Путь-дорога фронтовая

Май 31 15:12 2019

От Барнаула до Берлина: с первых дней войны до Великой Победы колесил по фронтовым дорогам сибирский шофер Пётр Царапкин.

На фронт Пётр Царапкин (второй слева) ушел с Демидовской площади со своим автомобилем ЗиС-101 под номером АН 95-55.
Фото из семейного альбома Ивановых

День военного автомобилиста отмечается 29 мая. Мы поздравляем всех, кто причастен к этой профессии. А еще вспоминаем воинов, приближавших Победу за баранкой своего автомобиля, перевозя важнейшие для фронта грузы.

100 млн т всевозможных грузов перевезли в годы Великой Отечественной войны автомобильные отряды; они эвакуировали раненых и больных, перевозили солдат, доставляли продовольствие, боеприпасы, медикаменты.

Царапкины

В семье ветерана труда Людмилы Ивановой бережно хранят фотографии и те немногие документы, которые напоминают о ее родных дядях – братьях Царапкиных.

Их, братьев, и было-то всего двое на четыре сестры. Когда образцовый уральский крестьянин Илья Львович Царапкин был раскулачен и арестован, его супруга с детьми в 1932 году переехала в Барнаул. Трудолюбивые и упорные, они и здесь быстро поставили маленький домик, начали обустраивать свое гнездо.

Опорой для всех стал старший сын Сергей, к этому времени имевший уже жену и двух малолетних деток. На фото 1928 года они с юной женой только что из-под венца. А на обороте фотографии немного наивные, не совсем складные стихи-размышления о пройденной юности и о том, что ожидает впереди. Молодые супруги Царапкины верили только в хорошее. И старались сделать в жизни все, чтобы так и было. Профессию Сергей выбрал по тем временам современную, востребованную – был шофером, в городе его уважали, родные им гордились.

Младший брат Петя во всем старался брать пример с Сергея, и когда пришла пора ему определяться со специальностью, он окончил ФЗУ (фабричнозаводское училище) и тоже получил водительские права. Перед войной он работал в краевом управлении сельского хозяйства, что располагалось в историческом здании на Демидовской площади. Отсюда на своем ЗиСе Пётр Царапкин отправлялся не только по городу, но и выезжал в самые отдаленные уголки Алтайского края. Надо было обладать настоящим шоферским талантом, чтобы преодолевать сотни километров по бездорожью, не сбиваться с пути даже в жуткую непогоду. Но он любил свою работу, свою машину и не уставал удивляться бескрайним полям, любоваться разнообразием пейзажей. Лирическая натура этого, в общем-то, очень скромного парня раскрывалась тогда, когда брал он в руки гармонь.

Пётр Царапкин на фото в центре.
Фото из семейного альбома Ивановых

В Ржевском котле

Война разрушила все. Уже на второй день, 23 июня 1941 года, младшего Царапкина вместе с его любимой машиной погрузили на платформу железнодорожного поезда и отправили на Запад. А через неделю так же на фронт уезжал и старший брат.

Каждого из них ждали свои фронтовые пути-дороги, которым не пришлось пересечься.

Военный водитель Сергей Царапкин оказался в пекле так называемого Ржевского котла. Именно там шли самые кровопролитные бои не только в Отечественной войне – в истории всего человечества. О тех беспрерывных сражениях, в которых гибли без счета и наши воины, и солдаты противника, до сих пор не могут говорить без ужаса в глазах современники. Земля была залита кровью и завалена трупами. Мало кому удалось выжить в том адском котле. В Барнаул пришла похоронка: 20 октября 1941 года Сергей Царапкин геройски погиб в боях под Калугой. Он и еще десятки тысяч не вернувшихся из боя не дали Гитлеру тогда перебросить войска к Сталинграду.

Спустя годы родные Сергея Ильича пытались найти место его захоронения. Пока не удалось. Поэтому поклониться ему приходят на барнаульский Мемориал Славы, где среди других земляков, отдавших жизнь за Родину, выбита и его фамилия. Сын Василий Сергеевич намного пережил своего отца (ему уже 90 лет), он тоже связал свою жизнь с автомобилями, но только на мирном поприще.

«Помирать нам рановато…»

Младшему брату удалось дойти до логова врага и отомстить за старшего. Кажется, именно про него, Петра Царапкина, слова из известной песни о военном шофере, которые он напевал в минуты отдыха с друзьями:

Путь для нас к Берлину, между прочим,

был, друзья, нелегок и не скор,

Шли мы дни и ночи, трудно было очень,

Но баранку не бросал шофер.

Людмила Васильевна показывает дорогие фото из семейного альбома. На одном из них Пётр с товарищами и с аккордеоном (с этим трофейным инструментом он вернулся после войны на Алтай). Его рукой написано: «Снято 6 марта 1942 года. В дни Отечественной войны. Дорогой родной маме от Вашего сына Петра. Снимок сделан в 15 километрах от передовой линии в часы отдыха с боевыми товарищами, совместно защищающими Родину».

До Берлина барнаульский водитель шел, точнее сказать, ехал четыре года: под обстрелами, уворачиваясь от мин и снарядов – вот где пригодились ему навыки езды по бездорожью. Служил Пётр при штабе армии, получалось – на линии огня. Побывал в разных переделках. В бою «гибли» боевые товарищи-автомобили, пришлось сменить шесть машин. А его самого судьба до поры до времени хранила, был контужен, но живой! Среди военных наград Петра Царапкина – медали «За взятие Кёнигсберга», «За взятие Берлина» – свидетели боевого пути.

В Барнаул Пётр Ильич вернулся в 1946-м тяжелобольным человеком – заразился бруцеллезом. Ему предлагали лечение в Москве, а его тянуло домой, к родным. Легендарный барнаульский хирург, заслуженный врач РСФСР Александр Чеглецов, который делал все, чтобы помочь фронтовому водителю, сокрушался: «Этому бы сердцу другое тело». Но помочь уже оказалось невозможно. Пётр Царапкин ушел из жизни в 33 года, похоронен на Булыгинском кладбище. А каждый год 9 Мая они с братом снова в строю – «Бессмертного полка».

День военного автомобилиста – дань историческим подвигам служащих Автомобильных войск мирного и военного времени. Он отмечается в России с 2000 года 29 мая, поскольку именно в этот день в 1910 году в Санкт-Петербурге учредили первую Учебную автомобильную роту, специализирующуюся на выучке кадров для автомобильных частей.