В Алтайском крае завершается уборка урожая. Активное участие в ней принимает барнаульское АО «Учхоз «Пригородное»

Сентябрь 26 12:57 2019

Учхоз «Пригородное», генеральным директором которого является Игорь Бандеев, стабильно занимает ведущие позиции в регионе по урожайности и надоям, из года в год подтверждая статус племенного завода и элитного семеноводческого хозяйства федерального значения. Главная заслуга в этом – профессионального и ответственного коллектива, в чем лично смогли убедиться корреспонденты «ВБ».

В страду хлеборобы обедают прямо в поле. Династия Костылевых успевает в перерывах еще и новостями обменяться.
Фото Владислава Бормина

Про погоду, вредителей и законы поля

Нашим гидом по полям учебно-опытного хозяйства стал главный агроном Ринат Шевяков с загоревшими до черноты лицом и шеей, смешными веснушками и удивительной улыбкой. Пока мы тряслись в его служебной машине по проселочной дороге, он рассказал, что товарная пшеница для хозяйства – продукт побочный и составляет не более 25% от общей посевной площади. Клейковина у яровой, как и у озимой пшеницы, неплохая, собранный урожай пока не продавали, а заложили в хранилище в ожидании хорошей закупочной цены.

Горожанин, конечно, понимает, что булки хлеба в полях не растут, но десятки характеристик качества зерна в голове сразу не укладываются.

— Сезон для аграриев выдался не очень удачным, – говорит Ринат Васильевич. – Посевы подгорали от жары, да и вредителей было немало. Думаете, только люди любят кушать хлебушек? Блоха черная и полосатая напала на пшеницу, рапс и бобовые культуры. Да и капустная моль одолела, рапс обрабатывать пришлось три раза, а в некоторых хозяйствах и больше. Уборку зерновых мы почти закончили, еще бы с недельку сухой погоды, и полностью управимся. А в конце сентября начнем убирать подсолнечник и гречиху, еще и просо пока не трогали. Не все гладко с погодой, но ждать нечего, нужно убирать, слава богу, сушилка своя есть.

Объем пашни учхоза «Пригородное» составляет 7100 га, посевная площадь – 6155 га. В этом году мягкой пшеницы сортов омской селекции в хозяйстве посеяли 2028 га. Средняя урожайность зерновых на сегодня составляет 24 ц с гектара. Общий объем намолоченного зерна составил 3756 т.

В перерывах между разговором с журналистами и объездом особо глубоких ям на дороге Ринат Васильевич умудрялся давать по телефону консультации дочери Варваре, второклассница сама никак не могла разобраться с упражнением по английскому языку.

— Сейчас работаем без оглядки на время суток. Пока стоит погода, комбайнеры в поле трудятся до утра. У страды свои законы, и те, кто трудится на земле, на них не жалуются. Сейчас посмотрите, как работает первое отделение под руководством агронома Игоря Никулина, сами увидите – случайных людей земля не любит, – с улыбкой отметил главный агроном.

 

С ветерком, но без музыки

На подборе валков скошенной пшеницы работало четыре комбайна и два самосвала, куда ссыпалось зерно из бункеров. На мою просьбу разрешить прокатиться в кабине новенького комбайна «Полесье» откликнулся глава династии Костылевых – Сергей. Я пулей взлетела по лестнице и, устроившись на жестковатом сиденье, намертво вцепилась в дверную ручку: вдруг выгонят!

— В хозяйстве работаю уже 25 лет, – рассказал Сергей Евгеньевич. – И уже пять лет рядом со мной трудится сын Алексей, еще двое сыновей присоединились к династии позже. Комбайн у меня замечательный, нешумный, пыли нет, поскольку стекла закрыты, а чтобы не жарко было, есть кондиционер. Вот радиоприемник поставить не успел, а так бы еще и музыкой вас порадовал. Электроника хорошо помогает, если забьются колосовой или зерновой элеваторы, сразу сигнал подает. Приходится останавливать двигатель, чтобы избежать серьезной поломки.

