5:0 в пользу Панченко

Апрель 19 15:33 2019

Лучший бомбардир барнаульского «Динамо» в российской истории на пенсию не собирается.

Анатолий Панченко все в такой же отличной форме, только седины стало чуть больше.
Фото пресс-службы ФК «Динамо»

У барнаульских мальчишек, увлекшихся футболом в 1990-е, кумиры были схожи: Роналдо, Батистута, Роберто Баджо. И среди них у многих еще был и нападающий «Динамо» Анатолий Панченко. Одному из самых ярких форвардов «бело-голубых», а ныне администратору родного футбольного клуба – 50 лет.

Движение вперед

Анатолий Анатольевич, 50 – это 5:0, какая боль или хорошая цифра?

— Хорошая. Ощущения, что все позади, нет, напротив, чувствуешь даже какой-то толчок вперед, движение к чему-то большему. Сейчас происходит движение в клубе, пришло время изменений, пусть они и небыстрые. Есть силы, опыт, хочется его применить на пользу «Динамо» и всего алтайского футбола.

Форма у вас потрясающая, по-моему, хоть сейчас в состав основной команды. В чем секрет?

— Во-первых, гены. Во-вторых, я с детства привык к определенному образу жизни, приятно себя контролировать. В-третьих, перед глазами пример Виктора Штерца (директор СШОР «Динамо») и Виктора Волынкина (директор СШОР № 7), которые в отличной форме. Утром или вечером – упражнения на пресс, отжимания. Был период, когда немного набрал вес, тяжело себя чувствовал. Но вернул кондиции, тем более играю за ветеранов, ниже своего уровня играть не хочется. Когда играл за «Динамо», весил 74 кг, сейчас чуть больше – 76.

Эмоции в ветеранском и профессиональном футболе сравнимы?

— Нет. Игры за ветеранов – это хобби. Да, турниров много, сейчас я во все возрастные группы прохожу, иногда выпадает по три игры в неделю. Но когда ты играешь профессионально, выходишь на поле при полных трибунах да еще и забиваешь – это непередаваемое и неповторимое чувство.

Разозлился на себя

Ваш футбол с чего начался?

— Со старших братьев. Я за ними лет с пяти бегал, а уже в шесть осознанно помню себя на стадионе «Динамо». Атмосфера меня завораживала. У «Динамо» в нападении тогда играл Валерий Белозёрский. И с детства у меня два любимых футболиста – Олег Блохин из киевского «Динамо» и Валерий Николаевич, на них хотел быть похожим. Потом еще много кто нравился – в советском футболе Кипиани и Заваров, в мировом Ромарио. Но Блохин и Белозёрский – они особняком стоят.

В школе «Динамо» вы чей воспитанник?

— Много чей. Начинал тренироваться у Геннадия Васильевича Гришко со старшими ребятами. Потом Владимир Григорьевич Маркин набрал мой возраст, занимался у него, было очень интересно. Затем был Александр Тимофеевич Захряпин, он оставил большой след в моей судьбе, следил за моими взрослыми успехами и неудачами. Был небольшой период у Александра Ивановича Городова. Интересное совпадение – под его руководством ездил на первенство страны в Грозный, а сейчас там играет его сын. А выпускался из школы уже у Юрия Васильевича Ефимова – тоже яркий тренер, творческий. А после школы «Динамо» я в армию попал.

Успев перед этим дебютировать за основную команду?

— Да, в 1986 году сыграл в двух кубковых матчах в Новокузнецке и Рубцовске, в первом даже гол забил.

Как же тренеры позволили такому таланту в армию уйти?

— Конкуренция была большая. Состав сильный плюс много молодежи моего возраста: Евгений Смертин, Василий Ощепков, Вадим Бриткин, Александр Яркин, еще ребята. А надо было двух-трех человек. Остановились на Смертине, Ощепкове и Бриткине. Я от армии бегать не стал. Служил в Хабаровском крае, не спортрота, обычная солдатская жизнь. Если честно, после армии уже потерял надежду, что вернусь в большой футбол. Играл в первенстве города, регулярно забивал. Меня позвали на сборы «Динамо», где я понял, что не уступаю конкурентам. Разозлился на себя, все бросил, начал усиленно тренироваться. Белозёрский рекомендовал съездить в рубцовское «Торпедо». Поехал, сдал нормативы, меня взяли в состав. Три года поиграл и потом окончательно вернулся в «Динамо».

Портрет от болельщиц

В «Динамо» за время вашей карьеры сменилось несколько тренеров. Кто больше запомнился?

— Да все по-своему. Со Станиславом Каминским было очень интересно. Он грамотный психолог, практиковал индивидуальное общение с игроками, находил правильные слова. При нем я поверил в себя как в футболиста. У Александра Гостенина были нестандартные установки. Он только начинал тренировать, пробовал различные тактические варианты. Завершил карьеру я при Владимире Кобзеве, он тоже еще был молодым тренером. Мне уже было за 30, я считал, что более уважительного отношения заслуживаю. Но потом понял, что командир всегда прав, разбираться надо в себе. Постепенно ставка стала делаться на других игроков. У меня был выбор – уйти в другую команду или перейти на предложенную должность администратора. Я уезжать из Барнаула не захотел, поразмыслил, что рано или поздно все равно заканчивать. И в 2003 году после первого круга чемпионата завершил карьеру.

Как думаете, вовремя или еще можно было играть?

