Магия среди нас: лидер группы «Мельница» — о фолке, рок-н-ролле и лингвистике

Май 30 12:00 2019

Группа «Мельница» в Барнауле выступила с концертом в рамках тура «2.0» в честь юбилея коллектива. При полном зале музыканты исполнили почти все свои лучшие песни, причем многие звучали в новых аранжировках. А перед концертом основатель и лидер коллектива Наталья О’Шей дала эксклюзивное интервью «Вечернему Барнаулу».

Фото Ярослава Махначёва.

Полная «Мельница»

Лидер российской фолк-рок сцены «Мельница» в нашем городе редкий, но желанный гость. Пару лет назад у нас уже была «почти «Мельница» — Хелависа (сценический псевдоним Натальи) выступала в Барнауле акустическим дуэтом с гитаристом коллектива Сергеем Вишняковым. «Мельница» полным составом выступала у нас впервые.

— Наталья, тур посвящен 20-летию группы «Мельница». Эти два десятилетия пролетели как миг или долго тянулись?

— Я бы сказала, что пролетели. Странное чувство, на самом деле. Вроде недавно начинали историю, но, посмотрите, успели записать восемь альбомов, сыграть столько концертов. Когда создавали группу, конечно, не думали о чартах, стадионах. Это вообще случайно получилось, и я помню, даже среди фанатов была шутка: «Это случится, когда «Мельница» соберет «Олимпийский». Из серии, когда рак на горе свистнет. Но «Олимпийский» в итоге мы собрали.

— В успех поверили, когда песня «Ночная кобыла» стала лидером «Чартовой дюжины» на «Нашем радио»?

— Да. Тогда подумала: «Ого, кажется, мы делаем что-то настоящее».

— А настоящее в вашем понимании — это что?

— Это играть рок-н-ролл, как наши герои. Поняли, что и у нас это получается.

— А вообще, все эти хит-парады, продаваемость альбомов для вас важны?

— Конечно. А как иначе, если от продажи альбомов зависит наша зарплата. Мы меркантильные, жадные, любим улучшать звучание, покупать новые инструменты, всевозможные примочки и так далее. А приобретаются они из кассы группы, а она зависит от того, сколько группа зарабатывает. Если есть какой-то хайп, первые места в чартах, ротации, это создает все больше инфоповодов, больше шансов, что в городах тура будет sold out  (полная продажа билетов — Прим.авт.), что мы хорошо заработаем и сможем покупать новые инструменты.

Фото Ярослава Махначёва.

Раздвинуть рамки

— «Мельница» играет фолк-рок. Но что это такое, все объясняют по-разному – кто называет ирландской музыкой, кто кельтской. Так что такое фолк-рок?

— Я бы не сказала, что это обязательно кельтская или ирландская. Это может быть что угодно – балканская музыка, перуанские индейцы. Фолк – это использование наработок народной музыки, гармонии. Например, исландской, русской народной. Используем народные ритмические структуры, ту же ирландскую джигу и характерные для нее сбивки, гитарный строй Dadgad. Мы знаем, как пользоваться фолковым строем в рок-музыке, это круто.

— Есть ощущение, что сейчас вообще вырос интерес к фолк-музыке – не только в роке, и в других направлениях.

— Да, наверное. Просто в России наконец-то народная музыка вышла из-за рамок официоза. Очень долго у нас был ансамбль «Золотое кольцо» и совсем уж альтернативное этно – тут я не могу не ткнуть пальцем в Инну Желанную, мою подруженьку и коллегу.  Сейчас есть всякое – это и питерские уличные ребята «Оттава Ё», и опять же питерская группа Theodor Bastard, и Пелагея, и мы, наконец. Да даже Марина Девятова, казалось бы, попса попсой, но грамотная, фолковая. Фолк вышел из двух крайностей – кремлевского официоза и никому не нужного этно, не собирающего даже самые маленькие клубы.

Альтер-эго

— Хелависа – это все-таки что? Псевдоним, второе «я»?

— Это псевдоним, сценическое альтер-эго, сценическая сущность.

— Что общего между Хелависой и Натальей Андреевной О’Шей?

— Например, одинаковые любимые цвета. Серенький, черный, фиолетовый. Хотя Хелависа одевается несколько иначе, чем Наталья Андреевна. А так мне достаточно комфортно переключаться в свое альтер-эго.

— Между собой они не конфликтуют?

— Нет, абсолютно. Единственное, когда я в ипостаси Натальи Андреевны бегу куда-то по городу по делам и меня дергают за рукав и просят автограф, я могу ответить не очень приятно.

— Сейчас я все-таки с кем разговариваю?

— Пока с Натальей Андреевной (улыбается –Прим.авт.)

— Говорят, ваша любимая песня из репертуара «Мельницы» — «Королевна». А еще?

— «Королевна», однозначно, «Прощай», «Список кораблей», «Господин горных дорог». И, наверное, «Кувшин». Периодически этот список меняется, тем более, появляются новые песни.

Фото Ярослава Махначёва.

На западный рынок

— Сегодня читал про ваше участие в ролевках и исторических реконструкциях. Когда было последнее?

— Давно (задумывается – Прим.авт.). Наверное, лет 20 назад. Конечно, скучаю. Жалко, что этого больше не будет, но здорово, что это было. Сначала я была ролевиком, потом ушла в историческую реконструкцию, как и многие друзья. Года два назад, кстати, доставала свое барахло, которое занимало многие призовые места московских конкурсов – и потом я ездила в этом во Францию на международный фестиваль и словила там массу комплиментов. А последний раз надевала все это на съемках клипа «Кракатук».

— Вы преподавали в МГУ, изучали древние языки. Что вам это дало для музыки?

— Я понимаю их логику. Знаю, например, как работает древнеанглийская поэзия, французская. Могу применять какие-то приемы чужих поэтических традиций в своих текстах. Что касается музыки, опять же, немного соображаю в фонетике текстов, понимаю, как музыкально может двигаться язык, как к русскоязычной песне и стихосложению применить приемы иностранного языка.

— А как у вас с нашим, как говорится, великим и могучим?

— Нормально. Владею, могу.

Фото Ярослава Махначёва.

— Вот всю жизнь про рок-тусовку был стереотип: секс, драг, рок-н-ролл. И тут вы в этом мире – кандидат наук, шесть иностранных языков. Комфортно?

— Если кандидат наук, это же не значит, что у меня нет секса. Даже наоборот. Так что мне вполне уютненько.

— Вы все так же живете в Вене?

— Сейчас в Яффо.

— «Мельница» за границей выступает?

— Бывает. Но до сих пор не получается пробиться на западноевропейский рынок – в основном гастролируем в Прибалтике, Израиле. Надеемся, получится Германия.

— Вам бы хотелось, чтобы персонажи, о которых вы поете – маги, чародеи, колдуны, жили среди нас?

— Я думаю, они и живут. Иначе бы я о них не пела.

Наталья О’Шей играет на кельтской арфе, гитаре, кастаньетах, перкуссии, фортепиано. По образованию лингвист, специалист по кельтским и древнегерманским языкам, кандидат филологических наук, преподавала в МГУ. Наталья свободно говорит на английском и французском, достаточно хорошо на ирландском, шотландском и валлийском, датском, на начальном уровне владеет исландским, испанским, немецким.

Фоторепортаж с барнаульского концерта смотрите здесь

P.S. Автор благодарит за помощь в организации интервью концертное агентство «ТриГрупп»