От нефти — к тяжелому металлу: вокалист группы «Ария» о новом альбоме, каверах на песни и татуировках

Ноябрь 21 11:57 2019

У Михаила Житнякова была престижная работа в нефтяной сфере и группа «Гран-КуражЪ», где он пел для души. Все изменилось в 2011 году, когда основатели «Арии» Владимир Холстинин и Виталий Дубинин  позвали его на прослушивание в легендарный коллектив вместо ушедшего вокалиста Артура Беркута. Житняков испытания выдержал и сменил офисную работу на хэви-металл.

Баллады как визитка

На этот раз «Ария» приехала в Барнаул с презентацией тринадцатого по счету альбома группы «Проклятье морей». Пластинка вышла год назад, поэтому у барнаульских поклонников была возможность выучить новые песни, так что встретили их на ура. А перед концертом мы поговорили с Михаилом Житняковым о музыке, конфликте поколений и депутатской работе.

— Михаил, «Проклятье морей» — третий для вас альбом в составе «Арии». Уже все записывается легко и непринужденно или есть трудности?

— Как говорится, в одну и ту же воду дважды не войдешь. Каждый альбом – новые ожидания, новые сложности. Ожидаешь одно, получается немного другое. Это говорит, что как ни готовься, ни настраивайся, будут новые ощущения. Но результатом все вроде довольны.

— За обсуждениями альбомов следите? Одни в восторге, другие пишут, что «Ария» уже не та»?

— Одно время активно следил. Это всегда было, и что «Ария» не та, некоторые всегда пишут. Философски относишься к этому, а все показывают концерты, на которых ты видишь живой интерес к новому материалу и старым песням.

— А с новой пластинкой в тур ездить тяжело? Не все музыканты это любят, ведь на старые песни зал реагирует эмоциональнее.

— Нового материала от нас ждут, да и самим нельзя почивать на заслугах прошлых лет, надо чем-то удивлять, добавлять эксклюзив в программу. И люди, идя на презентацию альбома, понимают, что там будет.

— В новом альбоме есть песня вашего авторства – «Пусть будет так», в прошлом была «Точка невозврата». Обе – красивые рок-баллады. Это ваша визитная карточка?

— Не совсем. Просто инструменталист из меня никудышный. А что может придумать человек, который способен просто напеть мелодию? И те, что рождаются у меня в голове, получаются медленными балладами.

— Когда поете свое и те вещи, которые Виталий Дубинин с Владимиром Холстининым написали 20 лет назад, ощущения разные?

— На самом деле и сложность, и простота есть и при исполнении ранее записанных вещей, и новых. С одной стороны, вот вроде старая песня – тебе ее надо всего лишь выучить и попробовать воспроизвести так, как автор задумал. А новой надо дать жизнь, что-то в нее привнести, чтобы это был не просто набор уложенных нот, а настоящее произведение. В то же время при исполнении старых песен не избежать момента сравнения с другими вокалистами.

Спор поколений

— Вы в «Арии» восемь лет. Есть что-то, по чему скучаете из прошлой, «доарийской» жизни?

— Нельзя сказать, что по каким-то моментам скучаю. Но есть иногда ностальгия, все-таки потратил пять лет на учебу, а потом было десять лет практики в нефтяной отрасли. И все это дает о себе знать определенным багажом знаний и навыков, когда так или иначе косвенно касаешься этой сферы, они тебя возвращают к воспоминаниям. Плюс я поддерживаю связь с коллегами по нефтяной сфере, это очень хорошие люди, счастлив, что жизнь свела меня с ними.

— На корпоративы они «Арию» не зовут?

— Только если в шутку.

— Кстати, вы не думали, как ваше образование можно на сцене применить? Вадим Самойлов (группа «Агата Кристи» — прим.авт.) по образованию радиотехник, и он навыки использует в создании своего шоу, света, звука.

— У меня только если нефтяная вышка на заднике бить начнет, а я буду управлять задвижкой. Больше никак. Но, как говорили мои учителя в университете и на производстве, высшее образование дано не только, чтобы применять знания, но и уметь их брать из жизни и управлять ими.

