Недельное путешествие на Байкал — знакомство с особенностями уникального озера

Июль 15 11:44 2019

Почему-то всегда казалось, что Байкал – это очень далеко. Вот Москва – близко, а Байкал, который к Барнаулу на тысячу километров ближе столицы, чуть ли не на краю света. Почувствовать его своим, сибирским, расположенным буквально по соседству я смогла, лишь побывав там в дни отпуска. И теперь могу сказать, что самое глубокое озеро на планете действительно грандиозно. Вот где ощущается мощь и красота природы, с которой, оказывается, легко можно найти общий язык.

Фото Натальи Катренко

Город фонтанов, часов и пальм…

Скажем сразу – напрямую поезда из Барнаула до Иркутска (а именно отсюда можно добраться до любой точки озера), не ходят. Попасть сюда можно только через Новосибирск. А раз так, мы решили немного усложнить наш маршрут и отправиться в Иркутск через Красноярск, где раньше не бывали. Как оказалось, так делают многие отпускники, по крайней мере, в Красноярске нам довелось встретить немало людей, направляющихся из разных точек страны на Байкал именно через этот город.

Надо сказать, самый восточный российский город-миллионник сразу нас очаровал. И не только обилием фонтанов, часов и пальм (да-да, кадки с заморскими растениями здесь каждое лето вынимают из теплиц и расставляют по улицам города), но и своей аккуратностью, чистотой, непровинциальностью. Говорят, еще несколько лет назад Красноярск не был столь образцово-показательным. Так совпало, его облик был преображен не только к 390-летию, которое город отметил в прошлом году, но и к зимней Универсиаде, состоявшейся здесь в начале марта. От всех этих событий красноярцы явно остались в выигрыше. В городе появилось еще больше необычных скульптур, дизайнерских скамеек, зеленых уголков, тех же пальм, часов, фонтанов. Еще поразила набережная Енисея, на которую, как нам показалось, можно попасть из любой точки города (ее длина 7 км!). Вся она изобилует арт-зонами, где лично мы за один вечер стали невольными свидетелями рок-концерта, мастер-класса по танцам, поэтического баттла, выступления пианиста, который играл на стационарном инструменте, установленном прямо под пролетами коммунального моста.

Красноярск.
Фото Натальи Катренко

В поисках живой старины

По сравнению с Красноярском Иркутск – город-интроверт. И раскрылся он как-то не сразу, и всю свою великолепную старину показал как-то деликатно, ненавязчиво. А подивиться здесь и вправду есть чему – в городе, на несколько десятилетий младше Красноярска, чудом уцелели те самые исторические кварталы, которые в Барнауле по большей части утратились во время пожара 1917 года. Поэтому в этом городе проблема сохранения наследия стоит наиболее остро, а опыт вживления в исторические зоны современных зданий более богат. В качестве примера успешного соседства прошлого и настоящего здесь принято приводить 130-й квартал. Речь идет об историческом участке деревянной застройки, так называемой Иркутской Слободе, откуда по специальной программе были переселены жители в современные дома, а освободившиеся здания отданы под магазины, рестораны, музеи, сувенирные лавки. Говорят, этот квартал приносит немалую прибыль иркутской казне. Казалось бы, в наше время такой способ сохранения старинных построек представляется единственно возможным. Только вот меня этот квартал (неслучайно сами иркутяне называют его модным кварталом) не впечатлил – уж слишком вычурным, каким-то отшлифованным он показался. На мой взгляд, настоящая красота не здесь – ее можно обнаружить в тех самых покосившихся домиках, облупившихся ажурных карнизах, необычных фасадах зданий, которые сохранились в глубине города. Понятно, что обитателям этих домов уж точно не позавидуешь, но, если хочется увидеть старину живую, неприукрашенную, лучше направиться сюда. Как оказалось, и в Иркутске остро стоит вопрос о сохранении исторического наследия. Об этом свидетельствует мемориал погибшим домам, расположившийся в историческом центре. Здесь на лужайке перед церковью рядами стоят кресты с фотографиями утраченных зданий. Все как на кладбище – пробирает невероятно.

Иркутск.
Фото Натальи Катренко

Хужирская грязь или небесная благодать

Так вышло, что сам Байкал – то есть его бескрайнюю водную гладь – мы увидели с парома, который беспрестанно курсирует между материком (отправляется он из села Сахюрта) и островом Ольхон – самым сердцем Байкала. Целью нашего путешествия стал поселок Хужир, где расположена одна из девяти святынь Азии – скала Шаманка (или мыс Бурхан), главное сакральное место Ольхона. Дорога до Хужира – целое приключение. Добраться туда можно на рейсовом автобусе от Иркутска примерно за шесть часов. И если к бесплатной переправе ведет прекрасная трасса, по которой водитель везет своих пассажиров с ветерком, то по острову автобус передвигается по широкой проселочной дороге как по стиральной доске. В нашем случае передвижение усложняла резко испортившаяся погода – обрушившийся ливень на глазах размывал наезженные участки, и водителю то и дело приходилось объезжать образовавшуюся грязь. Признаться, при виде этого нескончаемого водяного потока мы было отчаялись. «Вот так повезло!» – сокрушались мы, пока не услышали от одной местной жительницы совершенно искренний возглас восторга: «Конечно, повезло! Ведь дождь здесь – что-то вроде небесной благодати». Сначала мы поежились от такого сомнительного сравнения, но потом приободрились. Особенно после того, как увидели местного велосипедиста, свободно рассекающего по глиняной хужирской жиже без всяких дождевиков. «Как вы можете вот так, прямо по грязи?» – подивились мы. – «А где вы тут грязь увидели?» – недоуменно и даже как-то обиженно заявил он. И мы решили смириться.

