Афганская анестезия: работа медиков на Афганской войне крупным планом

Май 24 14:25 2019

На Афганской войне женщины не участвовали в боях, но и они время от времени оказывались под огнем.

Татьяна Касинова в афганском кишлаке вместе с военврачом Халимом Арслановым раздает местному населению лекарства.
Фото из архива Татьяны Касиновой

На многочисленных стелах и обелисках в память об Афганской войне изображены только мужские лица. Однако афганский конфликт не делал различий по возрасту, профессии и полу. Женщины здесь тоже были. Среди них – начальник юридического отдела КГБУЗ «Детская городская больница № 1, г. Барнаул» Татьяна Касинова.

Городок в степи

Когда началась война в Афганистане, Татьяна Касинова еще училась в школе. О событиях знала из писем мужа старшей сестры, который там воевал. Потом была учеба в Барнаульском базовом медицинском колледже и работа медицинской сестрой в отделении реанимации и анестезиологии МСЧ РТП (в настоящее время КГБУЗ «Городская больница № 5, г. Барнаул». Суточные дежурства в отделении анестезиологии и реанимации, сложные операции… А потом на глаза попалась статья в газете «Красная звезда» о друге детства – военном враче, с которым она когда-то была в одной смене всесоюзного лагеря «Орленок». На следующий день Татьяна пошла в военкомат и написала заявление.

— Из Барнаула я прилетела в Ташкент, а в Кабул отправилась с военного аэродрома Тузель на грузовом самолете ИЛ-76 вместе с военной техникой и солдатами срочной службы, – вспоминает Татьяна Михайловна. – Кабул встретил морозом, так что теплая одежда пригодилась. Несколько дней ждала распределения в часть, расположенную рядом с городом Герат. К тому времени полевой медсанбат между действующими частями был оборудован как современный медицинский городок. Большие операционные, отделение реанимации, хотя палат для раненых немного, поскольку мы оказывали первую помощь, а потом тяжелых больных сразу отправляли в Ташкент. Военномедицинские самолеты в части называли «Скальпели», раненых сопровождали врачи анестезиологи-реаниматологи с медсестрами.

Ранения у бойцов были по большей части сочетанные – как пулевые, так и осколочные. Были обожженные солдаты и офицеры, горевшие в бронетехнике.

— Квалификация военных врачей была высочайшей, реакция – мгновенной, так что за весь период службы никто на операционном столе у нас не умер, – рассказывает Татьяна. – Однажды к нам привезли 10-летнего афганского мальчика, который получил пулевое ранение в грудную клетку. К слову, его отец пришел на следующий день, посмотрел и сказал: «Выживет – хорошо, нет – Аллаху видней». Благодаря своевременно оказанной квалифицированной медицинской помощи военных врачей медико-санитарного батальона ребенок остался жив и был переведен в афганский госпиталь.

Осмотр под пулями

За территорию части выходить без разрешения командира медикам не разрешали, но когда случалось затишье и в медико-санитарный батальон не привозили раненых, Татьяна отправлялась вместе с бригадой врачей в афганские кишлаки на осмотр местного населения. Она выполняла служебные обязанности и попутно удовлетворяла любопытство, смотрела, как живет народ, как взвешивали на весах и продавали дрова. Когда их привозили на «барбухайках» (грузовик, увешанный молитвами и украшениями), выстраивалась огромная очередь. Дрова, как и чистая вода, для афганцев ценятся, как говорится, на вес золота, поскольку того и другого катастрофически мало.

Осмотр населения проводился в тесном помещении, где вместо окон – бойницы, очень низкий потолок, из мебели только лавки и стол.

— Малярия, брюшной тиф, гепатит, чем только афганцы не болели, а мы работали без перчаток, даже не задумываясь о заражении, – рассказала Татьяна Касинова. – Когда начинался прием, люди пытались подойти без очереди, так что через полчаса дышать было уже нечем. Во время таких рейдов мы не раз подвергались обстрелам. Но не думаю, что стреляли именно по медикам, с нами всегда выезжал отряд сопровождения на бэтээрах. Удивительно, куда и как прятались духи, ведь кишлаки находились в голой степи и заранее проверялись. Но ребята говорили, что и под землей была вырыта система тоннелей. Когда начинался обстрел, мы собирали медицинские принадлежности, оборудование и бежали к бэтээрам. В таких случаях нами командовали военные, с которыми мы согласовывали все действия.

Характер

— Некоторые слова до сих пор воспринимаю с другим значением, – говорит Татьяна Михайловна. – Пусть я и медик, но внутренне сжимаюсь при слове «операция». Потому что в Афганистане под «операцией» подразумеваются военные действия, а последствия их, сами понимаете, – кровь, раненые, убитые.

Из Афганистана сержант Касинова вышла в 1989 году с одной из последних частей ограниченного контингента войск. После предоставленного отдыха уже работала в Барнауле в отделении реанимации и анестезиологии Кардиологического центра. Необходимость юридического образования возникла, когда начали строить молодежно-жилой комплекс для афганцев на пр. Социалистическом. Тогда многие ветераны устроились на стройку каменщиками, штукатурами и малярами, а ей доверили вести и готовить документацию для выдачи ордеров будущим новоселам.

— Афганистан вспоминаю редко, лишь когда встречаюсь с друзьями, – говорит Татьяна Касинова. – Плакать меня даже война не научила, так что позволить слабость могу только в присутствии самых родных людей, но и то редко. Характер у меня такой – реанимационный.

1350 женщин, служивших в Афганистане, награждены орденами и медалями СССР.