В театре кукол делают постановку с прицелом на большую сцену в новом здании

Август 12 15:30 2019

В Алтайском краевом театре кукол «Сказка» репетируют комедию Дениса Фонвизина «Недоросль». История про Митрофанушку, по мнению режиссера спектакля Светланы Дорожко (Санкт-Петербург), тот постановочный материал, который театру кукол интересен из-за богатства характеров, поднятых в тексте тем и неисчерпаемых визуальных возможностей в подаче сюжета.

Светлана Дорожко (справа) выстраивает вместе с актерами игровое пространство.
Фото Натальи Катренко

Воздух для фантазии

— Светлана, идея поставить Фонвизина в Барнауле принадлежит вам?

— Театру я предложила набор из названий литературных и драматургических произведений, с которыми мне хотелось бы поработать. В этом списке значился и «Недоросль». Признаться, эту пьесу мне уже доводилось ставить в Красноярском театре кукол. Но на барнаульской сцене будет совсем другой спектакль, созданный с другой творческой командой, с другим художником (Светлана Рыбина), да и по-режиссерски он иначе решен.

— У многих школьников (как бывших, так и нынешних) комедия Фонвизина вызывает не самые лучшие эмоции. Вряд ли она у кого-то числится в списке любимых. Вас это не пугает?

— Конечно, нет! Мне очень хотелось поработать именно с такой драматургией, обратить внимание зрителей на материал с трехвековой историей. Ведь некогда комедия Фонвизина произвела в литературном мире настоящий фурор, став первым образцом своего жанра в русской литературе. Полезна она и для труппы, которая желает освоить в том числе и материал для взрослых. В этом смысле работу над пьесой можно расценивать как разминку перед чем-то масштабным, более серьезным. В ней есть все – и характеры, и комические ситуации, и довольно внятный конфликт. И это при том, что особой глубины в пьесе не наблюдается, она достаточно линейна: в ней все что говорится, то и делается. Но как для труппы, так и для постановщиков это на руку. Ведь для нас чем уже рамки, тем интереснее. Это дает нам воздух для фантазии и безграничность в воплощении визуальных решений.

— А каким будет визуальный ряд?

— Безусловно, в пьесе Фонвизина большое внимание уделяется тексту. Однако мы, перенося этот материал на сцену театра кукол, ищем приемы, с помощью которых артистам удалось бы выразить его через действие, через предмет. К тому же изначально мы задумали показать мир Митрофанушки, воспринимающего все в жизни через игру. Неслучайно учителей недоросля мы решили показать через куклы (в спектакле, в котором используются маски и костюмы, их пять). Он даже предстоящую женитьбу воспринимает не как очередной этап взросления, а как игру (вспомним пресловутое «Не хочу учиться, а хочу жениться!»). Поэтому вся эта игра Митрофанушки в жизнь внезапно обрывается в конце пьесы, когда его отправляют служить. Обычно так и происходит столкновение с жизнью детей, чрезмерно обласканных родителями. Они заигрываются, медленнее взрослеют. Это игровое начало мы вынесли на первый план, желая превратить спектакль в некий аттракцион, в игру, в драматургию, в серьезное искусство. И буквально влюбились в эту историю.

Новые смыслы

— В программке к спектаклю указано возрастное ограничение «12+». Только ли школьников вы видите в качестве зрителей?

— Надеюсь, что на спектакль придут не только школьники. Ведь в любую работу мы закладываем нечто большее, чем сам материал, взятый за основу. Согласитесь, пьесу мы можем прочесть дома, а в театр приходим за впечатлениями, за атмосферой, за новыми смыслами, за тем, чтобы почувствовать то самое «здесь и сейчас». Конечно, мы сделаем все возможное, чтобы зрителям всех возрастов было интересно. Работая над спектаклем, мы учитываем и то, что в скором будущем, когда «Сказка» переедет в новое здание, он будет перенесен на большую сцену.

— В качестве приглашенного режиссера вы сотрудничаете с разными театрами страны. Расскажите о своих последних работах на других площадках.

— Недавно я вернулась из Татарстана, где впервые поставила сказку на татарском языке. Для меня это было не только столкновение с интереснейшей культурой, обычаями, но и обретение невероятного опыта работы с этническим материалом. После Барнаула поеду в Челябинскую область, в Озёрск, где мы собираемся ставить сказку братьев Гримм «Румпельштильцхен» с довольно нестандартным сюжетом (кстати, он обыгрывается в мультфильме «Шрек»). О ней мне рассказала художник Светлана Рыбина. И меня увлек этот материал – очень любопытный, довольно жестокий (в нем есть и страдания, и ужасы, и мистика), впрочем, как и все сказки братьев Гримм. После Озёрска меня ждет работа в Чебоксарах над сказкой «Снежная королева», в которой за основу взят один из первых переводов Андерсена на русский язык, датируемый концом XIX века.

— Премьера «Недоросля» намечена на 26 сентября. Будете ли вы присутствовать на первых показах? Хотелось бы вам, чтобы постановка стала темой для обсуждения после спектакля?

— Увы, быть на премьере у меня вряд ли получится. А вот обсуждения после спектаклей очень люблю. Сейчас многие театры страны практикуют прямое общение со зрителем после просмотров. Еще есть опыт БДТ, где художественный руководитель театра Андрей Могучий, прежде чем выпустить спектакль, бесплатно показывает его студентам, то есть публике неподготовленной, способной дать непредвзятую оценку увиденному. Если режиссер где-то промахнулся, это станет понятно по реакции зрителей. И есть возможность исправить недочеты до премьеры.

С 8 по 12 ноября в Барнауле пройдет первый фестиваль театров кукол «Зазеркалье». На площадке концертного зала «Сибирь» свои постановки представят театры Кемерова, Ханты-Мансийска, Нижневартовска, Томска, Новосибирска, Омска, Москвы и Санкт-Петербурга.