Барнаульский дайвер рассказал, кто обитает на дне самого голубого и мистического Телецкого озера

Сентябрь 13 14:26 2019

Роман Воробьёв подводным плаванием грезил с самого детства, но опуститься на дно с аквалангом за спиной впервые удалось лет десять назад во время отдыха на Красном море. Вернувшись в Барнаул, решил заняться дайвингом серьезно – записался в клуб, прошел обучающий курс и получил допуск к погружениям.

Фото из архива Алтайского биосферного заповедника

Мечтал с детства

— Конечно же, в теплых водоемах намного приятнее путешествовать, но и у нас на Алтае есть места для дайверов, – говорит он. – В основном это затопленные глубокие карьеры, которые хороши для обучения. Интересные места есть и в Кемеровской области, любопытен подводный мир Байкала, это озеро считается эталоном для аквалангиста.

В клубе Роман познакомился с Татьяной Клименко, с которой обучились техническому дайвингу. К слову, единственные в регионе.

— Любительский дайвинг заканчивается на глубине 30-40 метров, – дополняет Роман. – Ниже азот начинает оказывать опьяняющее действие, а кислород попросту вызывает отравление. Мы единственные на Алтае, кто ныряет до 100 метров. А для того, чтобы избежать эффекта опьянения, применяем специальное техническое снаряжение и дыхательные смеси на основе гелия – тримикс. Важно соблюдать скорость всплытия и остановки при подъеме на поверхность.

Фото из архива Алтайского биосферного заповедника

Темная бездна

В Сибири дайвинг имеет свои особенности – на дне не увидишь ярких кораллов и необычных рыб, да и вода порой ледяная.

Ближайший к Барнаулу водоем, где можно погружаться почти на неограниченные глубины, – Телецкое озеро. Несколько лет назад Роман с Татьяной стали сотрудниками Алтайского государственного природного биосферного заповедника. Теперь во время своих погружений дайверы не просто любуются красотами мистического озера, но и производят фотои видеосъемку, берут пробы воды.

Когда смотришь на Телецкое с берега – вода кажется прозрачной, однако на самом деле она зеленовато-желтого цвета, а нырнешь чуть поглубже – бесконечная темная бездна.

— Первое погружение оставило ощущение тревожности, было одновременно страшно и безумно интересно, – вспоминает Роман. – Это озеро обладает уникальными светопоглощающими свойствами. Свет в Телецком не проникает глубже 15 метров. На 30 царит вечная ночь. Для примера, в том же Байкале «сумерки» начинаются на глубине 60-70 метров.

Дно озера – илистая пустыня с пологими склонами, разбросанными редкими причудливыми корягами и стволами деревьев. Чем глубже, тем больше меняется рельеф: появляются подводные горы, каменистые обрывы, порой очень отвесные. На 40-50 метрах начинается абсолютно нетронутая прибоем скальная порода: края подводных гор здесь более острые, рваные. Скалы не обточены волнами, нет округлых валунов, которые можно видеть на меньших глубинах. Однако если присмотреться, пейзаж не совсем уж безжизненный – грунт озера усыпан коврами гидр, в толще воды мелькают, словно снежинки в свете фар, редкие частицы зоопланктона. Также на глубине 60-70 метров можно встретить крупных налимов. А вот тайменя за шесть лет погружения дайверы не встретили ни разу.

— Находясь в полной невесомости озера, ощущаешь, что за тобой наблюдают. Оборачиваешься – а там огромная щука… Щуки вообще удивительные создания, они умело охраняют свою территорию. Погружаясь, мы берем с собой осветительные приборы, чтобы вести качественную сьемку. Так вот, одна щука сопровождает нас и умело использует в своих целях. Когда наш фонарь выхватывает из темноты мелкую рыбешку, то хищница быстро кидается и съедает ее, а потом уплывает в ночь. Вот так и соседствуем.

Никто до Татьяны с Романом не проводил подводные съемки на Телецком.

— Съемка на большой глубине – это всегда суперсложно. Даже кнопки на камере не нажмешь – под давлением залипают. Поэтому включаем и уходим под воду. Пока учились, несколько камер утопили.

Фото из архива Алтайского биосферного заповедника

Находки

Алтайские дайверы совместно с Алтайским заповедником уже не первый год очищают дно озера и от браконьерских сетей, которые, несмотря на природоохранную зону, все же появляются в этих местах.

Этим летом дайверы добрались до последнего пристанища судна «Ирбис» в Камгинском заливе.

— Мы его называем алтайским «Титаником», – говорит Роман. – Использовался он для буксировки малых судов, перевозки в трюмах до 15 тонн груза, а затонул в 1993 году, людей на судне в этот момент не было. Сегодня он служит домом для сотни мелких рыбешек и представляет собой захватывающее зрелище. Только представьте, из сумрака постепенно вырисовываются сначала очертания, а потом и детали 20-метрового затонувшего катера.

Ученые исследовали катер и пришли к выводу, что вреда для окружающей среды он не несет никакого. Судно все еще находится в неплохом состоянии, кое-где сохранилась краска, имеются целые иллюминаторы, хоть иногда и с трещинами.

— В прошлом году недалеко от Яйлю совершенно случайно наткнулись на 12-метровую плавучую метеостанцию, – дополняет Роман. – Конструкция оснащена приборами и крыльчатками, и они до сих пор легко вращаются при легком волнении воды. Скорее всего, станция затонула в 50-60 годах, но местные жители ничего о ней не знают и в архиве заповедника тоже такая не значилась.

102 метра – рекордная глубина погружения Романа Воробьёва в Телецкое озеро.