Обнимая небо крепкими руками: десять лет назад ушел из жизни почетный работник транспорта России Иван Гончаров

Август 21 13:27 2019

В 1964 году, 55 лет назад, началось масштабное строительство нового Барнаульского аэропорта. Его официальным заказчиком был командир объединенного авиаотряда Иван Гончаров.

Встреча в Барнаульском аэропорту космонавта Василия Лазарева. Крайний слева – Иван Гончаров.
Фото из архива семьи Гончаровых

Пополнение авиапарка новой техникой, в том числе и реактивной, участие в освоении целинных земель, развитие барнаульского аэропортового комплекса, ввод различных междугородних и международных авиалиний – многие знаковые события в 80-летней истории гражданского флота Алтайского края, куда пилот Гончаров пришел в 1949 году, так или иначе связаны с его именем. Вся большая жизнь Ивана Антоновича, которая оборвалась десять лет назад, была посвящена служению его делу – авиации.

Почетный работник транспорта России Иван Гончаров (1926- 2009) без малого 60 лет трудился в гражданской авиации Алтайского края, пройдя путь от рядового пилота до начальника Барнаульского аэропорта. До самой кончины Иван Антонович активно работал в составе совета ветеранов предприятия.

Небо начинается с земли

Прежде чем попасть в музей авиапредприятия «Алтай», который находится в одном из корпусов Барнаульского аэропорта, прогуляемся по симпатичному лесочку, встречая на пути разные деревца, цветочки, ягодники и даже грибы – все как в природном мире. Но определенная симметрия березовых рядов напоминает: этот дивный уголок, который защищает от ветров и зноя, рукотворный. Тогда, в 60-е годы прошлого столетия, здесь была матушка-степь, точнее – бывшие пахотные земли АНИИСХОЗа. Пыльные бури могли стать большой проблемой и даже обернуться бедой для открытого всем ветрам аэродрома. Уже в начале строительства комплекса было решено засадить все свободные площади деревьями, а летную зону засеять многолетними травами. С такой инициативой выступил начальник аэропорта Иван Гончаров, а руководство края ее поддержало и поручило Барнаульскому лесхозу и институту садоводства оказать поддержку в озеленении аэропорта, что и было сделано. Вот среди этих веселых березок наверняка есть и та, которую посадил тогда сам Иван Антонович. Позже в своих воспоминаниях он напишет: «В прополке посадок помогали школьники Барнаула, а на полив в свободную минуту выходили все работники объединенного авиаотряда».

Наверное, благоустройство ныне утопающего в зелени аэропорта может показаться проблемой не столь уж великой, а может – даже приятной, если не вспомнить и о других жизненно важных и значительных. И их тоже решали по ходу. Так, изначально в проекте строительства нового аэропорта отсутствовали такие объекты, как летное поле и стоянки для легких самолетов и вертолетов, комнаты для размещения летного состава и штаба объединенного отряда, а также различных служб. На их возведение приходилось добиваться специального разрешения, выкраивать средства из выделенных по проекту финансов.

А как было с кадрами, которых потребовалось в десятки раз больше? Из-за удаленности территории нового аэропорта от города часть работников наземных служб ушла на заводы – ближе к дому. Набирали, обучали жителей окрестных сел – Михайловка и Шахи. Для доставки людей на работу и в город выделили служебный автобус, а когда при поддержке руководства города и края создали садоводство «Аэрофлот», удалось вернуть и ранее уволившихся специалистов.

Короче, приходилось крутиться. Как бы там ни было, но в марте 1967 года на 18-м километре Павловского тракта был сдан в эксплуатацию новый современный комплекс аэропорта с асфальтобетонной взлетной полосой, рулежными дорожками, перроном, гостиницей и всеми необходимыми производственными и служебными помещениями. Конечно, для потребностей сегодняшнего дня пропускная возможность аэропорта уже мала, и ведется речь о необходимости нового проекта. Наверняка он будет круче того, но тот, теперь уже «старый» аэропорт, все равно останется основой основ воздушных перевозок Алтая.

Заглянув за горизонт

К этому времени сам Иван Антонович уже был тертым калачом: побывал в разных ситуациях и переделках, имел большой жизненный и профессиональный опыт, что помогало ему быть умелым стратегом и тактиком. При этом, как рассказывают все, кто с ним работал или был знаком, Гончаров был человеком добродушным, открытым к общению и удивительно скромным.

