Ушел из жизни Альфред Фризен – русский авангардист с немецкими корнями

Октябрь 28 14:20 2019

На днях барнаульскому художнику Альфреду Фризену могло бы исполниться 90 лет. Его называли «маэстро авангарда», живописцем, умеющим тонко выражать художественную мысль с помощью цвета и формы. Однако для самого художника всегда был важен каждый этап его взросления. Не случайно на юбилейной выставке, о которой Альфред Петрович так мечтал, он хотел представить в том числе и ранние свои работы.

Альфред Фризен в мастерской. Здесь он любил принимать гостей, вести разговоры об искусстве.
Фото Андрея Чурилова

Роковой вопрос

Сам Альфред Фризен всегда подчеркивал, что от своих немецких предков унаследовал лишь фамилию и имя. В остальном он был совершенно русский человек. Смешливый, нерасчетливый, легкий в общении, не умеющий таить обиды и склонный хранить в памяти только хорошее, до мелочей. Кстати, о его русскости можно было судить и по убранству творческой мастерской. В ней специальное место было отведено под так называемый красный уголок, в котором были сосредоточены пожелтевшие вырезки из газет, черно-белые портреты, репродукции, отрывки из любимых стихотворений. Все это касалось людей, некогда повлиявших на мировоззрение художника. Среди них – Николай Гумилёв, Василий Кандинский, Всеволод Мейерхольд, Борис Пастернак, Иван Жданов, Андрей Поздеев.

Творческий путь Альфреда Петровича был непрост. Настоящим препятствием на пути к мечте встал национальный вопрос – самый злосчастный и роковой в жизни художника.

— В моем паспорте значилось: «разрешено проживать только в Рубцовском районе», к тому же ежемесячно мы должны были отмечаться в специальном списке спецкомендатуры, – рассказывал художник в одном из интервью нашей газете. – Из-за введения этого особого режима мою маму безо всяких причин уволили из школы. А когда сняли с должности моего отца, то нам посоветовали переехать в Славгород. Лично я там прожил недолго – вернулся в Рубцовск, где поступил в художественную студию Владислава Тихонова, которая в то время открылась при Дворце культуры тракторного завода. Параллельно я трудился на заводе токарем, время от времени выставлял свои работы в ДК. И вот как-то к нам в гости приехали известные алтайские художники Фёдор Торхов и Семён Чернов. Я им показал свои работы, и они пригласили меня на краевую выставку. С тех пор в Барнауле я стал бывать очень часто, а потом и перебрался сюда жить.

«Город Барнаул», Альфред Фризен.
Фото Андрея Чурилова

Человек-космос

Вообще, Альфред Фризен всегда восхищался русской школой искусства и особенно творчеством художников авангардного толка. Ведь если жизнь меняется, то, как считал Альфред Петрович, вместе с ней должен меняться и художник, его отношение к миру, а следовательно, и его работы. Иначе он просто потухнет, станет неинтересен окружающим и самому себе. В итоге, начав как художник-реалист, с годами Альфред Петрович стал постепенно отходить от общепринятых канонов в искусстве. Уже в 1990-х годах на свет появляются его полотна «Дома. Старуха. Сухое дерево» (1996) и «Башня» (1997), в которых нетрудно уловить связь художника с русским авангардом начала XX века.

— Неакадемический взгляд на вещи был свойственен Альфреду Петровичу, – комментирует художник Евгений Скурихин. – Он же был представителем более старшего поколения, пережившего оттепель, эпоху соцреализма, различные гонения на людей искусства. Но всегда, даже в своем Рубцовске, он оставался белой вороной, человеком с альтернативным мышлением. Всю жизнь его тюкали, требовали от него какого-то соответствия, а он продолжал смотреть на жизнь под своим углом зрения, не утрачивал детскости, непосредственного восприятия мира. Он оставался светел. И этот его внутренний свет чувствовался во всем – в простоте общения, во фразе, оброненной мимоходом, в умении радоваться пустякам. И еще – он умел смотреть на мир не консервативно, а через некую призму, как иконописец Андрей Рублёв. Словно его взгляд изначально был по особому преломлен и направлен из мира на человека. Для обывателя этот взгляд кажется деформированным, для художника же это было нормальным видением жизни. Точно так же смотрит ребенок на открывшийся ему мир.

Как считает художница Юлия Кикоть, это был фантастический человек, равный космосу. Вероятно, натерпевшись многого в жизни, он словно хотел все упущенное наверстать – наобщаться, насмотреться, наслушаться.

— Альфред Петрович обожал общаться с молодежью, экспериментировать, ввязываться в творческие авантюры, – говорит Юлия. – Он во всем был человеком страстным и смелым. Однажды я предложила ему посоревноваться в набросках, так сказать, побаттлиться, и Альфред Петрович с радостью на это пошел. Ему все было интересно, потому что сам был молодым, все впитывающим. Когда я вступала в Союз художников, он стал первым человеком, который меня поддержал. Он вообще всегда поддерживал молодежь, все новое. Говорил: «Самое главное в жизни – не падать духом и все время куда-нибудь двигаться. Нельзя допускать стагнации и чего-то бояться!». Поэтому призывал нас, молодых художников, экспериментировать, пробовать новые материалы. Кстати, у нас с ним должна была открыться совместная выставка, которой мы придумали название «На брудершафт…». И мне очень жаль, что теперь она не случится. Планировалось провести и юбилейную выставку художника. И нужно сделать все возможное, чтобы она состоялась.

Альфред Фризен родился 29 октября 1929 года в Уфе в семье российских немцев. С 1934 года жил в Рубцовске, где занимался в изостудии художника Владислава Тихонова. В 1962 году окончил Московский заочный народный университет искусств им. Н.К. Крупской, факультет рисунка и живописи. С 1969 по 1982 год работал художником-оформителем в ДК АТЗ. С 1983 года жил и работал в Барнауле. Произведения Альфреда Фризена находятся в музеях и частных коллекциях России, США, Германии, Швеции. В настоящее время при содействии Международного союза немецкой культуры готовится к печати альбом графических работ художника.