Сергей Костылев объяснил, что скошенные валки должны полежать хотя бы два-три дня, все зависит от готовности зерна к обмолоту. И в поле комбайнеры не выходят до тех пор, пока бригадир не проверит влажность зерна специальным прибором. Хлеборобы не упустят и такого явления, как роса, молотить зерно в таком случае нельзя, иначе может потом «гореть» на току.

— Работа монотонная, но внимания требует большого, – делится комбайнер. – Хоть и знаю объем бункера – пять-шесть тонн, а все-таки поглядываю. Условия для работы руководство учхоза создало хорошие, обед из трех блюд нам привозят прямо сюда. На зарплату не жалуемся, сколько наработаешь, столько и получишь, поэтому, бывало, и по тысяче центнеров за день намолачиваю.

Доехав до края участка, я решила покататься еще, но в это время привезли горячий обед. А это, сами понимаете, для любого мужчины – дело святое. Пошла смотреть, что положили заботливые поварихи в термосы. Прямо как в художественном фильме «Девчата»: в одной из кастрюлек сверху картофельного пюре лежала здоровущая котлета, а рядышком еще и кусочки мяса из гуляша.

— Чего вы удивляетесь, – с улыбкой рассказали комбайнеры, устроившись на обед в траве. – Повара знают наши предпочтения, кому молоко, а кому кисель, бывает, что и манты нам стряпают. Из голодного мужика и работник плохой, все это понимают.

 

Запах будущего хлеба

На полевом стане первого отделения находится временная столовая, сушилка и фабрика по переработке зерна. Под крытым навесом складированы огромные кучи зерна, которое не терпится взять в руки. На ощупь оно влажное, но при этом пахнет так вкусно, что поневоле захотелось есть. На открытой площадке тарахтит передвижной комплекс «Мамонт ПЗК-100», здесь зерно проходит первичную обработку, в результате которой отсеивается мелкая примесь в виде сорняков.

Дальше зерно поступает в зерносушилку «Алтай-27», а потом проходит последний этап очистки на мехтоке и засыпается в склад.

— Температура в сушилке зависит от влажности зерна, – пояснил оператор Артём Новиков. – От 50 до 90 градусов. Но при 90 зародыш гибнет и для посева не годится, такую температуру мы используем лишь для товарного зерна. Поэтому на входе обязательно влагомером замеряю влажность через каждые три-четыре машины, чтобы не ошибиться с выбором температуры. Да и время выставляю разное, в зависимости от того, куда зерно дальше пойдет. Обработка одной машины составляет чуть больше часа, в период страды зерносушилка работает практически без перерыва.

В ожидании запуска линии на фабрике заглянули в столовую. Мне достался суп-лапша и пюрешка с ленивым голубцом, а коллега попробовал фасолевый суп и опять же картошку, но с котлетами. Сидящим рядом механизаторам на выбор предлагали кисель, компот и свежее молоко.

— У нас все свое, с фермы: молоко, мясо и масло. Правда, последнее уже к Новому году заканчивается, много выпечки делаем, – поделилась повар со стажем Галина Мухортова. – Как-то попробовали готовить комплексные обеды, но вкусы у всех разные, кто-то не любит гречку, кто-то не пьет молоко. Балуем мы их, как ребятишек в детском саду, люди заслужили. Приятно видеть довольные улыбки мужчин, да и студенты аграрного университета, когда проходят у нас летнюю практику, ни разу еще не жаловались. К тому же на время уборочной страды питание для работников бесплатное, а сегодня, к слову, мы, кроме ужина, еще и ночной перекус будем готовить.

После полуторачасового забега по полям и сытного обеда нас, горожан, потянуло отдохнуть. Даже местную кошку мы решили не ждать, чтобы посмотреть, какого же размера должна быть животинка, чтобы скушать оставленную ей богатырскую порцию. Ленивые мы все-таки в отличие от землепашцев. Низкий поклон вам, работяги! Даем слово, что никогда больше кусочка хлеба не выбросим.