Блуждающий астероид: Алёна Свиридова в любом жанре чувствует себя комфортно

Июнь 28 15:53 2019

В 1990-е Алёну Свиридову знали все, ее «Розовый фламинго» был одним из главных хитов того периода. А несколько лет назад поклонники увидели новую Свиридову – повзрослевшую, вдумчивую. В этом году Алёна стала участницей Рождественских чтений. За несколько минут до концерта перед театром драмы она дала эксклюзивное интервью «ВБ».

Алёна Свиридова считает Барнаул музыкальным городом.
Фото Ярослава Махначёва

Преклоняюсь перед Рождественским

— Алёна, как вам наша публика?

— Очень музыкальная. Может, все дело в том, что концерт был в филармонии, но я давно не встречала такую аудиторию. Я много чего делаю с публикой – и поем вместе, и ритм отбиваем на разные доли. Барнаульцы прекрасно справились со всеми заданиями.

— Если честно, у многих возникает вопрос: какая связь между Алёной Свиридовой и Робертом Рождественским.

— Дело в том, что я очень давно дружу с Катей Рождественской, его дочерью. Она меня уже давно пригласила, я была и на фестивале в Тбилиси вместе с ней. К сожалению, с самим Робертом Ивановичем я знакома не была. Он – наше достояние, написал такое количество песен, под них прошло все детство. И, безусловно, он знаковый человек для всех, кто родился в Советском Союзе.

— В проекте «Старые песни о главном» дуэтом со Львом Лещенко вы исполняли «Песню прощения». Это было первое исполнение Рождественского?

— Да. Тогда мне, как и всем молодым артистам, хотелось исполнять свое, современное. Думаешь, что напишешь и споешь круче, правда, потом выясняется, что это не всегда получается. Уже с годами обнаруживаешь, что все эти песни советских лет ты знаешь и помнишь, они вызывают ностальгию. Сейчас я с удовольствием исполняю песни Роберта Рождественского на фестивалях.

— В чем его секрет, как считаете?

— Редкий и большой талант. У него, образованного и одаренного человека, получалось все выразить очень доступным и простым языком. Я бы тоже так хотела, но не всегда получается, потому и преклоняюсь перед ним.

— А вам для творчества что надо? Особое состояние или в любой момент можете сесть и писать?

— Если надо – сяду и пишу. Не верю в истории про музу, которая когда-то приходит. Она появляется, когда садишься и делаешь. А если что-то не так, претензии предъявляю не к музе, а к себе.

— А к своим музыкантам вы строги?

— Нет. У меня хорошие музыканты, такие же, как я: всем в удовольствие сделать хорошо, чтобы не просто не стыдно было, а испытал чувство гордости. Заставлять никого не надо. Еще у нас общее чувство юмора. Так хохотать, как в группе, я ни с кем не могу, поэтому репетиции, концерты – это всегда праздник.

Новый эксперимент

— Что сейчас в вашей творческой жизни происходит, помимо фестиваля Рождественского?

— Все карты раскрывать не буду, но хочется сделать танцевальный альбом.

— В стиле диско?

— Диско не совсем подходит, но чтобы реально хотелось танцевать. Это тоже некий вызов, эксперимент. Щемящую лирику – легко и запросто. А чтобы хотелось скакать, но при этом не звучало и не выглядело глупо и весело, – надо постараться.

— А вы себя к определенному жанру причисляете? В середине 1990-х это была поп-музыка, потом появилось кантри.

— Нет, я как блуждающий астероид, сложно отнести к какому-то жанру. Может, это и плохо – и не попса, и не рок, и не бард, вообще непонятно кто.

— А как вам в «Трех аккордах» пелось?

— Комфортно. С возрастом музыкальный снобизм проходит – это свойственно молодым, вот это слушаю, а это фу. Бывают плохие песни, но нет плохих жанров. Поэтому я всегда за расширение репертуара.

— Что в «Трех аккордах» было тяжелее всего исполнять?

— Такого не было. В искусстве тяжесть не нужна, иначе и публике будет тяжело. С большим удовольствием работала над всем, что доставалось, у нас был прекрасный оркестр. Этот проект доставил только положительные эмоции.

Так же как у всех

— Ваш последний, на данный момент, альбом «Город-река» вышел в 2017 году, а пластинка перед ним – в 2008-м. Почему был такой перерыв?

— Нужно было понять, что ты хочешь сказать. Может, меня разочаровало то, что сложно стало продвигать материал. Пишешь – а тебе не формат, не формат. Песня «Пока», которая сейчас стала моей самой ротируемой композицией, раскрутилась только. Тяжеловато было, и в какой-то момент я устала. А потом это чувство прошло, захотелось вернуться к истокам, к акустике, поиграть на гитаре.

— В 1990-е было легче?

— Сложно сказать. Мир радикально изменился. Тогда показали один раз в «Музобозе» и тебя узнала вся страна. Сейчас это не проходит, у всех свои кучки, тусовки. Молодежь продвигает себя в Интернете разными способами, желательно скандальными. ТВ смотрит старшее поколение, которое любит то, что и 100 лет назад. Я сама телевизор лет 15 не смотрю. И мне правда было непонятно, что делать, до кого достучаться. Молодняк тебя поначалу в любом случае будет отрицать, старшие смотрят сериалы.

— А в вашей жизни был тот самый момент, как говорится — проснулась знаменитой? Или все получилось плавно.

— Все случилось достаточно быстро: приехала в Москву и через год уже обо мне знали. Первый мой клип, «Никто — никогда», публику заинтересовал, но меня не запомнили. А «Розовый фламинго» свое дело сделал.

— Чем, кстати, Алёна Свиридова того периода отличается от нынешней?

— Я стала спокойнее, полный дзен по всем вопросам. Тогда такого не было. Нервничала, переживала, как пойдет, как будет, все неудачи принимала близко к сердцу. Сейчас по отношению к жизни это два разных человека. Кстати, совсем уж в молодые годы такое спокойствие тоже у меня было, а потом то ли неуверенность в себе появилась, то ли сомнения. А сейчас уже – что выросло, то выросло.

— В интервью вы часто рассказываете о личной жизни, о секретах молодости. Не страшно так публично открываться?

— А что уж такого я рассказываю? Может, была пара подобных передач на эту тему. Просто у всех, так или иначе, в жизни похожие истории. Может, люди узнают, что и у нас так бывает, и им станет легче. Многие ведь думают, что звезды особенные, питаются амброзией и росой, а это не так.

— Ваша книга «Счастье без правил» о чем?

— А вы почитайте. В глобальном плане – это сборник эссе, размышлений о жизни, о различных ее аспектах – красоте, возрасте, теле, мужчинах, музыке, вдохновении, детстве, взрослении. Мне кажется, об этом думают все люди, и им просто будет интересно проверить, совпадают ли наши взгляды или нет.

Алёна Свиридова: «Слово «тяжело» ко мне не применимо. Может, только в ранней юности, когда депрессии были модными. Отношусь ко всему философски. Просто, чтобы что-то делать, нужен посыл»