Старый «Бентли» борозды не портит: как проходит ралли «Пекин-Париж — 2019»

Июнь 24 12:32 2019

Из Пекина в Париж можно добраться самолетом быстрее чем за сутки, причем не очень дорого. А можно поехать на 109-летней машине, потратить на это месяц и кучу денег, но получить колоссальное удовольствие.

Фото Ярослава Махначёва

В День России в Алтайский край приехали участники международного ралли ретроавтомобилей «Пекин-Париж». Хлебом-солью экипажи встречали на берегу озера Ая. Здесь они отдохнули, отремонтировали свои уникальные автомобили и отправились дальше.

Сумасшедшие банкиры

Ралли «Пекин-Париж» – это своего рода передвижная выставка уникальных автомобилей. Да, это спортивное состязание – здесь есть несколько классов авто с зачетом в каждом из них, на маршруте есть спецучастки, которые надо проходить по определенным требованиям. Но большинству зрителей в первую очередь интересны сами машины. Кажется, и сами экипажи сначала кайфуют от одного только факта участия, а уже потом подсчитывают зачетные очки. Судя по тому, с каким беззаботным видом они потягивают пенные напитки после дня гонки, как весело общаются друг с другом, друг друга они конкурентами не считают.

— Многим участники могут казаться сумасшедшими, раз решились на такое испытание, – говорит директор ралли Гай Вудкок. – Но все они в основном успешные люди, банкиры и бизнесмены, а это ралли – своего рода вызов себе.

В этом году перед прибытием на Аю участников ждал непростой спецучасток – они не поехали прямиком по Чуйскому тракту, а сделали крюк через Усть-Кан и Солонешное. По расчетам, первые экипажи на Аю должны были приехать часам к 6-7 вечера. Но некоторые доехали ощутимо быстрее.

«Бьюик» 1929 года выпуска с британским экипажем на борту на Ае мы уже видели. Особенность машины – деревянные спицы на колесных дисках. Чтобы они не рассыхались, в прошлый раз экипаж на ночь замачивал их в воде. Нынче сменили тактику – каждую спицу заматывают специальной нитью. Занятие муторное, но куда деваться.

— С машиной делали уже много чего, даже перечислять не буду, – говорит пилот Дэвид Мэйн. – Но для нас это приключение, поэтому мы здесь.

По сравнению с прошлыми годами ремонтных работ на Ае проводилось не так много – видимо, основные провели прошлой ночью в Чибите, где ремзону открыли барнаульские ретроавтомобилисты, а те машины, которым требовалось более серьезное вмешательство, сразу эвакуаторами отправили в Новосибирск. И тем не менее некоторым экипажам и здесь пришлось повозиться. Перед тем, как начать ремонтные работы, пилот и штурман стелют под авто брезент – чтобы не запачкать маслом и прочими техжидкостями территорию. И начинается работа. Кэйт Эшворд, пилот «Бентли 40 LeMans», с головой ушел в нее в прямом смысле слова – из-под капота торчат только ноги. «На воздух» он вылез, держа в руках генератор – корень всех сегодняшних бед. Как рассказал британский пилот, его машина 1926 года, но собиралась она почти по кускам – одна запчасть от одного донора, вторая от другого. На вопрос о проблемах отвечает философски:

— У нас проблемы каждый день. Теперь еще и машина открытая, съемную крышу мы потеряли в Монголии, едем так.

13 тыс. км и 12 государств проедут участники ралли «Пекин-Париж — 2019» за 35 дней.

Фото Ярослава Махначёва

Ползунов бы гордился

Из Пекина в начале июня стартовали 105 экипажей. К Алтайскому краю из борьбы выбыли только двое. Как говорит Гай Вудкок, главное требование к машинам – чтобы они были не моложе 1975 года выпуска и могли передвигаться в непростых условиях. Все остальное, в том числе и выбор транспортного средства, на усмотрение участников. Потому в ралли можно было увидеть весьма и весьма неожиданные… нет, даже не машины, а вообще непонятно что на первый взгляд.

Самым старым транспортом нынешнего лета стал трицикл «Контал-Мотатри» 1907 года выпуска. Представьте себе что-то вроде трехногой табуретки с колесами. Вот примерно так этот трицикл и выглядит: два колеса спереди, одно сзади, нет кабины, зато есть два кресла. При этом пилот сидит позади штурмана, поэтому ехать должен в основном стоя, чтобы видеть дорогу. Жаль, не удалось увидеть это чудо техники в действии, экипаж под управлением Антона Гонниссена приехал на базу одним из первых. И сразу же ушел на отдых к себе в номер – никаких технических вмешательств трицикл не потребовал.

Ничего не стали делать с машиной и американец Митч Гросс с британским штурманом Кристофером Рольфом – просто закрыли технику брезентом и ушли, будто бы приехали на современном автомобиле. А между тем их «Белый Пульман» 1910 года выпуска под номером 2 – с паровым двигателем. Неудивительно, что при наличии в штате организаторов 16 пикапов техпомощи следом за паровым автомобилем едет персональная техничка.

Паровой экземпляр зрелищно, извергая клубы пара откуда-то из-под колес, забрался в крутой подъем к озеру. Эх, как бы в этот момент своим детищем гордился Иван Ползунов. Митч Гросс, как оказалось, был не в курсе, что изобретатель парового двигателя как раз родом с той земли, где в этот момент экипажу посчастливилось оказаться. И очень обрадовался этому факту.

