«Он спал со сжатыми кулаками»: дочь великого писателя и режиссера – о наследии своего отца

Август 01 16:08 2019

Мария Шукшина была, пожалуй, самым желанным гостем «Шукшинских дней на Алтае». При этом в Барнауле она провела лишь день: на сцене театра, который носит имя ее отца, она сыграла главную роль в спектакле по одному из самых важных шукшинских произведений – «Калине красной». И до спектакля, во время встречи с журналистами, и уже после него, на поклоне, Мария Васильевна не могла сдержать слез.

Мария Шукшина: «Работы папы – исцеление для современного общества».
Фото Ярослава Махначёва

Чтобы папу не забыли

Мария Васильевна, сегодня вы не просто приехали на «Шукшинские дни», сегодня вы играете в спектакле по произведению вашего отца, на его родной земле. Это дополнительная ответственность?

Каждый спектакль «Калина красная» – ответственность, хоть в Москве, хоть на гастролях. Все взоры устремлены на тебя. Нужно завести людей, заставить их задуматься, плакать, смеяться. И самое главное – чтобы люди, уйдя, размышляли об увиденном.

Что в нем такого магического?

Мы говорим о жизни. О грехе. О том, как мы живем. Сейчас наступает время бездуховности, безнравственности, уходят понятия совести, чести. Все продается, покупается. Материальный мир убивает душу – лишь бы поесть, напиться, узнать, кто с кем спит, написать гадость в «Инстаграме», чтобы самоутвердиться за счет других. Раньше совестно было слово плохое сказать, мое поколение еще это помнит.

Исцеление от всего этого есть?

Наш спектакль и вообще папины произведения – большое исцеление. О них нужно говорить, потому что забывается. Другие герои на слуху. Шукшин уже не особо. Моя задача – чтобы папу не забывали.

Гениально

Евгений Миронов после спектакля «Рассказы Шукшина», поставленного в Театре наций в Москве в честь 90-летия Василия Макаровича, сказал, что билеты на эту постановку надо продавать в аптеке.

Вообще, папа говорил о том, что произведениями искусства можно считать только то, что заставляет задуматься. Если есть послевкусие от спектакля, книги, картины, если не просто посмотрел и забыл, то мы имеем дело с произведениями искусства. Папа заставлял задуматься – о жизни, о душе, о смерти в конце концов, о смысле жизни, существовании. Сейчас такие вещи редки, больше кассового – чтобы развлечь, отвлечь от проблем, чтобы только люди не задумывались. А папа заставлял размышлять обо всем этом, о том, почему люди переезжают из деревни, почему теряют свои корни, свое я.

После спектакля у вас какие чувства? Очищение?

Так я не могу сказать. Вообще, в «Калине красной» я первый раз вышла на театральную сцену. Я же не актриса по образованию. В жизни на сцене не стояла, а тут бац – и такая махина, «Калина красная», колоссальная ответственность. Волей-неволей меня сравнивают с мамой, Андрея (Мерзликина. – Прим. авт.) – с папой. Но мы уже два года играем, и я не видела ни одного негативного отклика. Для меня это фантастика.

Мама перед спектаклем какие-то наставления давала?

Нет. Но мне было важно, как она его воспримет. Мама была на премьере, после спектакля подошла к ней. И после паузы она сказала: «Гениально».

Со сжатыми кулаками

Президент России Владимир Путин после тех же «Рассказов Шукшина» отметил, что на его героях Россия держится.

Да, этот спектакль в Театре наций мы смотрели с Владимиром Владимировичем и Евгением Мироновым. После всего Женя пригласил президента на сцену. Я-то белугой рыдала и видела, что Владимир Владимирович сдерживает слезы. Я даже не смотрела на него, чтобы не смущать. И когда он вышел на сцену, у него ком в горле стоял. Это было так здорово, это настоящее. Тогда он и сказал: «Сейчас бы таких мужиков, как Шукшин. Россию бы подняли и жили бы лучше». Полностью с этим согласна.

Критики говорят, что в работах Шукшина – история России.

Актер Леонид Куравлёв сказал однажды о папе: «Его можно охарактеризовать одним словом – «Русь». И люди чувствуют, когда их любят по-настоящему. Не просто собираются песни попеть, потому что так надо. А любят до боли, до страдания. Папа же спал со сжатыми кулаками. И я все время думаю об этом. Это как же надо было жить, чтобы даже ночью не расслабляться. Все время думать, в перерыве между съемками писать, вообще не отдыхать. Это же фантастика. Такие люди раз в 100 лет рождаются, а сейчас уже и раз в 500 лет, наверное.

Какие его слова вспоминаете чаще всего?

«Нравственность есть правда». Именно их.

Василий Макарович был строгим отцом?

Мне было семь лет, когда он умер. И у меня о нем порядка пяти-семи воспоминаний, пальцев на руках хватит, чтобы перечислить. Папа всегда работал. Дома, в экспедициях, на съемках, в перерывах между ними – всегда писал. У нас дома были стеклянные двери, и когда мы не спали ночью, видели, что в его кабинете горит свет. Писал, может быть, ощущая, что ему мало оставалось… Тяжело говорить, извините…

В июле «Калину красную» после Барнаула увидели в Новокузнецке, Прокопьевске и Кемерове.