— Период звездной болезни в «Арии» у вас был?

— Нет, наверное. Со мной тут такие люди, которые не дают поболеть. У меня предельно трезвое отношение к тому, что я делаю, и перед глазами всегда пример.

— Кстати, о людях. Вы в «Арии» самый молодой. Нет конфликта поколений? Не бывает, что сидит Холстинин и говорит: «Вот в наше время…», а вы спорить начинаете ?

— Да что поколения, я иногда вижу, как не сходятся во мнении даже ровесники. У всех же разные интересы, взгляды. И у нас бывают не только творческие дискуссии, но и на бытовые темы.

— Когда мы с вами четыре года назад разговаривали, вы уже носили длинные волосы, но татуировок еще не было. Сейчас они есть. Сами решили или это требование группы?

— Да никаких требований, вы что. Максим Удалов  в группе гораздо дольше меня, а татуировок нет, что не мешает ему быть хорошим барабанщиком. Татуировки – желание изнутри, некий протест: никогда не было, дай попробую сделать.

Наработки и импровизация

— Буквально сегодня днем слышал у одной из танцевальных групп трек с фрагментом песни «Арии» «Возьми мое сердце». Есть у поп-групп каверы на «Сектор Газа», Виктора Цоя. Как к таким вариантам перепевок относитесь?

— Любая попытка воспроизвести песню, сделать кавер, ремикс – это неплохо, это возможность дать произведению новую жизнь, раскрыть потенциал. Да, есть удачные каверы, есть не очень. Но если в новом исполнении песня прорывается в чарты, значит, было сделано не зря.

— Михаил, вы человек образованный, открытый, вежливый. Честно скажу, это не совсем вяжется привычным представлением о роке – «секс, драгс, рок-н-ролл». Или эти понятия уже устарели?

— Элемент хулиганства и протеста в роке есть всегда. Но время немного другое. Раньше, у предыдущего поколения, все шло от протестных настроений. Сейчас вроде бы и поводов для этого меньше, а желание по-хорошему хулиганить остается.

— И у вас? В чем проявляется?

— Может быть, в более экспрессивном поведении на сцене. Никаких выброшенных телевизоров из окон и сломанной мебели, конечно, нет.

— Как раз про сцену хочу спросить: в песнях «Арии» затяжные гитарные соло и проигрыши, во время которых вы то к гитаристам подходите, то к барабанщику. Заранее думаете, в какой момент что делать, или это импровизация?

— Некоторые песни естественным образом обрастают мизансценами. Один раз что-то сделал, потом повторил – и пошло. А другие – повод для поиска решений. Помогают постановочные шоу, когда ты знаешь, что, помимо статичного задника, есть большой видеоряд, сцена в несколько уровней, где ты можешь найти себе место. Когда репетировали шоу «Проклятье морей» для презентации в Москве, пришлось вообще отбросить все наработки и с нового листа начинать «обживать» многоуровневую сцену.

— «Википедия» пишет, что вы раньше даже были депутатом.

— Да. Сейчас слово «депутат» некоторые воспринимают неоднозначно. Но я был депутатом сельского поселения, нас было десять человек, и мы реально занимались насущными проблемами.

— Повторить опыт не хотите?

— Пока нет. На тот момент, может быть, еще были какие-то розовые очки. Что-то получилось, что-то нет. Сейчас я несколько скептически ко всему этому отношусь, хотя считаю, что власть на местах должна быть выборной, а люди должны знать и понимать, кого выбирают, доверяют свою жизнь.

Михаил Житняков родился 21 января 1979 года. Окончил Российский государственный университет нефти и газа им. Губкина по специальност «инженер-механик», возглавлял ремонтно-эксплуатационную службу ОАО Мостранснефтепродукт». Придя в «Арию», стал самым молодым участником группы за всю историю. Женат, воспитывает дочь.

Автор благодарит за помощь в организации интервью концертно-театральное агентство «Лига-Арт».

Фоторепортаж с концерта в Барнауле можно увидеть здесь