Ежегодно на Ольхоне выдается лишь 20-30 пасмурных дней, за что его и прозвали солнечным островом.

Хужир.
Фото Натальи Катренко

Женское начало Байкала

В Хужире мы поселились у тети Али, пожилой бурятки с умными спокойными глазами. Она-то и посоветовала нам отправиться на берег озера к знаменитой Шаман-скале просить духов о хорошей погоде. Для этого требовалось в специально устроенный там жертвенник положить любую денежку и поговорить с Байкалом. И мы двинулись в путь, не обращая внимания на разбушевавшуюся стихию и плохую видимость. Опущу подробности, как мы, промокшие до нитки, искали эту скалу, как поднимались к ней сначала по глиняному месиву, а потом по скользким камням. То ли мы преодолели необходимый предел отчаяния, то ли нужные слова подобрали, но наутро действительно тучи рассеялись (если честно, накануне вечером в это ни на секунду не верилось). И мы еще раз увидели Байкал – уже другой, словно по-иному нам открывшийся. В этих местах красив он необыкновенно. Неслучайно местные шаманы приписывают Байкалу женское начало и называют его матушкой, хранительницей, прародительницей.

Скажем сразу, настоящих шаманов мы не видели. Знаем лишь, что Ольхон – своего рода их резиденция (здесь, по сведениям местных жителей, обитают четыре обычных шамана и два старейшины – так называемые почетные шаманы, отличающиеся от других большим опытом и особой силой, но, чтобы специально выйти на них, нужно иметь связи). А вот места, предназначенные для шаманских обрядов, встречаются здесь на каждом шагу. Они помечены особыми лентами и сложенными из камней пирамидами – здесь, как и на Алтае, их называют «обо». Но присмотревшись повнимательнее к представителям местного населения, и в этих людях мы обнаружили немало шаманских черт. К примеру, опекавшая нас девушка Маруся – известный здешний гид, отличающийся богатыми познаниями об Ольхоне и его окрестностях, то и дело говорила нам о том, что Байкал – субстанция не просто одушевленная, а разумная, что в нем таится невероятная сила и мудрость. Как выяснилось, сама Маруся добровольно перебралась сюда несколько лет назад из Прокопьевска в поисках себя. С тех пор на материк ее не тянет.

Скала Шаманка — одна из девяти святынь Азии, сакральное место Ольхона.
Фото Натальи Катренко

Пятно на карте мира

Хорошо, что уже после Ольхона мы отправились в Листвянку – поселок на берегу Байкала, который называют байкальским Сочи (Листвянкой этот населенный пункт прозвали из-за обилия растущих тут лиственниц). Здесь Байкал ничем не примечателен, зато отсюда можно отправиться на катере по озеру, побывать в нерпинарии, где вблизи можно посмотреть на удивительных байкальских нерп, увидеть Байкал с 700-метровой высоты канатной дороги, отправиться на «мотане» (электричке, которую так прозвали из-за ее неустойчивости) по Кругобайкальской железной дороге – когда-то части Транссибирской магистрали, а после строительства дублирующего участка пусть тупиковой, но все же самой живописной железнодорожной ветке протяженностью 84 км. Сегодня КБЖД называют архитектурно-ландшафтным заповедником, состоящим из 40 тоннелей, 16 галерей, а также множества мостов и виадуков. Конечная этой железной дороги – в Слюдянке, небольшом городке, расположенном на западе Байкала. Здесь находится уникальное в мире здание железнодорожного вокзала, целиком построенное из белого мрамора.

Уезжать отсюда, конечно же, не хотелось. Однако сейчас, когда на карте мира я вижу небольшую точку посреди изогнутого водного пятна Байкала, мое сердце сжимается и трепещет. Но теперь я точно знаю: вернуться туда всегда есть повод – но это уже будет совсем другой Байкал.

Все дороги на Байкал ведут из Иркутска. Отсюда можно с автовокзала добраться до Хужира (550 руб. за билет), до Листвянки (130 руб.), до Слюдянки (230 руб.). Доехать до Иркутска же можно из Новосибирска на поезде (3400 руб.). Жилье на Байкале снять несложно. К примеру, на Хужире мы остановились в гостевом доме за 700 руб. с человека, в Листвянке за ночевку в аналогичных условиях мы отдали 550 руб., в Слюдянке – 650 руб. Проехать по берегу Байкала на «мотане» обойдется в 210 руб.