Музей авиапредприятия невелик по размеру, но, кажется, здесь есть все, чтобы узнать и историю алтайской авиации, и увидеть судьбы людей, оставивших в ней свой след. Документы, фотографии, газетные вырезки, приборы из кабин пилотов, летная форма, всевозможные награды… Очень много экспонатов (есть и специальный стенд) связано с Иваном Антоновичем. Воспоминания, характеристики, даже рукописные рассказы из жизни летчика – их специально для музея попросила написать хранительница истории предприятия Татьяна Гордиенко, которая отмечает, что Гончаров, помимо всего прочего, был замечательным и умным собеседником. В рассказах, на первый взгляд незамысловатых, есть бытовые и психологические детали, по которым понимаешь, насколько автор был внимательным и прозорливым человеком, умело подмечавшим тонкости. Например, сапог как единственная емкость для воды охотнику, которого летчику пришлось спасать в лесу. Диалог с самолетом как с живым существом, который не подвел в трудный час. Есть в них и добрый, тонкий юмор. Иван Гончаров родился на Украине в 1926 году, но всегда своей малой родиной считал Алтай, куда его семья переехала, когда ему едва исполнился год. В его селе была лишь восьмилетняя школа, и Иван, любознательный и стремившийся к знаниям, ходил в соседнюю деревню – преодолевал каждый день десятки километров пешком или на лыжах. Для этого приходилось вставать очень рано – привычку начинать день с рассвета, часов с четырех-пяти утра, сохранил до конца своих дней. Наверное, он мог бы стать ученым, поскольку имел способность докапываться до сути и открывать новое, мог выйти в музыканты – играл в сельском клубе в оркестре на разных музыкальных инструментах. Мог еще много. Но началась война.

12 июля 1946 года, Караганда.
Фото из архива семьи Гончаровых

Начальник аэропорта

Семнадцатилетним юношей, имея отличные знания и атлетическое здоровье, прошел жесткий отбор в авиашколу в Казахстане, где по ускоренной программе готовили военных летчиков. Рвался на фронт. Но его направили на гражданские перевозки сначала в Алма-Ату, затем в Караганду. Летал на легендарном По-2. Это была хорошая школа жизни.

А 70 лет назад, в 1949 году, Иван Гончаров демобилизовался в запас и перевелся в Барнаул. Тогда здешний авиаотряд, опустошенный за годы войны, набирал былые высоты. Возобновились полеты в крупные райцентры, прокладывались новые маршруты, в том числе и в Горно-Алтайскую автономную область. С помощью авиации уничтожали малярийных комаров в поймах рек, охраняли лес от пожаров. Молодой пилот оказался в самом водовороте дел. На одной из фотографий на историческом стенде Иван в кабинете своего небесного труженика По-2, начало 1950-х.

Было в биографии Ивана Антоновича немало случаев, похожих на легенды. Но это – реальные истории. Приходили новые машины, первый Ан-2 тут же принял «полевое крещение» на авиаработах по обработке посевов от сорняка. А в 1955 году Иван Гончаров – уже заместитель командира эскадрильи – перегнал из Новосибирска в Барнаул легкий многоцелевой Як-12Р. Так записано в истории предприятия. Но мало кто сейчас уже знает, что прежде чем совершить этот перелет, пилоту предстояло собрать борт из деталей – самолет прибыл в Новосибирск в разобранном виде в больших деревянных ящиках. А потом пилот сделал пробный полет, чтобы убедиться в готовности машины. Гончаров не был ни инженером, ни летчиком-испытателем, но был первоклассным пилотом, и он сделал это! Хотя ни сам он, ни коллеги его особо героического в этом поступке не видели – просто работа.

Так было положено начало переоснащению воздушного флота Алтая. Тот Як-12Р оказался незаменимым в санитарных полетах, когда без наличия аэродрома пилот мог еще с неба определить площадку для посадки. Потом были другие самолеты, вертолеты…

В том же 1955 году Иван Антонович оказался в числе курсантов первого набора Высшего авиационного училища в Ленинграде – рекомендовали туда его как перспективного специалиста. Окончив учебу с отличием, Гончаров мог выбирать любое место назначения. А он, не задумываясь, вернулся в Барнаул и возглавил эскадрилью, в которую входила половина личного состава авиаотряда – 15 экипажей. А вскоре стал командиром Барнаульского объединенного авиаотряда – в его подчинении находился не только барнаульский, но и все другие аэропорты края. В зоне его ответственности было все на земле и на небе – техническое состояние своих и прибывающих в аэропорт самолетов, подготовка и работа летчиков, диспетчеров, бортпроводников, кассиров… В это же время шла та огромная стройка, о которой мы вспоминали выше, где он был своего рода диспетчером, менеджером, проектировщиком, да мало ли еще каких талантов требовал тот нелегкий труд начальника аэропорта! И ему хватало сил, мужества, такта и знаний. 14 лет прослужил на этом посту Иван Антонович.

