В этом году Шукшину исполнилось бы 90 лет. Юбилейная дата собрала на Пикете около 15 тысяч гостей

Август 02 13:36 2019

Традиционно к концу июля население алтайских Сростков увеличивается в разы – день рождения Василия Шукшина уже давно стал праздником народным.

Традиционно на родину Шукшина в день его рождения приезжают представители разных поколений.
Фото Юлии Неволиной

Певец Тактаров

На Советской – главной улице Сростков – как полагается в эти дни, очень шумно. Прямо на входе в эпицентр праздника из общего гомона, песен и выкриков мастеров, зазывающих на свой товар, неожиданно выбивается хлест веток. Нет, здесь не били, скорее парили, точнее имитировали процесс. Поставили мужчину в большой таз прямо посреди дороги, естественно, без воды, и хорошенечко отхлестали его парой веников с прибаутками вроде: «Как с гуся вода, так с тела ломота». В общем антураже стогов, гармонистов, самодельных лавок, плетений и рушников это выглядело очень забавно. Сами «парильщицы» уверяют, что это символизирует добрые намерения по отношению к гостям и пожелание им всего хорошего.

Через эту незамысловатую процедуру приветствия прошли практически все именитые гости Шукшинского фестиваля. Пока они были заняты, люди, не веря собственным глазам, уточняли по сарафанному радио: «А это правда тот самый?», готовили ручки, блокноты и телефоны. Кому-то из знаменитостей везло больше, и он успевал посмотреть село, где жил Шукшин, кому-то меньше. Так, пока неузнаваемый многими режиссер Владимир Битоков наслаждался уединением, неспешно прогуливаясь меж людей, актер Олег Тактаров только и успевал позировать и выслушивать комплименты.

— Ой, вы мне так нравитесь, я за вами слежу! – признается во время спонтанной фотосессии одна из поклонниц артиста. – Песни ваши постоянно слушаю, так хорошо поете, душевно.

Когда женщина поняла, что говорит не то, тут же спохватилась, подставляя фотографу нужный ракурс:

— Подумаешь, спутала, это я от волнения.

Как отмечали многие, в этой-то искренности, простоте и открытости местных жителей и скрывается их главное преимущество. Наверное, за это их так любил Шукшин. Он свой народ понимал, как никто другой, знал, о чем болит его душа. Может быть, еще потому, что и сам он был таким же.

Фото Юлии Неволиной

О родном и близком

Шукшина с нами нет уже почти полвека, а любовь к нему все крепнет. Чтобы ее выразить песней, танцем, стихами, да даже просто приобщением к жизни родного села Василия Макаровича, в Бийский район приезжают люди из разных городов.

— Я очень хорошо отношусь к его творчеству, но, мне кажется, я далеко не все могу понять – не хватает мне жизненного опыта пока, – признается гостья из Барнаула Татьяна Ерхова. – К своему стыду, в Сростках я впервые, но для меня было важно сюда приехать не потому, что едут все, а так, чтобы мне самой захотелось тут побывать. Как раз накануне перечитывала некоторые шукшинские произведения, и меня поманило в эту сторону. Не сказать, что я узнаю в них себя, но вот родителей своих, бабушек однозначно. Они так говорили, так поступали, так реагировали. Не понимаю, как ему удалось об этом писать. Это же что-то неосязаемое, скорее чувственное, чем предметное.

Такие наблюдатели, как Татьяна, видели Шукшина не только на плакатах, тарелках, магнитах, деревянных досках – повсюду.

— Сидел на Пикете и наблюдал, как вон над той рощей летал большой, крепкий, сильный орел. Долго, долго летал. То ближе подберется, то дальше, как будто прислушивался, приглядывался, что тут у нас такое делается, о ком говорят. И вдруг мне подумалось: а что, если чудо такое все-таки бывает и это душа Василия Макаровича к нам подлетала, – рассуждает председатель жюри полнометражного игрового кино «Всероссийского шукшинского кинофестиваля» Валерий Фомин.

Фото Юлии Неволиной

К экспериментам готовы

Задержавшись вместе со звездами на входе и, в конце концов, оставляя их в покое, народ двигался дальше и на каждом углу устраивал несанкционированные фотозоны. То на тюк соломы под окнами библиотеки взгромоздятся, то пристанут к казаку и начнут выхватывать шашку, так сказать, для антуража, то распластаются на траве у памятника Шукшину на территории музея-заповедника…

— Если заберусь на деревяшку, не треснет? – со смехом интересуется у супруга обеспокоенная судьбой деревянного чудика женщина, упрямо карабкаясь на приступку. К слову, эта скульптура уже не первая в сростинском парке, что вызвала внимание этой парочки.

— Те не сломались и эта цела будет. Лезь, пока никто не видит! – торопит благоверную фотограф и косится на барышню, расположившуюся под деревом с книгой.

В поведении девушки чувствуется определенный фарс хотя праздник, в общем-то, литературный, такая сцена смотрится диковато. К тому же, с трудом верится, что девушка настолько влюблена в книги, что вот так запросто на улице в гомоне сотен, а то и тысяч людей, сможет углубиться в ее содержание. Кстати, вразумительно рассказать, почему выбрала такое место для знакомства с литературой, она так и не смогла, но зато точно запомнилась гостям Сростков своей оригинальностью.

