Черт волгоградский: как Барнаул сделал Максима Опалева олимпийским чемпионом

Ноябрь 29 11:35 2019

Каноист Максим Опалев, один из самых титулованных гребцов России, в ноябре прилетел в Барнаул на пару дней, но визит оказался насыщенным: два мастер-класса для детей в Барнауле и Бийске, участие в краевой конференции Федерации гребли, открытие памятника Константина Костенко. На прощание каноист заверил: нынешняя его встреча с Алтаем – не последняя.

Фото Ярослава Махначёва

Взгляд в регионы

Свою главную награду, олимпийское золото на дистанции 500 метров, Максим Опалев завоевал в Пекине в 2008 году. У нас на Алтае принято считать, что в этой победе наша земля сыграла чуть ли не главную роль – именно в Барнауле на гребном канале сборная России проводила последний предолимпийский сбор, отсюда спортсмены отправились сразу в Китай, где Опалев на своей третьей Олимпиаде наконец-то завоевал золотую медаль. Как оказалось, мы свои заслуги в этом если и преувеличиваем, то ненамного – в интервью Максим подтвердил, что очень благодарен нашему гребному каналу за ту подготовку.

Глядя на баннер со своим портретом в СШОР им. Костенко, он замечает: «Будто вчера все было».

— Время быстро летит, – начинает разговор он. – 11 лет прошло с той Олимпиады и тех сборов, а все помню. Я ведь с тех пор на Алтае не был. Помню, как жили в гостинице «Центральная» на главной площади, ее парадный вход, автобус, в котором мы ехали на тренировки, гребной канал, где еще не было той инфраструктуры, что есть сейчас. Тогда тренерский штаб сделал правильный выбор, решив провести сбор тут – разница с Пекином во времени минимальна, прошли акклиматизацию, хорошо подготовились. К сожалению, я не смог приехать в прошлом году сюда на Кубок чемпионов, смотрел трансляцию по «Евроспорту» – картинка была шикарная. А сейчас вживую увидел, как все изменилось. И эту базу надо обязательно загружать событиями, грамотно использовать. Знаю, что в следующем году здесь запланирован предолимпийский сбор перед Токио, это правильное решение.

— Максим, вы сейчас являетесь вице-президентом Всероссийской федерации гребли. За что отвечаете?

— За взаимодействие с регионами. Провожу мастер-классы, встречаюсь с детьми, знакомлюсь с инфраструктурой. Одна из задач – организовать мальчишек и девчонок, увлечь их, чтобы была преемственность, чтобы они на наших победах учились, появлялись новые звездочки. У меня теплые отношения с Федерацией гребли Алтайского края, хорошо знаком с ее руководителем Юрием Шамковым и директором СШОР им. Костенко Юрием Морозовым.

Тренировки у Слуцкого

— Вы родом из Волгограда, начали заниматься греблей в 1990-х. Как вас миновал футбол, ведь эти годы – расцвет волгоградского «Ротора»?

— Футбол меня не миновал. Им я тоже занимался. Мальчишкой бегал на стадион, собирал программки, знал всех игроков – Олега Веретенникова, Владимира Нидергауса, Валерия Есипова и других. Я вообще всем спортом интересовался. В 1989-м или 1990 году на нашем Центральном стадионе проводился Кубок братьев Знаменских по легкой атлетике, приезжал великий Сергей Бубка и другие звезды тех времен. Тоже собирал их автографы. Меня, помню, особенно впечатлил забег на 5 км, то, как бежали кенийцы. После этого я утреннюю зарядку старался не пропускать, бегать начал.

— На знаменитом матче «Ротора» с «Манчестер Юнайтед» были?

— Нет. А вот на еще одну легендарную игру – со «Спартаком», определившую чемпиона страны в 1997 году, ходил.

— Правда, что вы даже тренировались у Леонида Слуцкого? (бывший главный тренер ЦСКА и сборной России, ныне главный тренер голландского «Витесса». — Прим. авт.)

— Да, когда себя искал в спорте. Слуцкий тогда еще не был тем великим тренером, работал с детьми в Дзержинском районе на «Электроне». Друг там занимался и позвал меня, на несколько тренировок я сходил. Может, из меня бы и получился футболист областного масштаба, но гребля пересилила, мой первый тренер Юрий Степанов смог увлечь.

— Со Слуцким общаетесь сейчас?

— Последний раз виделись на зимней Олимпиаде в Пхенчхане в доме российских болельщиков. Не скажу, что мы дружим, но знаем, что земляки, можем общие темы найти. Вообще, в Волгограде много титулованных спортсменов – Елена Исинбаева, Татьяна Лебедева, Лариса Ильченко, Александр Попов, Денис Панкратов. И я рад, что тоже смог прославить Волгоград.

Банкет с ирисками

— Вы большинство своих наград завоевали в одиночке.

— Так сложилось. В одиночке отвечаешь только за свои ошибки, но я не умаляю побед тех, кто выступает в двойках, четверках, – там ответственность и за себя, и за коллектив. Просто одиночные дистанции мне всегда нравились больше, в моем понимании они престижнее. Сейчас порой думаю – был на трех олимпиадах, возвращался с медалями. Сейчас на одну-то попасть – уже успех. Хотя после Игр 2004 года сложно было найти силы идти дальше. Я ехал за золотом, в финале лидировал, но, видимо, так хотел выиграть, что на финиш сил не хватило, кое-как закончил третьим. Поначалу думал, зачем мне эта бронза, потом осознал, что это все-таки Олимпиада, на этих соревнованиях в такой конкуренции любая медаль дорога. Но все равно непросто было найти мотивировку для дальнейших тренировок. Как так, выиграл несколько чемпионатов мира, Европы, а как Олимпиада – то серебро, то бронза. Но, видимо, недостоин еще был, плохо себя вел. И вот с третьей попытки улыбнулась удача. Месяца три золотую медаль не снимал, спал с ней, хотя осознание пришло позже. Как тогда Дмитрий Губерниев в репортаже кричал: «Черт волгоградский!». С ним мы дружим давно. Еще в 1998 и 1999 годах он ездил на чемпионат мира, подружился с нашей сборной.

— Вы на встрече с детьми рассказывали о первом призе – банке сока и килограмме ирисок. Вы все это сами употребили или поделились с кем-то?

— Конечно, с друзьями по каналу. Выпили три литра березового сока, закусили ирисками. Вот с такого приза все и началось.

Максим Опалев – победитель Олимпийских игр 2008 года, бронзовый (2004) и серебряный (2000) призер Олимпиад, 13-кратный чемпион мира, многократный чемпион Европы. Лучший спортсмен России 1999 года.