Виктор Томенко высказал свое мнение о проблемах, которые волнуют барнаульцев

Август 14 14:33 2019

8 августа Губернатор, Председатель Правительства Алтайского края Виктор Томенко провел традиционное, третье по счету интервью с краевыми СМИ. В ходе встречи глава региона прокомментировал острые и обсуждаемые темы, в том числе касающиеся города Барнаула.

Виктор Томенко ответил на вопросы журналистов краевых СМИ.
Фото Евгения Налимова

Про тротуарную плитку и Генплан

— Я следил, как развивалась дискуссия вокруг плитки. Ничего острого не увидел. Какие-то охи и всхлипы можно зафиксировать. Вообще, очень многие люди поддерживают, им нравится. Все необходимые процедуры для принятия этого решения состоялись. Я по плитке еще не прошел, но езжу, смотрю, вполне себе симпатично выглядит. Не уверен, что тех, кому не нравится, большинство. Возможно, что и наоборот. Насколько знаю, жители города участвовали в принятии этого решения.

Что касается Генплана. Довольно четко законодательством прописано, когда что должно рассматриваться. Оно и рассматривается. Не вижу, что Генплан уплывает без нас, а мы не поучаствовали. Нет никаких демонстраций. Я сам руку на пульсе не держу, но есть органы власти у нас, которые следят за тем, чтобы в наших муниципалитетах порядок соблюдался. Не вижу серьезных отклонений.

Природа власти – она от народа. Поэтому, чтобы не прислушиваться к людям, надо быть политическим самоубийцей. С другой стороны, делая свой выбор, избиратель на какое-то время полномочия делегирует депутатам, исполнительной власти — это совершенно точно.

Про строительство дома на площади Сахарова

— Честно говоря, не знаю, испортит ли многоэтажка на Сахарова вид на город. Я же не настоящий архитектор. В любом случае в таком вопросе важно мнение жителей. Есть вещи, которые будут, очевидно, восприняты в штыки. И важно мнение профессионалов.

Сегодня у участка есть собственник. У него – права. Там вроде нормальные люди, патриоты города. В принципе, уже сегодня они могут начинать работать над проектом: получать разрешения, проектировать и так далее. Но этого не происходит. Откуда-то вбрасывается информация, что будут строить. Но проверил: официально никаких заявок не поступало.

Я против системы, когда мне что-то не понравилось, я включаю незримый тумблер – и все институты полностью блокируют вопрос. Избиратели выбрали меня не дома расставлять в Барнауле, а организовать систему так, чтобы она не допускала строительства домов там, где они не нужны, и соблюдала все требования.

Про парк «Изумрудный»

— Исходное положение такое: парк или то, что мы называем парком, был и продолжает оставаться краевой собственностью, как и «Юбилейный». Никакого толком у него хозяина или балансодержателя нет, числится просто в казне. Полтора десятка лет был предоставлен в аренду коммерческим структурам. В итоге имеем то, что имеем. Всегда, когда формируются какие-то проекты и планы, все красиво на бумаге. Потом начинается обычная жизнь.

Все проблемы знаем. Деревья порубили, все вокруг застроили, еще чуть-чуть – и останемся без «Изумрудного». Позиция краевых властей и моя тоже состоит в том, чтобы парк продолжил оставаться парком. Концепции, подразумевающие создание из него некого коммерческого объекта, который бы работал и зарабатывал деньги на содержание, мне совсем не нравятся. Многое, что можно было испортить, уже испорчено.

К сожалению, надежда на то, что есть частный ответственный бизнес, в данном случае не оправдалась. И концов не найдешь – все хорошие. Все благими намерениями куда-то выстлано. А все потому, что невозможно это контролировать. Во власти все меняется, в жизни, у инвесторов, они сами постоянно меняются. Сегодня фирмой один владеет, завтра – другой. Этот процесс контролировать невозможно.

Про строительство новых школ

— Вопрос строительства новых школ актуален. Вопрос наличия второй смены актуален. Строительство школ в новых микрорайонах – тоже. Школ будет строиться по Барнаулу и по краю до 2024 года много. Будут строиться и пристрои, будем ремонтировать, реконструировать существующие. Более 20 тысяч школьных мест примерно мы должны еще создать.

Понятное дело, нас немного догонит демография: рождаемость снижается. В прошлом году 23 300 детей родились, в предыдущем – 25 500, на 2000- 2500 идет снижение. Пока мы этот процесс не остановим, снижение будет. Ребятишек, которые к 2024 году пойдут в школу, станет меньше, чем сегодня. Но все равно баланс будет таков, что новые школы строить надо.

Про «Индустриальный»

— Перспектив к развитию в сегодняшнем формате у «Индустриального» нет. Сейчас это акционерное общество, 100% которого принадлежит Алтайскому краю.

История управления предприятием сложилась так, что оно производило продукцию, которая стоила меньше, чем тратилось на ее производство. Деньги, ничем не обеспеченные, вкладывались просто в воспроизводство, когда другие совершенствовали технологии, снижали затраты, повышали эффективность.

На предприятии работали 500 человек. Каждый год край вынимал из кармана сотни миллионов рублей, чтобы поддержать эти рабочие места, а фактически – для дотирования не конкурентной по цене продукции. Эти деньги могли бы пойти на зарплату, больницы, школы, на то, за что государство отвечает. В этом очень мало логики и экономической, и хозяйственной.

Предприятие накопило много долгов. Мы договорились с кредиторами, нашли потенциального инвестора. Он пока возьмет имущество в аренду. Мы подготовим документацию: ликвидируем предприятие и через публичные открытые торги продадим имущество. Сколько заплатят, столько заплатят. Все деньги пойдут на погашение долгов. Еще и не хватит, придется добавлять из бюджета. Но уже один раз.

Надеюсь, мы получим инвестора, который готов вкладывать в предприятие, имеет планы развития. Это лучше, чем иметь «черную дыру», куда вбрасываешь ассигнации, а они там сгорают, и не видно света в конце тоннеля. У нас много другой работы, чем управлять теплицей. Для этого есть бизнес. Это не стратегический актив: не атом, не космос, не оружие – это теплица!

Виктор Томенко: «Публичные слушания – этот момент власти должны просто учесть. На самом деле это индикатор для нее, в какую сторону дрейфовать».