Муж волейболист, а жена красавица: Федор Воронков готов к покорению новой высоты

Сентябрь 02 15:17 2019

Воспитанник новоалтайского и барнаульского волейбола Федор Воронков летом перешел в казанский «Зенит», один из самых титулованных клубов России и мира. В эти дни Федор с новой командой участвует в предсезонном турнире в Минске. Мы же говорили с ним в предпоследний день его отпуска – на тот момент он еще даже в Казани не был, только готовился к знакомству с новой командой.

Тренерский опыт

Минувший сезон для Федора Воронкова вышел прорывным – получил приглашение в сборную России, выиграл с ней Лигу наций, и вот уже один из самых авторитетных тренеров Владимир Алекно называет нашего парня будущим российского волейбола. Самому же Федору не привыкать покорять вершины. Три года назад он дебютировал в Суперлиге, перебравшись туда из «Университета», игравшего тогда в высшей лиге «Б» — и доказал свое право на жизнь. И вот новая высота.

— Федор, давно дома не был?

— В прошлом году приезжал – но ненадолго, чтобы накопившиеся вопросы решить. А так, чтобы отдохнуть, с друзьями встретиться, с родителями посидеть – давно не было. Тем более, я в прошлом году женился, супруга тут никогда не была, вот ее привез показать свою родину, наши красоты.

— Тебя в родном Новоалтайске узнают?

— Не особо. Да я и не стремлюсь. Узнают – ладно, поговорим, а так я не такой человек, чтобы за популярностью гнаться.

— Ты успел в Барнауле и тренировку для детей провести.

— Мой товарищ Сергей Брагин, с которым вместе в «Университете» играли, попросил меня об этом. Позанимался немного с детьми, какие-то напутственные слова им сказал.

— Это твой первый тренерский опыт?

— Нет. Еще когда в «Нове» играл, приезжая домой, заходил на тренировку в свою спортшколу, там дети тоже что-то спрашивали, о чем-то рассказывал. А до этого, давно, когда еще сам был подростком и тренировался в Новоалтайске у Юрия Братухина, он нас просил тренировать детей помладше. Он уже сам был достаточно старенький, мы-то его с полуслова понимали, а тем, кто помоложе, долго объяснять, кричать он не мог. Вот мы и помогали ему, ставили технику, которую Братухин нам давал.

Готов к конкуренции

— Ты со дня на день летишь в Казань. Волнуешься?

— Нет. Волейбольная община тесная, мало-мальски все друг друга знаем. С Александром Бутько, Максом Михайловым, Валей Голубевым, Артемом Вольвичем знаком по сборной, еще в ней они мне помогли, рассказали про клуб, как найти жилье, какие-то бытовые вопросы решить. Добрые, отзывчивые ребята, ничем не выделяются, не смотря на титулы.

— С тренерским штабом до появления в Казани уже разговаривал?

— Разговаривал с Алексеем Вербовым (старший тренер «Зенита» — прим.авт.), он мне звонил, поздравлял с победой в Лиге наций, обговаривали, когда мне приехать, что с собой взять, какой план действий.

— И что сказал взять?

— Сказал: «Все бери». Если серьезно, то главный вопрос был в форме. Я ж в Казани не был, а приехать должен уже к концу сборов. А у меня только форма сборной России. Сказали, на пару тренировок сгодится, а потом уже клубную экипировку дадут.

— Твой переход в Казань был непростым (на Воронкова так же претендовал «Кузбасс» и еще ряд клубов – прим.авт.). Много нервных клеток сгорело за это время?

— Не то чтобы я нервничал, просто голова забита не тем. Еще ведь шел сезон, тренировки, игры, восстановление. А я прихожу в раздевалку – у меня полный экран пропущенных вызовов на телефоне. То ли перезванивать, то ли ждать пока сами еще наберут – разные тактики использовал. Это все длилось месяца полтора, потеря концентрации сказалась, стал сдавать в игровом плане. И мне даже тренер предложил пару дней отдыха. Но отказался, постарался в короткий срок все решить.

— «Зенит» же тобой и раньше интересовался.

— И не раз, после каждого сезона в «Нове» Казань звала к себе. Но – на позицию четвертого доигровщика, на перспективу, в резерв. А сейчас уже на позицию третьего, с возможностью конкурировать с Михайловым и Нгапетом (Эрвин Нгапет – французский легионер «Зенита» — прим.авт.).

— Как с ними конкурировать?

— Будет тяжело. С Нгапетом вместе не играл, только против него. А Михайлова знаю, это правда машина. Приходит за час до тренировки и потом еще на час остается, сам работает. Зато, не смотря на годы, держит планку. Надо брать пример. Конкуренции не боюсь, смысла нет. Надо стремиться к более высокими задачам, рядом с сильными сам растешь. У каждого игрока есть плюсы. Мои в какой-то ситуации могут быть сильнее козырей того же Нгапета.