— Топливо у нас есть, но оно нужно, чтобы разогреть воду, а двигатель работает уже от пара. В 1907 году князь Боргезе участвовал в первом ралли «Пекин-Париж» примерно на такой машине, и я подумал: «А почему бы и нам не проехать». Но в наши дни машины подобного класса еще не проходили такой маршрут, – хвастается инженер на пенсии Митч Гросс.

Проблем с машиной много, она прихотливая. Вот и в день гонки чуть не загорелась – шутка ли, температура пара доходит до 400 градусов.

— Да у нас каждый день приключение. Но самое плохое, что в ней нет круиз-контроля, – смеется американский пилот.

К участникам, кстати, у организаторов особых требований тоже нет, кроме уплаты стартового взноса. Возрастной ценз, например, отсутствует, поэтому в экипажах были люди, которые ненамного младше самих машин. А Гарри Кроун из Австралии даже старше – ему 87 лет, а его «Лейланд P76» – всего-то 45.

— Это марка очень популярна в Австралии, она большая и удобная, – рассказывает он о своем транспорте. Я уже в шестой раз участвую в различных международных ралли. Конечно, мне уже трудно, но я наслаждаюсь тем, что я здесь, – улыбается Гарри.

Фото Ярослава Махначёва

Под песни Пугачёвой

До нынешнего года за всю историю ралли лишь раз в нем участвовал барнаульский экипаж – в 2013 году до призового места в своем классе на «Москвиче-412» доехали Борис Лыткин и Евгений Смирнов. В 2016 году обошлось без россиян, а в нынешнем числе участников оказался экипаж из Новокузнецка. Местный бизнесмен Александр Говор – поклонник техники, в своем городе у него есть музей ретромашин. И «Пекин-Париж» – его мечта. Когда их включили в состав участников, на чем ехать долго не выбирали. Сразу решили, что это должен быть отечественный автомобиль, и остановились на ВАЗ-2103 1972 года выпуска.

Когда в 2013 году Лыткин и Смирнов появились на Ае, это был фурор. В этом же году приезд соотечественников зрители восприняли спокойно – многие, видимо, даже не поняли, что это участники, а не очередная машина поддержки из числа ретролюбителей. Думаю, сказалось то, что у нас треть страны на таких «ретрожигулях» ездит. Но новокузнецкий экипаж это не смущает. Под советские песни 1970-1980-х годов они бодро преодолели монгольский этап, пусть и не без проблем.

— Нам обещали пустыню, а ехали по настоящей каменоломне, где режутся колеса, рвется металл, – вспоминает штурман Максим Отмахов. – Мы в Монголии потеряли шесть колес. Вчера в Чибите нам привезли нормальные покрышки, а вы бы видели, на чем мы приехали туда. Все колеса, включая запасные, – разные. В последние дни искали их уже где только можно. Пытались купить запаски у проезжающих машин, упрашивали, уговаривали.

Александр Говор утверждает, что ни на секунду не пожалел об этой затее.

— Конечно, проще и спокойнее на диване лежать. Но тут тоже здорово, много интересных людей. Мы друг другу соперники только на трассе. За ее пределами уже все сдружились. Да и на трассе в случае поломки, без сомнений, помогаем друг другу, – рассказал Александр Николаевич.

Фото Ярослава Махначёва

Думаю, больше других участию российского экипажа был рад пилот «Крайслера CM6» Артур Лукашевич из Польши. «What’s name your car», на ломаном английском пытался спросить кто-то. «Как называется машина?» – с легким акцентом переспросил Артур.

— Я русский язык изучал в школе, у меня в России много друзей, поэтому мне особенно приятно сейчас тут находиться. Красивая страна, – поделился впечатлениями Артур. И ушел, напевая «Небо на ладони». Видимо, тоже услышал в новокузнецкой «тройке».

Свой «Крайслер» 1931 года выпуска он купил три года назад и все это время готовил ее к ралли, в том числе и для того, чтобы насладиться российскими пейзажами. А виды алтайских гор всех участников привели в восторг.

— Очень красиво, похоже на мою Швейцарию, – говорит банкир в обычной жизни и пилот яркого «Форда» 1938 года выпуска на эти полтора месяца Даниэль Саутер. – И все очень позитивные. Только за сегодня мы встретили сотни милых людей.

На этот раз Сергей Поспелов, курирующий ретронаправление в Федерации автоспорта Алтайского края и неизменно отвечающий за российский участок ралли «Пекин-Париж», проложил такой маршрут, что в этом году на Алтае экипажи побывали дважды. Точнее, даже трижды, если считать еще соседнюю Республику Алтай. Сначала участники переночевали в Чибите, едва перейдя границу с Монголией, потом уехали на берег Аи, а затем снова колесили по нашему краю, переезжая из Новосибирска в Казахстан – в воскресенье их можно было увидеть в Кулунде и Немецком районе. Там под проливным дождем проезжающие экипажи также встречали сотни зрителей.

Первое ралли «Пекин-Париж» прошло в 1907 году. Участники хотели достичь Парижа в рекордно короткие сроки, пройдя более 16 000 км, и доказать всему миру, что автомобиль является надежным и перспективным транспортом. Участвовало пять экипажей, победил итальянский князь Шипионе Боргезе. В 1997 году в честь 90-летия пробега провели ралли ретроавтомобилей «Пекин-Париж», теперь оно проходит раз в три года. С 2010-го маршрут неизменно проходит по территории Алтайского края.

Подробный фоторепортаж