Есть смысл: шесть эскизов спектаклей показали московские режиссеры в МТА

Июль 03 15:33 2019

В Молодежном театре Алтая прошла творческая лаборатория #Всмысле, в рамках которой шесть молодых режиссеров представили эскизы спектаклей по пьесам молодых драматургов – участников драматургических конкурсов.

Сцена из эскиза спектакля «Протест» (режиссер Евгения Саргина). Фото Светланы Ермошиной

Не косячит

Два дня подряд в Молодежном театре Алтая показывали эскизы спектаклей, по три в день. После каждой постановки – обсуждение со зрителями. Такой формат позволяет и режиссерам, и артистам лучше понять публику, ведь для них проект #Всмысле – своеобразный курс повышения квалификации.

— Слово «лаборатория» подразумевает не столько результат, сколько организацию процесса. Мы хотим понять, каким языком сегодня разговаривает театр со зрителем, – говорит режиссер, художественный руководитель Центра имени Всеволода Мейерхольда (ЦИМ) Виктор Рыжаков.

В числе участников проекта – шесть магистрантов, обучающихся режиссуре драмы при ЦИМ и школе-студии МХАТ. Среди артистов, задействованных в постановках, тоже много студентов. Дело в том, что в труппе театра 37 человек, и даже при том, что некоторые актеры играют в нескольких эскизах, на шестерых режиссеров всех не хватило. Тут-то и выручили ребята из института культуры.

Второкурсник Даниил Попов исполнил главную роль в эскизе «Аркаша больше не косячит» – а это целый час эмоционального монолога, изредка прерывающийся репликами других персонажей. Вместе с заучиванием текста подготовка заняла всего четыре дня. Но не только для него театральная мастерская стала испытанием: так, в перфомативной драме «Ганди молчал по субботам» пара студентов минут двадцать непрерывно целовалась на сцене, и примерно полчаса зрители переживали за Алексея Шадрина, стоящего одной ногой на кактусе с поднятыми вверх руками (разумеется, все это происходило параллельно с основным действием спектакля). А артистам, задействованным в эскизе «Церковь пресвятого Макчикена», нужно было за пять дней научиться играть на гитарах и отрепетировать несколько мелодий.

Сцена из эскиза спектакля «Церковь пресвятого Макчикена» (режиссер Евгений Маленчев). Фото Светланы Ермошиной

Церковь ролла «Филадельфия»

«Все время у меня крутилась мысль – как сложно быть 16-летней девочкой», – говорит молодой человек на обсуждении эскиза «Дар моей невинности». После другого спектакля зрители дружно вспоминают себя 15-летних. Так вышло, что во всех постановках поднимаются подростковые проблемы (за исключением «Мой папа – Питер Пэн», где проблема взросления показана с другой стороны). Пожалуй, прямее всего это показано в «Церкви пресвятого Макчикена». Речь идет не о религии, а о дружеской компании школьников. Как они объясняют, это «церковь ролла «Филадельфия» со сливочным сыром, «Рика и Морти» и лучших панчей Гнойного», «церковь свободы голоса и свободы самовыражения», это место, где они обсуждают все то, что им близко. И что интересно – если относительно других постановок зрители высказывали мысль о том, что современные подростки должны привести в театр родителей, чтобы те поняли чувства своих детей, то в «Церкви» взрослые запросто узнают себя.

Сцена из эскиза спектакля «Дар моей невинности» (режиссер Галина Зальцман). Фото Светланы Ермошиной

Контекст

Организаторы проекта избегают слова «спектакль»: все постановки здесь – просто наброски, в таком варианте мы их, скорее всего, больше не увидим. Две работы из них обещают включить в репертуар Молодежного театра Алтая (одну осенью, другую весной), но это будут уже полноценные спектакли, расширенные и тщательно отрепетированные.

Впрочем, адаптация материала для большой сцены в некоторых случаях может навредить. Режиссер эскиза «Мой папа – Питер Пэн» Бениамин Коц предпринял смелый шаг, усадив зрителей прямо на сцену, на поворотный круг. Действие проходило за закрытыми кулисами, где зрителя поворачивали от одного угла сцены к другому, следя за героями истории. Тесное пространство и вовлеченность в действие пьесы заставляет лучше понимать героев, глубже сопереживать и чувствовать себя слегка неловко, как будто ты – соседка, забежавшая за солью и случайно подсмотревшая семейную драму. Поставь эту трогательную историю на большую сцену и усади зрителей в зал – и вся теплота эскиза рискует пропасть, сделав спектакль плоским.

К слову, поиграла с исходным материалом и режиссер эскиза «Дар моей невинности» Галина Зальцман. В оригинальной пьесе мы видим историю первой любви. В эскизе же добавлен еще один план: эту историю в ходе постановки пишут два других персонажа, они же периодически входят в сюжет, и их взаимоотношения – отдельный пласт постановки. Они иллюстрируют собой фразу героини, которая в иных условиях осталась бы незамеченной: «Весь этот мир – только повод для текста». Кроме того, мелкие исправления самого текста пьесы в контексте Барнаула заиграли новыми смыслами: так, вместо ничего не значащей квартиры на рандомной улице появилась отсылка к концертному залу АлтГУ:

— Если ты вампир, тебе на Димитрова. Капец, я там была один раз: они сидят в темноте и слушают струнный квартет!

Следующим событием Года театра в Барнауле станет приезд мастерской школы-студии МХАТ с двумя спектаклями: «Чуш» по рассказам Виктора Астафьева и «Оттепель» по текстам Александра Володина. Показы пройдут 16-17 июля на сцене ДК города. А 22 июля запланирована встреча молодого поколения школы-студии МХАТ с творческой молодежью Барнаула.

Виктор Рыжаков: «Меня покорило то, как к театру относятся в Барнауле, какое количество разновозрастного зрителя приходит на эти показы. Зритель заинтересован в экспериментах, он показывает, что тоже хочет другого уровня общения, другой искренности».

Подробный фоторепортаж с показов театральной мастерской