— Как расстался с «Новой»?

— Болельщики, конечно, были удивлены. Это всегда так. Одни поняли, говорили, что надо двигаться, расти, другие решили, что я пошел за деньгами. Спокойно к этому отношусь. Конечно, контракт у меня больше, чем был в «Нове», но это не стало определяющим. Я иду работать, тренироваться и играть бок о бок с людьми, которыми раньше на экране телевизора восхищался.

— Прошлый сезон у «Новы» был непростым, с финансовыми проблемами.

— Да, с большими, огромными. Не знаю, с чем это связано. Мы, игроки, пытались разобраться. По бумагам вроде бы все было хорошо, а по факту за сезон 2018-2019 мы получили расчет только в октябре 2018 года, а новички команды вообще первую зарплату увидели в декабре. Потом была еще смена руководства. Было очень тяжело, осталось 11 человек, еще троих взяли из молодежной команды – и таким составом пошли в бой. Могли даже в плей-офф попасть, но мы все же не роботы, чтобы без перерыва три матча в неделю играть одним составом. Еще с медосблуживанием были проблемы, врач, спасибо ему, что нас не бросил, чуть ли не народной медициной пользовался, лишь бы игроков на ноги поднять.

— «Нова» тебе осталась должна?

— Да, мы пришли к согласию на определенной сумме. Я тоже все понимаю, есть проблемы, оставшиеся от прежнего руководства. А клуб-то сам не виноват, он хороший, я благодарен ему. Крепкий середняк, может бой всем навязать, там хорошо работают с молодежью. Я вот в «Зенит» попал, Чес в московское «Динамо» (Чеслав Свентицкис, бывший игрок «Новы», до этого сезон выступавший в барнаульском «Университете»  – прим.авт.). Для роста это идеальный вариант.

Волейбольная фамилия

— Ты тремя годами в «Нове» доволен?

— Да. Сразу из лиги «Б» попал в Суперлигу, которая была мечтой. Я ведь ее до этого только по телевизору и смотрел. Первый год был очень тяжелым. Настолько, что порой хотелось отступить. Друзья поддержали, спасибо им, настояли, что не стоит так делать. Второй сезон был полегче, а в третьем уже все хорошо пошло. Но сейчас пришло время сменить обстановку – это не только клуба касается. Новокуйбышевск достаточно тяжелый город. Вокруг три нефтяных завода, экологию сами понимаете. Город рабочий. Да, Самара не так далеко – 50 минут до центра на машине. Но пока ты в выходной соберешься, доедешь – полдня пройдет, а тебе еще надо какие-то дела дома решить. И так год до отпуска. У нас были люди, которые на тренировки из Самары ездили, но это очень тяжело. Моя супруга сама из Самары, полтора года со мной в Новокуйбышевске прожила, тоже сказала: «Надо что-то менять».

— Как ты все-таки из лиги «Б» попал сразу в Суперлигу?

— Удачное стечение обстоятельств. «Университет» проводил домашний тур в «Победе». Играли, кажется, со Стерлитамаком, а там есть человек, который работает с одним из агентов. Ему дали мой телефон, он позвонил, спросил: «Хочешь играть в Суперлиге?». Ну а кто не хочет. И пошел рабочий диалог, заключили с ним контракт о том, что будет представлять мои интересны как менеджер и юрист. И появился вариант с «Новой». Сейчас ведь даже не надо ездить куда-то, подписывать документы – все вышлют по почте, подпишешь, отсканируешь и шлешь обратно. Вот так и попал в Новокуйбышевск. Собрал вещи, попрощался с пацанами из «Университета» и уехал.

— А с Иваном Воронковым (главный тренер «Университета»  -прим.авт.) как расстался?

— Не очень хорошо. Пришел к нему, написал заявление об увольнении по собственному. Он отпускать не хотел – в следующем сезоне «Универу» предстояло играть в лиге «А», он на меня рассчитывал. Но Ивану Филипповичу в любом случае за то, что дернул меня к себе из детского волейбола и дал возможность заиграть в основе.

— Тебя в Барнауле часто спрашивали, кем ты ему приходишься?

— Сын или нет? Да, часто. А еще Андрею Геннадьевичу (Воронкову, бывший тренер сборной России – прим.авт.) и Ирине (нападающая «Локомотива» — прим.авт.) Что сделать, Воронков – волейбольная фамилия.

Мушкетерский принцип

— Вызова в сборную ждал?

