Тройка, семерка, туз: зачем на сцене филармонии развернули зеленое сукно игорного дома

Октябрь 29 12:33 2019

В Государственной филармонии Алтайского края ожили герои мистической повести Пушкина «Пиковая дама». Музыкально-литературный спектакль представили симфонический оркестр и мужской вокальный ансамбль ГФАК, Барнаульский академический хор имени Александра Тарнецкого и солисты Красноярского государственного театра оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского. Постановка, посвященная 220-летию великого поэта, осуществлена в рамках реализации гранта Губернатора Алтайского края в сфере культуры.

Михаил Пирогов и Анна Киселёва в ролях Германа и Лизы.
Фото Михаила Михайлова

Почти по Пушкину

Если заглянешь в филармонию случайно, диву дашься. На сцене разбросаны игральные карты, на экране – инструкция с правилами деления колоды между банкометом и понтером в одной из старинных игр, на столике с зеленой скатертью – пистолет… Набор интригует и настраивает на просмотр триллера, что на этой сцене видеть непривычно. Оказалось, все весьма гармонично вписывается в пространство – где, если не в этих стенах, петь арии пушкинских Германа, Лизоньки и ее наставницы графини. Причем барнаульскому зрителю был представлен не оригинальный сюжет «Пиковой дамы» – спектакль создан по мотивам повести и одноименной оперы Чайковского.

Как в первоисточнике, Герман (его сыграл лауреат международных конкурсов, заслуженный артист Республики Бурятии Михаил Пирогов) был охвачен денежной лихорадкой и мечтал выпытать у старухи достоинства трех карт, которые его озолотят. Графиня (Елена Никитина) такого натиска не выдержала и умерла от нервного потрясения при виде пистолета, которым размахивал перед ней одержимый. Кстати, сам он впоследствии предпочел пулю как способ избавления от забот жизни и отправился не в психиатрическую больницу, а на тот свет. Однако перед своим триумфом и следующим за ним оглушительным провалом на карточном поприще он в бреду азарта повторял три заветных слова: «Тройка, семерка, туз». Именно их ему нашептал дух старухи. Мстя за свою смерть, да и просто из вредности, она подложила молодому инженеру свинью – точнее, даму пик вместо туза. На этой почве он и расквитался сам с собой.

Все же главное, чем отличается спектакль от повести, в акцентах. Если у Пушкина линии Германа и Лизы (лауреат международных конкурсов, заслуженный работник культуры Красноярского края Анна Киселёва) уделено минимальное внимание, то в постановке куда большее. Девушка здесь не просто безропотный, безвольно покоренный судьбе персонаж, а человек, способный на чувства и борьбу. Есть здесь и клятвы, и пылкие признания, и смелые поступки, и обещания.

Особые спецэффекты

Современный зритель, привыкший к стремительной походке прогресса и пресытившийся постоянными нововведениями, мечтает и на театральной сцене увидеть что-нибудь этакое. А что выдумаешь в виде искусства, где на первом месте всегда был и остается голос, способный передать весь спектр чувств и характер персонажа, и музыка? Оказывается, и с этим жанром можно экспериментировать. К примеру, в барнаульской «Пиковой даме» на пюпитрах музыкантов были прикреплены небольшие фонарики. С одной стороны, вещь практичная: в сумерках, которые время от времени спускались на артистов, нот не разглядишь. А с другой – эстетическая: их свет, словно свечной, создавал уютную атмосферу покоя, умиротворения. Именно такие ненавязчивые элементы антуража помогали зрителю проникнуться атмосферой. Что-то более предметное – игральные карты огромных размеров, игрушечный золотистый пистолет – наоборот, несколько огрубляли действие, прибавляли ситуации комичности и гротеска.

Как отдельный спецэффект можно отметить актерскую игру – артисты старались не только звучанием, действием представить своих героев. К примеру, графиню, которой по книге под 90 лет, сыграла молодая женщина. Слишком молодая для своей героини. Как Елена Никитина ни старалась горбиться, прихрамывать, опираясь на зонтик, и старчески спотыкаться, она все равно выглядела намного младше заявленных лет. Это немного портило впечатление, не позволяло до конца поверить солистке, хотя ее вокал был на достойном уровне. Несмотря ни на что, именно ее роль и игра барнаульцам, что называется, зашла – больше всего комплиментов в виде цветов получила именно она.

Спелись

Особенность литературно-музыкального спектакля в том, что завоевывают зрителя не чтецы, не хор, не оркестр и даже не солисты. Они должны сделать это вместе. В этот раз им это удалось. В общем-то, на сцену можно было не смотреть вовсе – лишь закрыть глаза и слушать, слушать. В минуты отчаяния героев музыка металась по переполненному залу, ударными стучалась в потолок, духовыми рушилась на головы зрителей. То, вдруг вдохновившись нежными чувствами Германа и Лизы, скрипичными голосами парила в воздухе, выписывая легкие, незамысловатые пируэты. То в трудные для пары минуты вместе с ними металась из угла в угол, истерично прыгала по октавам, накаляя обстановку до предела, резала воздух, срывалась на нервах зрителей.

Во время спектакля музыка практически не замолкала – разве что давала возможность слушателям поблагодарить артистов за удачно исполненную партию. Вместе с ней на сцене жил дирижер Дмитрий Лузин. Он, как обычно, сверхэмоционально проживал то, что отыгрывали музыканты и пропевали солисты. Его отношение к происходящему можно было прочесть по спине, жестам, движениям. Сложилось впечатление, что он каждую ноту, слово, чувство пропустил через себя.

После барнаульского дебюта, которым филармония открыла новый симфонический сезон, «Пиковая дама» отправилась в гастрольный тур по Алтайскому краю. За это время она уже успела побывать в Бийске и Рубцовске.