Сертификат № 1

Новый аэропорт стал настоящими воздушными воротами города, связывающими регион не только с Москвой и сибирскими столицами, но и курортными городами – отсюда прямыми рейсами отправлялись пассажиры в Симферополь, Сочи, Минеральные Воды, улетали в Киев, Хабаровск, Алма-Ату…

Своего рода первооткрывателем реактивной авиации среди аэропортов сибирских городов стал наш, барнаульский. И здесь коллективу во главе с Иваном Антоновичем пришлось решить непростую задачу – чтобы принимать самолеты Ту-154, необходимо было удлинить взлетно-посадочную полосу до 2500 метров, что и было сделано. Госавиарегистратор СССР выдал сертификат № 001А Барнаульскому аэропорту, разрешающий принимать реактивные самолеты. И 12 января 1975 года между Барнаулом и Москвой открылось регулярное пассажирское прямое воздушное сообщение на Ту-154, сначала рейсы осуществляли экипажи внуковского аэропорта, а затем Барнаул получил три своих самолета Ту-154. Об этом знаменательном событии рассказывает теперь уже музейный экспонат – тот самый сертификат. Примеру алтайской краевой столицы последовали в Новокузнецке, Томске и Кемерове.

В 1997 году, после перепрофилирования авиаотряда в авиапредприятие «Алтай», Ивана Гончарова, уже отметившего 70-летие, назначили помощником генерального директора. И он действительно стал для руководителя, не имеющего авиационного образования, правой рукой – незаменимым советником, потому что как никто другой знал аэропорт.

В полете с Титовым

И это тоже быль, а не легенда. В 1962 году космонавт № 2 Герман Титов, имя которого сегодня носит Барнаульский аэропорт, прибыл на Алтай встретиться с земляками. Чтобы Герман Степанович не тратил на долгие переезды время, в аэропорту ему организовали полеты в Полковниково, Косиху, Троицкое, Калманку, Алейск. В один из таких дней за штурвалом самолета Ан-2 был Гончаров. Дело было зимой, вместо шасси самолет взлетал и садился на лыжах. После возвращения в аэропорт Барнаула космонавт поблагодарил Ивана Антоновича за мягкую посадку. Как коллега коллегу.

Кстати, довелось ему встречать в аэропорту и другого земляка – космонавта Василия Лазарева, но вот «покатать» по барнаульскому небу уже не случилось.

Иван Гончаров.
Фото из архива семьи Гончаровых

Земные радости

Для него всегда первым делом были самолеты. А все остальное – потом. Мог забыть о домашних проблемах, не придать значения важным семейным событиям. Между тем тыл у него был крепким. Жена Гончарова, Таисья Ивановна, редактор книжного издательства, хоть и ругала порой супруга за невнимательность к семейным, бытовым вопросам, но, будучи, как и он, трудоголиком, за беззаветную преданность делу его и любила. Дочь Наталья унаследовала от отца любовь к искусству, музыке, сын Алексей перенял страсть к техническим наукам.

— Папа был очень разносторонним человеком, в свободное время занимался фотографией, киносъемкой, очень любил садоводство, – вспоминает Алексей Иванович. – Главное, чему научил меня отец, – нужно быть честным и порядочным человеком в любых ситуациях, помогать людям, чем можешь. Кроме этого – нужно учиться новому, не останавливаться в развитии. Для папы не было понятия «не знаю, не умею», он всегда говорил: «Не боги горшки обжигают…». Не умеешь делать что-то – бери книгу, читай, учись…

Иван Антонович был натурой неординарной, он постоянно что-то искал, изобретал – нестандартные источники энергии, например; выращивал в своем саду морозостойкий орех – «алтайский грек». У некоторых коллег в садах растут деревья, выросшие из подаренных Гончаровым саженцев. «Плодоносят!» – с улыбкой сообщает Татьяна Гордиенко.

А вот как вспоминает своего легендарного деда внучка, дизайнер одного из театров Барнаула, Татьяна Абелович:

— Деда Ваня мне запомнился веселым, добродушным и очень увлекающимся. Ему никогда не было скучно, всегда, до глубокой старости, знал, чем себя занять. В последние годы читал статьи ученых, изобретающих вечный двигатель и даже делал небольшие макеты из подручных материалов, много экспериментировал. Он не то чтобы верил в возможность существования вечного двигателя – законы физики ему как раз были очень хорошо известны. Просто его захватывал сам процесс получения новых знаний и возможность проводить небольшие эксперименты в домашних условиях. Натура изобретательская – она либо есть, либо нет. И, как мне кажется, именно это одно из важнейших качеств личности, которое позволило ему принести много пользы для своего города, края.

Нет, Татьяне не кажется – так и есть. Все, с кем довелось говорить о Гончарове, отзываются о нем как об альтруисте и бессребренике, настоящем мужике, который, если и не изобрел вечный двигатель, то уж наверняка во многих делах и событиях стал двигателем сам. Таким и запомнился.

Международный аэропорт Барнаул имени Германа Титова работает круглосуточно и принимает пассажирские и грузовые воздушные суда как отечественного, так и зарубежного производства.