Барнаульский дознаватель рассказала о тонкостях своей профессии

Октябрь 18 13:35 2019

Не каждый знает, кто такие дознаватели, но именно на их долю приходится большая часть всех расследованных преступлений, пусть и не самых тяжких. Подробнее о профессии рассказывает дознаватель отдела дознания отдела полиции по Октябрьскому району УМВД России по городу Барнаулу Юлия Жихаренко, которая работает в службе 15 лет.

У Юлии Жихаренко всегда была склонность к решению логических задач.
Фото Стаса Сидоркина

Из педагогов в дознаватели

Юлия Леонидовна, а как вы попали в профессию?

Мне с детства нравились книги о расследованиях, особенно «Приключения Шерлока Холмса». Но институт окончила по специальности «учитель математики и экономики» и работать поступила в школу социальным педагогом. А потом жизнь все равно подтолкнула на другую стезю. Мой друг, бывший милиционер, всегда говорил, что с моими способностями задавать вопросы нужно идти в милицию. И я пошла в отдел по делам несовершеннолетних, а потом – в дознание.

Не все знают, чем дознаватель отличается от следователя…

По большому счету, разница невелика. И те, и другие расследуют уголовные дела, но разной квалификации. Мы занимаемся теми же кражами, но только когда ущерб не превышает пяти тысяч рублей. Те же мошенничества, угрозы убийством, растраты, грабежи, телесные повреждения, но только легкой и средней степени тяжести. Следователь расследует тяжкое преступление, которое может состоять из одного эпизода и одного-двух томов. У дознавателей может быть 20 эпизодов и дело из семи томов. Хотя преступления у нас менее тяжкие, чем в следствии, но объем работы не меньше, а порой даже больше, потому что небольшие преступления совершаются чаще.

16 октября дознаватели отмечают свой профессиональный праздник.

Фейковые тортики

В последнее время в тренде всевозможные интернет-мошенничества. Вам они тоже попадаются?

Буквально недавно я заканчивала уголовное дело об интернет-мошенничестве на 22 эпизода. Гражданка разместила объявление в соцсети о том, что предоставляет услуги по изготовлению тортов на заказ. Люди у нас достаточно доверчивые. Они перечисляли ей деньги, но тортов им никто не доставлял. Суммы она брала небольшие – от 500 до 2,5 тысячи рублей. Но в общем объеме деньги получились немаленькие. Самое обидное, что многие из этих тортов заказывали мамы на праздник детям. Это самая незащищенная категория – женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком. В этот период они особенно доверчивы.

На похитительницу вышли оперативные сотрудники. Каждый человек, регистрируясь на сайте, так или иначе оставляет там свой след. Полностью спрятаться в Сети невозможно. Свою вину мошенница не отрицала. Сумма ущерба от каждого преступления в отдельности, правда, была небольшая для уголовной ответственности, но сейчас у нас есть статья 158.1 (повторное мелкое хищение). По ней ее и осудили на четыре года. В настоящее время она отбывает наказание.

Внутренний детектор лжи

Скажите, у вас сразу начало получаться расследование уголовных дел?

Да, практически сразу. Была к этому склонность. У меня два образования. Первое – учитель математики и экономики, а второе юридическое. Математика очень сильно способствует развитию логики, а логика помогает правильно расставить вопросы и прийти к верному выводу.

А как же интуиция?

Интуиция важна ничуть не меньше. Должно быть какое-то внутреннее чутье, которое помогает ощущать настрой человека, правду он говорит или привирает. Например, был в моей практике случай, когда молодой человек совершил ДТП в состоянии опьянения. На дознании он утверждал, что с ним были две девушки, и одна из них сидела за рулем. Причем девушка его показания подтвердила. Но внутренним чутьем я почувствовала, что она говорит неправду. Когда вы разговариваете с человеком, задаете определенные вопросы, то он начинает меняться в лице и даже как-то внутренне изменяется, что-то мелькает в глазах. И действительно, в ходе очных ставок, многократных допросов всех участников подтвердилось, что за рулем был сам молодой человек. Он в этом признался. Его осудили – лишили прав и присудили штраф.

Вы хорошо чувствуете людей?

Все сотрудники, которые работают в дознании, хорошо чувствуют людей. Иначе они просто не смогли бы здесь задержаться. Наша задача – выслушать человека, пропустить все через себя, чтобы помочь ему.

Это не всегда просто, особенно при личных, семейных конфликтах. Как-то раз я расследовала дело по статье 119. Сын во время семейной ссоры схватил нож и стал угрожать матери. Сложность заключалась в том, что они регулярно ссорились, накопились застарелые обиды. Мне пришлось по отдельности со всеми разговаривать – с мамой, сыном, дочерью, выяснять, в чем причина конфликта. У меня ушло 4-5 часов только на беседы. Кончилось тем, что они помирились. Написали потом в СМС-сообщении: «Спасибо, что вы нас всех примирили». У каждого из них были разные точки зрения на ситуацию. Им просто нужен был человек, который бы сел между ними, со всеми поговорил и объяснил, кто и что делает не так. В итоге дело мы прекратили. И это, пожалуй, было наилучшее разрешение данной ситуации.

Спасибо, что посадили

Люди, преступления которых вы расследовали, никогда не высказывают обиды за то, что их отправили за решетку?

Обычно нет. А иногда и благодарят именно за то, что я их посадила в тюрьму. Просто есть те, кто, например, употребляют наркотики. Избавиться от зависимости, находясь на свободе, они не в силах. И поэтому охотно идут за решетку, чтобы пережить ломку. Если бы они там не оказались, то некоторые уже бы умерли. Кстати, та самая девушка, которая обманывала людей с тортиками, тоже говорила, что ей будет лучше отсидеть в тюрьме, потому что она не может остановиться, не может прекратить обманывать людей. Мы ей в этом помогли.

Юлия Жихаренко: «Интересен сам процесс расследования, беседы с людьми, сама по себе логическая работа, поиск решения, способа доказать вину в том или ином преступлении. Труд непростой, напряженный, поэтому остаются в дознании люди с твердым, сильным характером».