Борис Грачевский о «Ералаше», блогерах и детском кино

Июнь 28 10:30 2019

Какую главную роль сыграл Борис Грачевский в фильме «Варвара-краса, длинная коса»? Легко ли работать с детьми? Возможно ли реанимировать киносказку? Об этом и многом другом рассказал создатель и бессменный руководитель «Ералаша», приезжавший в качестве почетного гостя на форум «АТР».

Борис Грачевский.
Фото Алисы Тростниковой

Золотая кнопка

— Сегодня мы получили «Золотую кнопку YouTube (награда, присуждаемая авторам каналов, набравшим 1 млн подписчиков. – Прим. авт.) – начал с хороших новостей Борис Грачевский. – Для нас это победа – у киножурнала более 1 млн подписчиков и примерно 40 млн посещений в месяц. Рад, что сегодняшнее поколение смотрит «Ералаш», до них доходит то, чем мы занимаемся. Мы опережаем примерно на год то, что показываем. Каждую неделю съемки. Нужно сохранять интерес детей. Сейчас другое время, мы стали другими – это нормально. Мы не имеем права думать по-старому, должны разговаривать с детьми на одном языке. Я не бегу за зрителем. Просто хочу, чтобы нас любили. Это нормальное желание любого человека, который занимается искусством.

О предпочтениях детей

— За 45 лет, что я занимаюсь «Ералашем», дети примерно три-четыре раза поменялись. Сегодня они глобально трансформировались за счет сумасшедшего информационного потока. На третьей минуте перестают соображать, что было. Теряется нить. Все кино и вся литература теперь построены таким образом, что на третьей минуте обязательно будет перезарядка, замена эпизодов, героев. Фильмы сняты кусками, которые склеиваются, как мозаика. Новая формация, другой темп, другой ритм. «Войну и мир» в подлиннике, к сожалению, прочтут полпроцента сегодняшних детей.

О цензуре

— Когда начинали «Ералаш», цензура категорически над нами висела. На каждый выпуск было досье, некоторые сюжеты были запрещены к показу. Были определенные закрытые темы. Например, не могли позволить отрицательно изобразить учителя, поначалу и родителей тоже. Потихоньку некоторые запреты побороли, стали честными, как в жизни. Хотя свобода, которую мы получили, уменьшается на глазах, как шагреневая кожа. Даже YouTube за один сюжет чуть не оштрафовал. По сценарию, у мальчика украли трусы, пришлось выйти из душа голым…

Отказать ребенку

— Меня часто спрашивают, легко ли работать с детьми? Легко. Трудно найти тех, с кем легко работать. Даже на трехминутный «Ералаш» важно, чтобы ребенок обладал нужными способностями. Есть высокие профессионалы, в копилке которых по 20 сюжетов. Они как режиссеры разговаривают, могут спросить, не перекрывают ли в данном ракурсе свет? Мы должны понимать, с кем мы идем в бой. Съемочный день длится восемь часов. Есть потрясающие, одаренные дети, но не работоспособные. Спринтеры. Я вижу, что через два часа ему надоест, он начнет ныть и перестанет играть. Нам же надо работать.

Очень сложно отказывать ребенку. При том, что кастинги, куда приходят сотни детей, я не провожу. Хотя это тоже процесс не простой – ребенка отсматривают, как через рентген, ищут, что у него внутри. Я проводил кастинг для съемок своего полнометражного фильма «Крыша» – отсмотрел 7800 девочек. Страшная история! Потом после проб, где они играют кусочки из фильма, надо отобрать трех. И вот на этом этапе особенно тяжело отказывать артисту, когда отобраны три из сотен, и они уже знают текст, иногда читали сценарий…

Честное кино

— Фильм «Крыша» – сложное кино. Картина, о которой дети говорят, что ее стоит посмотреть маме. А мамы советуют посмотреть ее детям. Честное кино про то, что бывает в жизни, о взаимоотношениях в семье. Три девочки, три семьи. У всех разные проблемы, и всем взрослым наплевать на детей. В финале девочки оказываются на краю крыши… И семьи-то показаны нормальные, не социально неблагополучные. Они любят своих детей, но отсутствие настоящего внимания приводит к трагедии. Есть в фильме такой сюжет, где директор школы на родительском собрании спрашивает: «Знаете ли вы, с кем сидит ваш ребенок за одной партой?». Это является критерием отношения родителя. Отсутствие внимания к ребенку и уважения его интересов может привести к трагедии. Нет ничего страшнее стоящего на краю крыше ребенка! Во время съемок вся съемочная группа обрыдалась. Как у Пушкина: «над вымыслом слезами обольюсь» – сам придумал, сам плакал.

Хотя история основана на реальных событиях: три девочки под Москвой прыгнули с девятиэтажки и погибли. Мы написали свой сценарий, ушли от взаимоотношений между детьми, к проблемам более широким и важным. Сегодня 12-летние дети могут понять и такое кино, потому что идет сумасшедшее взросление зрителя. Когда мы начинали «Ералаш», он был для детей 10-14 лет. Сегодня трех-пятилетние дети смотрят и понимают. Зритель поумнел.

Борис Грачевский на форуме «АТР».
Фото Алисы Тростниковой

О детском кинематографе

— Детское кино в том виде, в котором оно существовало в советском детстве, сегодня никто смотреть не будет. В начале кинопути я работал администратором у легендарного сказочника Александра Роу. Лет пять-семь назад вышел к детям на сцену с вопросом, кто знает картину «Варвара-краса, длинная коса». Подняли пять рук. Им это не интересно. Детские фильмы приносят сумасшедшие деньги, но для этого надо вкладывать сумасшедшие деньги. Один из примеров современной киносказки «Последний богатырь» – совсем не детское кино, на мой взгляд, а капустник для взрослых. Для сегодняшнего поколения надо снимать фантастику. Скоро выходит картина «Вратарь Галактики» – в нее вложены огромные деньги, использована современная графика. Это будет иметь интерес. Бондарчук младший снял вторую серию про пришельцев. Тоже любопытно. С нетерпением и опаской жду анонсированного «Конька-Горбунка». Может, что и выйдет.

О блогерах и искусстве

— Я уверен, что каждый должен расти в этом саду жизни, как он может. Наконец появилась свобода. Она непривычна для многих. Один блогер ругается матом, и это является его главным достоинством, другой болтает, что ни попадя, третий корчит рожи. И объяснить, почему они популярны, трудно. Сказать, что среди этих людей есть яркие интересные личности? Среди детей не очень. А народ голосует своими лайками. Сказать, что это хорошо – не могу, плохо – тоже не могу. Только давайте раз и навсегда договоримся, блогерство – это не искусство. Кривляние и короткие интермедии – не искусство. Есть популярный в блогерской среде кинообозреватель BadComedian, который ничего не понимает в кино. Удивительно видеть, как он пытается развалить какую-то картину за счет мелких нестыковок, не понимая, что это такая ерунда в сравнении с главной темой фильма. Кино – это часть искусства. Искусство должно разбираться соответственно: как переданы образы героев, как выражена тема, а не то, что у героя в одном кадре шапка слева, а в другом справа. Этим должны заниматься профессионалы.

Борис Грачевский: «Я сыграл одну из главных ролей в фильме «Варвара-краса, длинная коса». Самый страшный кадр помните? Палец, напоминающий царю: «Должок!». Это моя рука. Я много ролей сыграл – главных и неглавных. А именно этой роли поставлен памятник. К 70-летию мне подарили торт с этим пальчиком. Но теперь это никому не нужно».