Ветеран органов прокуратуры вспоминает о расследовании резонансного дела всероссийского масштаба о контрабанде машин в Барнауле

Май 17 11:01 2019

В 1990-е годы на Алтай начался массовый наплыв японских машин из Объединенных Арабских Эмиратов. С середины 1996 по сентябрь 1997 года в Барнауле поставили на учет 262 автомобиля. Причем не абы каких, а «Ленд-Круизеры» и другие дорогие элитные марки. Непонятно было, откуда взялся этот автомобильный поток. Ясно одно, что на Алтай они попали незаконно, контрабандой.

Коллаж Александра Ермоловича

Машины без растаможки

Шел 1998 год. Шесть месяцев назад возбудили дело о контрабанде, но ни подозреваемых, ни обвиняемых не было. И тогда при прокуратуре Алтайского края создали специальную следственно-оперативную группу, возглавил которую начальник отдела по расследованию особо важных дел Александр Боровков.

Довольно быстро сотрудники выяснили, что перегонщики из Барнаула регулярно ездили в Эмираты. Там они покупали автомобили, на свои деньги или заказчиков, и перегоняли через казахстанскую границу в Россию, не платя никаких таможенных пошлин. Здесь машины в большинстве своем первично ставили на учет на подставных лиц, которые их в глаза никогда не видели, а потом перепродавали. Хотя некоторые иномарки специально везли под заказ для клиентов. Примерно 50-60% из них оседало в Алтайском крае, а часть разошлась по другим регионам России.

— Разумеется, такую схему нельзя было провернуть без своих людей в таможне и Госавтоинспекции, – рассказывает Александр Боровков. – Уже первые экспертизы изъятой в ГАИ документации на машины показали, что все справки, грузовые таможенные декларации, регистрационные документы оказались поддельными. Естественно, подозрение сразу пало на сотрудников таможни и ГАИ, которые их оформляли.

С номерами через границу

Сотрудники провели более 350 допросов, десятки почерковедческих и криминалистических экспертиз, прошли всю цепочку, начиная от простых перегонщиков и заканчивая лидерами группы.

— Как выяснилось, организовал все дело и руководил преступной группой начальник отдела Алтайской таможни по борьбе с таможенными правонарушениями и контрабандой, – говорит Александр Боровков. – Он обеспечивал изготовление подложных документов, в которых указывалось, что ввозимые в Россию автомобили якобы прошли таможенное оформление во Владивостокской, Восточной и Балтийской таможнях с оплатой пошлин и сборов. Еще один таможенник – его сообщник – заверял подлинность документов. Позже они привлекли к делу четверых сотрудников ГАИ, которые ставили машины на учет на имена подставных лиц без фактического предъявления автомобиля.

Почти все машины ехали из Эмиратов через Казахстан и на Алтай прибывали через таможенный пост «Веселоярский». Чтобы не засветиться, надо было ввозить машины сразу с номерами. Поэтому после покупки машин перегонщики пересылали из Эмиратов в Барнаул все данные по ним – номера, фирмы, марки. Свои люди в ГАИ сразу оформляли на них все регистрационные документы. Потом сообщники встречали перегонщиков перед российско-казахстанской границей, вручали им бумаги, прикручивали номера. И в Россию они уже въезжали как на официально растаможенных иномарках.

Пропавший свидетель

— Примерный круг подозреваемых стал потихоньку вырисовываться, появились фамилии, – рассказывает Александр Боровков. – Мы начали массированный допрос предполагаемых фигурантов уголовного дела. Почти все они отрицали свою причастность к незаконному перемещению и оформлению автомобилей. Пришлось проводить кратковременные задержания, аресты. Предложили людям сделку со следствием, освобождение из-под стражи в обмен на раскрытие обстоятельств преступления. Этот вариант сработал, подозреваемые стали давать показания.

Второй участник преступной группы, который проводил таможенное оформление документов, стал активно сотрудничать со следствием.

— Месяца 3-4 он отсидел под стражей, потом его отпустили под подписку о невыезде. Ему поступали угрозы. Однажды, когда уже начался процесс, он вышел из дома, чтобы сходить за машиной и отвезти жену с ребенком, и больше его никто не видел. Лишь в подъезде обнаружили кровь. Возбудили дело об убийстве. Но труп так и не нашли. И только в 2015 году при расследовании совершенно другого дела по разбойному нападению и убийству сотрудники взяли крупную преступную группу. Тогда и просочилась информация, что нашего свидетеля 17 лет назад убили. Мотивы так и остались неясны.

Ущерб на 20 миллиардов

Пропажа ключевого свидетеля расследование дела не остановила. Но была еще одна важная задача – изъять все контрабандные машины из оборота.

— Мы создали оперативные поисковые группы, куда входили сотрудники Алтайской таможни, ГИБДД, ФСБ, оперативники уголовного розыска и других структур. Ближе к вечеру они со списком номеров выезжали по стоянкам, где в те годы большинство хозяев оставляли автомобили на ночь. Иногда это заканчивалось погонями по городу за владельцами машин, которые не хотели с ними расставаться. Рейды оказались успешными – порядка 150 автомобилей мы сумели задержать. И сразу отправляли их на таможенный терминал.

Ущерб государству от неуплаты таможенных пошлин составлял более 20 млрд руб., и его надо было возмещать. Владельцам объяснили: «Либо вы надлежащим образом оформляете машину, платите таможенные пошлины и владеете на законном основании, либо она остается вещественным доказательством до принятия решения судом». Значительную часть денег удалось возместить.

Расплата

— Наша следственная группа работала около года. К уголовной ответственности привлекли 17 человек. Из них: четверо офицеров Алтайской таможни, четверо сотрудников ГАИ и еще девять человек, которые непосредственно выезжали в ОАЭ, там покупали машины и привозили их сюда. В итоге суд приговорил четырех членов группы к срокам от 4 до 7 лет лишения свободы. Максимальное наказание получил организатор из таможни. Кроме того, за решетку отправились трое инспекторов ГАИ. Остальные отделались условным наказанием.

Совместная операция нескольких силовых структур против контрабандистов стала одной из самых крупных на Алтае за все 1990-е годы. Без преувеличения это дело приобрело всероссийский масштаб.