знамя – высшую коллективную награду в императорской армии. На нем была надпись «За Дашичао. 10-11 июля 1904 года».

Историограф Павел Соколовский пишет: «Своей стойкостью и мужеством полк стяжал себе громкую военную славу, заработал Георгиевское знамя и выдвинул себя в ряд лучших боевых полков великой русской армии».

По окончании Русско-японской войны полк вернулся в Барнаул, где его расформировали в 1910 году, включив в состав 44-го Сибирского стрелкового отряда. Но барнаульские бойцы не утратили своей репутации несгибаемых солдат, хорошо проявили себя в годы Первой мировой войны, в частности при обороне Варшавы и крепости Осовец. Ряд бывших офицеров полка стали георгиевскими кавалерами, заслужили генеральские звания, сражаясь на фронтах Первой мировой.