— Пару лет еще бы поиграл. Думаю, рано ушел, но большого сожаления нет.

Мне из матчей конца 1990-х – начала 2000-х памятна игра с «Амуром» (6:3), где вы сделали хет-трик. А вам?

— У меня несколько памятных. Тот хет-трик, кстати, так и остался единственным за «Динамо». Но в память больше врезались другие. Первая – с «Кузбассом» в 1993-м. У «Динамо» была неприятная серия, несколько матчей подряд не могли забить пенальти. И тут проигрывали, опять не реализовали 11-метровый, потом сравняли счет, а за несколько секунд до конца я забил победный гол. Вторая игра – с хабаровским «СКА», кажется, в 1998 году. Я забил дважды. Первый гол – обычный, а второй – сначала я «обокрал» защитника на фланге, на скорости прошел, прострелил в штрафную, где защитник хабаровчан срезал матч в свои ворота. Этот гол мне часто в разговорах припоминают.

Помню, что динамовцы в те годы пользовались большой популярностью.

— Да, узнаваемость была. Во-первых, много болельщиков было на стадионе, во-вторых, игры активно освещали в СМИ, как раз появилась программа «Чемпион», много времени уделявшая «Динамо». На стадионе продавали календари, буклеты с фотографиями игроков. Конечно, люди узнавали.

Что говорили при встречах?

— Разное. Чаще всего вспоминали игры – кто-то комплименты говорил, кто-то в разных формах подкалывал, кто-то советовал. Мальчишки автографы брали, фотографировались. Подарки тоже дарили. Две девушки ко мне, скажем так, с симпатией относились, подарили мой портрет в рамке с надписью «Любимому футболисту». До сих пор храню.

В другой команде вы могли оказаться?

— Конкретное приглашение было только от воронежского «Факела» в 1995-м. И потом еще звали на просмотр в ростовский «Ростсельмаш» и в Находку. Но выбор сделал в пользу «Динамо».

За ваши годы в клубе какой состав был самый сильный?

— Я бы выделил три периода – 1995, 2003 и 2005 годы. В 1995-м был очень сплоченный коллектив плюс сам клуб сделал скачок вперед – хорошие сборы, стабильное финансирование, четкие задачи, амбициозный молодой тренер. Играть и находиться в команде было приятно. В 2003-м было становление нового «Динамо». Раскрылись приглашенные игроки, хотя до этого в команде в основном играли свои воспитанники. Но за счет «легионеров» команда заиграла сильнее, разнообразнее. А в 2005-м состав пополнила сильная молодежь – Нестеренко, Щербаков, Яркин, Городов, Полянский. Плюс сохранились ветераны и игроки среднего возраста, было идеальное сочетание нескольких поколений. Если бы тот состав сохранился, история команды могла быть иной. А так пацаны получили приглашения в другие команды и уехали.

Тренерская мечта

Когда ваш брат Евгений Панченко (генеральный директор «Динамо» в начале 2000-х. – Прим. авт.) не совсем по своей воле уходил из клуба, как вы остались?

— Конечно, были мысли уйти. И даже некоторый семейный конфликт произошел из-за этого. Я ведь без футбола себя не представлял, в другую сферу перебираться не хотел. Но потом, в 2007 году, и я ушел из клуба в «Газпромнефтепродукт». Три с лишним года проработал там, потом вернулся в «Динамо». Семья меня поняла.

Чем в «Газпроме» занимались?

— Был специалистом по продаже нефтепродуктов, обеспечивал заправки топливом, занимался оптовыми поставками. И бензин принимал, и аналитикой занимался. Ну и в футбол играл. Корпоративный спорт в компании на высоком уровне, были турниры и в Москве, и в Питере, и даже в Турции с Киргизией.

В тренеры никогда не тянуло?

— Всегда, с первого дня, как закончил играть. Но сначала надо было понять, что действительно готов. Потом излишняя скромность не позволила, да и должность уже была. Сейчас для работы надо проходить обучение. Но эта мечта еще со мной, надеюсь, что мой последний вагон еще не отошел.

Что входит в обязанности администратора команды?

— Организация тренировочного процесса, подготовка инвентаря, формы, организация поездок, встреча и проводы команд гостей, судей.

Не скучно?

— Скучно, лукавить не буду. Но сейчас в клубе изменения, надеюсь, в моей работе появится что-то новое.

Все расписание поездок и самолетов по Сибири уже выучили?

— Основные маршруты – да.

Куда «Динамо» тяжелее всего добраться?

— Неудобнее всего в Комсомольск-на-Амуре, прямых рейсов нет. Из Новосибирска летим в Хабаровск, оттуда часов шесть-семь на автобусе до места. В Южно-Сахалинск тоже долго, но хотя бы без пересадок можно. Нам повезло, что Новосибирск близко, а оттуда есть прямые рейсы почти во все города, где играем.

Специальный вопрос

Поставил бы Анатолий Панченко себя в символическую сборную «Динамо» всех времен?

— Из тех нападающих «Динамо», кого я сам видел, самыми сильными для меня были Владислав Яркин и Валерий Белозёрский. Если взять схему с тремя нападающими, то центрфорвардом однозначно бы поставил Белозёрского, слева – Яркина. А справа с учетом количества сезонов с натяжкой поставлю себя. Но только с натяжкой, за выслугу лет.

79 мячей забил за «Динамо» Анатолий Панченко за годы выступлений в команде.