Больше всего в заключительный день фестиваля поразила открытость людей и их готовность на эксперименты. Примерить кокошник? Легко! Обнять гармониста? С радостью! «А можно к этому всему еще какой-нибудь сарафан?» – не стесняясь, просят женщины. И ведь можно. И сарафан, и пучок колосьев, и фартучек нарядный. Откуда только что берется.

Еще одно из полюбившихся гостям мест – полевая кухня, стилизованная под сюжет фильма «Они сражались за родину…», где главную роль Лопахина сыграл Шукшин. Техника и форма тех лет, оружие оказались весьма привлекательными. В то время как женщины с «солдатами» кокетничали, мужчины хотели выступать на равных рассматривали снаряжение и вертели в руках автоматы, оставляя на съедение мухам недоеденную порцию разварившейся гречки.

Фото Юлии Неволиной

Паломничество на Пикет

На главную площадку заключительного дня фестиваля – гору Пикет – люди традиционно добирались пешим ходом. Говорят, полезно, можно даже фитнесом не заниматься – вес уходит на глазах. Может, ктото с ним и рад проститься, да вот только не все. Глядишь, то тут, то там устраивают пикники, разворачивают огурцы с помидорами да колбасой прикусывают.

— Запасливые, – слышится чей-то мужской голос позади. – Мне бы быть поумнее.

Визуально казалось, что к подножию памятника народу добралось меньше, чем в прошлом году – вероятно, кто-то не сумел собраться с силами после внеочередного перекуса и сдался на полпути. Но все-таки сидели плотно, особенно вдоль импровизированной красной дорожки – там толчея могла посоревноваться с ситуацией в фан-зоне на концерте суперзвезды.

Когда началось представление именитых гостей, особо рьяные поклонники готовы были свернуть ограждение, лишь бы коснуться знаменитости. Причем неважно какой. Признаться, ВИПы таким вниманием были очень польщены. Олег Тактаров по пути разбирал на части букет хризантем, который ему вручили в самом начале, и раздаривал их женщинам. Одной даже посчастливилось получить свою долю не в руки, а на голову, и без того украшенную венком из свежих полевых цветов.

Виктор Мережко с удовольствием знакомился с поклонниками и любезно раздавал автографы, серьезно затягивая церемонию награждения победителей кинофестиваля, ради чего, собственно, все здесь и собрались. А окрыленная вниманием Алиса Гребенщикова буквально взлетела в воздух – к сцене она не просто подошла или подбежала, а пропрыгала широкими шпагатами.

К слову, столичные звезды очень оживили цикл пафосных речей и громких слов, которые в тот день звучали со сцены. Та же Алиса вдруг начала читать Асадова (к чему бы это?), а Тактаров решил посвятить непосвященных в свое творчество и, не заморачиваясь, прямо с листа прочитал «американские частушки» – именно так их обозвал новоиспеченный поэт. Стихи, надо сказать, своеобразные – без глубокого смысла, но зато о современности. Правда, на очень уж вольном языке, далеко не литературном.

Алиса Гребенщикова была не прочь принарядиться в национальный костюм. Жаль, выйти в нем на Пикет актриса не осмелилась.
Фото Юлии Неволиной

Вместе с молодежью отжигали и мэтры кинематографии – в этом году на Алтай приехали друзья и соратники Шукшина Юрий и Ренита Григорьевы, которые снимались в фильме «Живет такой парень». Первое, что сделали супруги после непродолжительного, но очень эмоционального спора по поводу установления очередности спичей, поделились со зрителями своей радостью:

— Главный феномен в том, что мы все еще узнаем друг друга.

А уже после, тоже не без подколов друг друга, рассказали о Шукшине.

— Мы коренные москвичи, но крестная мать у нас Сибирь, – признаются Григорьевы. – Когда Василий жил в столице, он говорил: «Да я не хочу, чтобы вы приезжали туда – значит на Алтай – как туристы. Надо, чтоб пожили год – и в лето, и в зиму, подышали этим воздухом. Когда Вася ушел от нас так трагично и неожиданно, мы сняли фильм «Праздники детства». Это было посвящение Шукшину и ответ на все то, что он нам дал. В Сростках мы впервые побывали в 1963 году и с тех пор не можем не приезжать. Каждый раз прибегаем, приходим, сейчас уж приползаем сюда – всегда стараемся найти силы. Не поверите, в Москве мы в лежку лежали, а как только приглашение пришло, сразу подскочили и теперь бегаем.

Точку в «Шукшинских днях» в этом году поставил концерт фолк-певицы Марины Девятовой. Это была эдакая вишенка на торте, о которой несколько дней не могли молчать соцсети. Где-то между «Ты ж мене пидманула», «Старым кленом» и «Калинкоймалинкой» на сцену прорвался самый настойчивый поклонник исполнительницы. Доступа к телу он, конечно же, не получил – полиция сгребла его на полпути к цели, но добился своего и запал-таки Марине в душу. После перерыва она спросила:

— Где жених-то? Где наш танцор диско?

А когда увидела его счастливым, продолжила исполнять программу. Может быть, уже исключительно для него?

2019 год стал юбилейным не только для Шукшина, но и для его фильма «Калина красная» – киноповесть вышла в прокат 45 лет назад. За эти годы картину посмотрело более 60 миллионов человек – это 14-й результат в истории советского кинопроката.

Фото Юлии Неволиной