От вагона до борща: Ольга Пронина умеет варить все

Август 30 14:24 2019

Сварщик – традиционно мужская профессия. Но и в ней есть исключения. На Барнаульском вагоноремонтном заводе ее успешно освоила представительница слабого пола.

Каждый сам должен выбирать, где трудиться, — уверена Ольга Пронина.
Фото Лилии Болатаевой

Гюльчатай

Когда входишь на рамнозаготовительный участок ВРЗ, первым делом в глаза бросаются искры сварки. Холодными фейерверками они вспыхивают в разных уголках большого помещения.

Над стендами тут и там склонились электросварщики в полном комплекте защит: обязательные замшевые перчатки и куртка, плотные робы, вязаные шапочки, опущенные на лицо маски. Под многослойной одеждой скрыт каждый сантиметр тела. Как угадать, где тут мужчина, где женщина?

Андрей Плотников, начальник производственного цеха, уверенно направляется к длиннющему металлическому сооружению. Семафорит работнику, и наша Гюльчатай открывает личико, улыбается нам и откладывает в сторону сварочный держак.

Ольга Пронина пришла на ВРЗ в 1991 году ученицей. Говорит, что из опыта до этого к 21 году были только среднее образование да декрет. А как дочка подросла, пришла пора зарабатывать и поднимать ребенка. На заводах хорошо платили. Вот и устроилась учиться.

— В 1990-е все торговали, – говорит Ольга Евлаховна. – А я из рабочей семьи. Папа в свое время на ВРЗ сварщиком работал. Работу я, конечно, не знала, он мне не рассказывал, потому что маленькая была, но инструменты и маска постоянно были у меня на виду.

Одна на завод

Молодая ученица попала в каркасный цех. Это теперь она – единственная электросварщица на заводе, а тогда на ВРЗ трудилась целая женская бригада. Варили небольшие детали – тормозные колодки. Другие работницы были старше. Сейчас уже на пенсию вышли: сварщицы, выработав вредность в течение 10,5 года, уходят на заслуженный отдых в 50. Так и осталась на заводе только Ольга Пронина. Андрей Плотников говорит, что работает сварщица добросовестно, с нулевыми показателями брака. Наравне с мужчинами. И никаких особых условий ей предприятие не создает.

— А почему тогда считается, что сварщица не женская работа? – спрашиваю.

— Не знаю! – искренне удивляется моя собеседница. – До сих пор понять не могу. Каждый может привыкнуть и спокойно работать. Конечно, втягиваться поначалу было тяжеловато. У нас же жарко сильно бывает, особенно если длинномер варю. А вообще нормально!

Чтобы понять, что такое «сильно жарко», достаточно вспомнить, что самых высоких температур при сварке металлов позволяет достичь именно электродуговая сварка. Дуга раскаляется до 1000 градусов! При этом сварщик и зимой и летом укутан в защитную спецодежду по самые уши – не дай бог искра проскочит!

Ольга Пронина за работой.
Фото Лилии Болатаевой

Хребет вагона

Электросварка часто используется для соединения крупных деталей. Ольга Пронина варит как раз такую хребтовую балку. Слесарь с помощью крана укладывает заготовки в стенд, электросварщица соединяет их между собой швом. Его длина – 13,5 м. И таких балок за смену Ольга Евлаховна сваривает по пять штук.

Именно на этот, сделанный ее женскими руками хребет рабочие завода потом наденут каркас и остальные детали вагона. Сегодня на ВРЗ в сутки производят по 10 вагонов разных видов: для перевозки зерна, минераловозы, саморазгружающиеся. Завод заказами обеспечен. Так что рамно-заготовительному участку скучать не придется. Но все рады: чем больше работы, тем больше зарплата. Сдельщики на заводе тысяч по 40 получают.

— Честно сказать, одно время я уходила с завода, – признается Ольга Пронина. – Восемь лет не работала тут. Попробовала себя в торговле. Потом опять хотела найти что-нибудь по профессии. Но женщину не везде берут. Пыталась устроиться котлы варить, но это тяжело: внутрь надо залазить, жарища страшная! И на двери думала устроиться, металлические. Но их самой таскать нужно. Нет, как на заводе, механизации и слесарей, чтобы нам помогали. Здесь проще. А еще на завод вернулась, потому что родной он мне. Столько лет отработала, все знаю, всю жизнь в районе ВРЗ живу, слушаю заводские гудки.

Варить всегда, варить везде

Спрашиваю про отдых после смены. А Ольга Евлаховна посмеивается:

— На работе варю, с работы прихожу – и продолжаю варить!

— Дома тоже сваркой занимаетесь? Ремонт, что ли, или подрабатываете? – удивляюсь я.

— Да нет! Дома борщи варю и все такое. Я же сменами работаю, а дочь с утра до вечера на работе. Вот и помогаю, с внуком сижу. Общение с ним – вот настоящий отдых для меня.

По словам работницы, к сварочному аппарату дома не подходит. Весь опыт и умение достаются заводу. Один раз только «был грех – оградку знакомым сварила». А так все вагоны, вагоны.

— Когда смотришь на новенький вагон, охватывает гордость, что мы его изготовили! – говорит Ольга Пронина. – Это красиво, здорово! Правда, сваренную мной балку не видно. Она внутри, как позвоночник у человека. Но я-то знаю, что на ней весь каркас держится!

В июле Минтруд России сократил список работ, признанных ранее тяжелыми, вредными и опасными для женского репродуктивного здоровья, с 456 до 100 позиций. Женщинам по-прежнему запрещено быть грузчиками, водолазами, пожарными, трудиться на химических производствах, добывать газ и нефть, бурить скважины и обрабатывать металл, а также водить бульдозер, экскаватор и автогрейдер. Зато теперь можно управлять большегрузами, скоростными поездами и сельхозтехникой, работать в палубной команде судов (кроме машинного отсека) и на высоте более 10 м. Нововведения вступят в силу с 2021 года.