— Положа руку на сердце – нет. Я знал, что включили в расширенный список, думал, приеду на сборы, посмотрят, мне скажут: «Может быть, как-нибудь». Отдыхай, в общем. А тут звонят и говорят – 13 мая надо быть. Приезжаю, нас 15 или 16 человек всего. Потом остается 14. Вот так всю Лигу наций отыграл и даже не заметил. Думал, что на чемпионат Европы поеду, но не позвали. Хотя накануне Сергея Юрьевич Тетюхин, генеральный менеджер, звонил, говорил – готовься, вдруг что, в любой день могут вызвать. Не проблема, я всегда готов. А на Кубок мира, который пройдет в октябре, вызов уже получил.

— Ты в сборной играешь с земляком, бийчанином Ильясом Куркаевым. В команде не спрашивали, откуда на Алтае такая россыпь талантов?

— Нет. Так-то ребят из-за Урала в сборной много. Голубев из Хабаровска, Вольвич из Нижневартовска. Ильяс мне в сборной здорово помог. Он сейчас одна из основных фигур в команде. Но сборная сейчас вообще дружная. Главный тренер Туомас Саммелвуо пропагандирует философию мушкетеров – один за всех и все за одного. Все время вместе, общая цель. Понятно, что это банально звучит, но у него это как-то по-особенному получается. Вот на сборе в Новогорске были, игроки-москвичи туда на своих машинах приехали. Кому что надо, подвезти, привезти, помочь словом или делом – без проблем.

— Как с Туомасом работается?

— Прекрасно. Он очень эмоциональный, будто сам выходит на площадку. Кайфует от этого, и его позитив нам передается. На личности не переходит, никому слова плохого не сказал. Спрашивали про ощущения у ребят, кто давно в сборной – Вольвич сказал, что сейчас вернулось желание ехать в сборную, идти тренироваться.

— С игроками индивидуально он общается?

— Бывает, что вызывает. У нас каждая тренировка снимается на видео. И он показывает запись – вот твой прием, тут ты хорошо действуешь, а тут надо доработать ногами или перекрыть корпусом. Не говорит напрямую, что ты плохо действуешь, но предлагает попробовать по-другому. И потом на тренировке в такой же ситуации ты делаешь, как он говорил – и правда получается лучше.

Издержки роста

— Ты в детстве много волейбола смотрел?

— Нет. Его почти не транслировали. Это сейчас у каждого клуба трансляции в интернете, а тогда центральный матч раз в месяц покажут. Да еще и в час ночи – кто ж разрешит, завтра в школу. Хотя Юрий Николаевич Братухин спрашивал, а потом звонил родителям и просил разрешить детям смотреть игры. И вот мы с отцом садились перед телевизором, а на следующий день Юрий Николаевич задавал контрольные вопросы – счет, какие-то эпизоды. Развивал в нас мышление и хитрость – можно ведь было счет узнать, нарезочку моментов где-то глянуть, интернет ведь уже был.

— У тебя были шансы оказаться в другом виде спорта?

— Нет. Из волейбола уйти как-то хотелось. Но грозный взгляд отца и пара разговоров с мамой дали понять, что другого спорта я не познаю. Не знаю, почему так. Единственное, в летних лагерях Юрий Николаевич давал нам шашки и шахматы, которые за спорт не считал. А еще можно было поиграть в настольный теннис, он нас учил. Так сейчас в сборной встанем играть – и постоянно спрашивают, не занимался ли я пинг-понгом серьезно.

— В разных источниках у тебя указан разный рост. Все-таки сколько?

— По официальным данным – 207 см, по неофициальным – 205, еще видел 202. Сам уже не знаю, никто ж с рулеткой за мной постоянно не бегает.

— В волейболе, понятно, два с лишним метра – это плюс. А в быту?

— Хорошо, только когда надо лампочку прикрутить. Смех смехом, а это правда так, стул не нужен. А так – в гостиницах тяжело, в самолетах тяжело. Дверной косяк два метра – приходится нагибаться. Чуть пропустил момент – бабах головой. В автобусах типа маршруток, если сесть не удалось, встаешь туда, где вырез под люк, и там балансируешь, чтобы на кочках головой о боковины не биться.

— Ты много про жену говорил. Она со спортом связана?

— Да, тоже волейболистка, играла в лиге «Б» за Самару. Команда вышла в лигу «А», ее убрали. Она еще могла найти команду, но подумали, что хватит одного спортсмена в семье. У меня был действующий контракт, поэтому решил – один волейболист, а другая – красавица.

Фёдор Воронков родился 10 декабря 1995 года. доигровщик. Тренировался в ДЮСШ Новоалтайска, затем в СШОР «Заря Алтая» в Барнауле. В 2012—2016 годах Воронков играл за команду мастеров «Университет» в высшей лиге «Б». В сезоне — 2015/2016 помог барнаульскому клубу завоевать путёвку в высшую лигу «А», после чего перешёл в команду Суперлиги «Нова» из Новокуйбышевска. Серебряный призер чемпионата мира среди игроков до 23 лет, победитель Лиги наций.