Ветеран уголовного розыска Александр Кадеркин вспоминает о расследовании резонансных убийств, потрясших Барнаул

Апрель 12 13:45 2019

В 1982 году Барнаул потрясла серия жестоких убийств. Все преступления происходили при схожих обстоятельствах. Ночью кто-то нападал на прохожих, наносил несколько беспорядочных ударов ножом и растворялся в темноте подворотен. Поутру на улице находили лишь тела с многочисленными ранами. Ни следов, ни свидетелей.

Коллаж Александра Ермоловича

Два трупа у «Трансмаша»

1 сентября 1982 года рядом с остановкой «Трансмаш» на пр. Калинина спешащие на работу заводчане обнаружили тела двух мужчин. Один из погибших лежал непосредственно вблизи остановки, другой чуть поодаль.

— В то время такие убийства были редкостью. Так что к делу подключили не только оперативников из Октябрьского РОВД, но и из городского УВД, сориентировали на поиск все отделы милиции города и края, — вспоминает полковник полиции в отставке Александр Кадеркин. — По горячим следам выйти на след убийцы не удалось. Никаких улик на месте преступления не осталось, а погибшие не были знакомы между собой.

А между тем таинственный убийца нанес новый удар. Утром 4 сентября рядом с Малаховским кольцом обнаружили еще одно бездыханное тело. Израненный молодой парень лежал рядом с входом в общественный туалет на ул. А. Петрова, 176.

Встреча на пустыре

По Барнаулу поползли тревожные слухи, что в городе орудует убийца с ножом. И вскоре они подтвердились. Следующими жертвами преступника стали 70-летний дедушка и его 40-летний сын. Ночью 7 сентября они возвращались к себе домой на пр. Коммунаров. Мужчины сошли с трамвая на ул. Советской Армии и, не чувствуя нависшей беды, двинулись в частный сектор. Впереди были небольшая низина и мрачный пустырь, поросший сорняками. Вдруг прямо перед ними выросли две неясные фигуры. «Земляки, деньгами не богаты?» – раздался голос из темноты, и тон его не предвещал ничего хорошего…

Около полуночи случайный прохожий наткнулся на зверски исколотые ножом тела отца и сына и вызвал милицию. Когда подъехала скорая, оказалось, что сын все еще жив. Его увезли в больницу и провели срочную операцию. Ценой невероятных усилий медикам удалось спасти жизнь бедолаги. Правда, рассказать, кто на него напал, в тот момент он не мог, поскольку был без сознания.

Семья с Осипенко

— Я работал в то время инспектором уголовного розыска Железнодорожного РОВД, – рассказывает Александр Кадеркин. – В ночь весь наш отдел подняли по тревоге. Мы выехали на место, осмотрели тела. Часы у обоих мужчин отсутствовали, карманы были вывернуты, у сына с руки (как мы узнали позже) пропало золотое кольцо, что наводило на мысль об ограблении.

В первую очередь милиция начала проверять местный криминальный контингент. Расположенный неподалеку от места преступления поселок Осипенко «славился» тем, что там проживало много судимых граждан, и периодически случались то драки, то хулиганства, реже убийства. Конечно, сотрудники хорошо знали всех местных «героев» криминальных сводок, ведущих антиобщественный образ жизни. Несколькими группами проехали по поселку, доставили в отдел больше 20 человек – судимых и просто блуждавших ночью по улицам.

Подозрения оперативников пали на братьев Катющенко, точнее, на старшего из них, Владимира. Он отсидел срок за попытку убийства и недавно освободился. На пару с младшим братом Виктором они выпивали, устраивали хулиганские выходки. Жили в доме на несколько хозяев с родителями, сожительницами и сестрой. Александр Кадеркин и инспектор по профилактике Евгений Венц привезли братьев в райотдел, побеседовали с ними, но через два часа отпустили домой, поскольку улик против них не было.

Улики

— Когда рассвело, мы с замначальника отдела уголовного розыска Василием Антоновичем Сидоровым снова выехали на место преступления, более детально обследовали местность и в траве недалеко от места убийства нашли деревянную ручку от кухонного ножа. На ней была вырезана буква «К», – рассказывает Александр Кадеркин. – Как видно, нож сломался при ударе о кость. Эта была ценная улика. Мы предъявили эту ручку сестре братьев Катющенко, которая находилась с ними в неприязненных отношениях, и она тут же опознала, что нож принадлежит им.

Подозреваемых снова привезли в райотдел, начали с ними работать. Младший брат сразу заявил, что никакого отношения к нападениям не имеет. А старшего замначальнику отдела Сидорову удалось разговорить. Он признался, что они действительно напали на отца с сыном на Коммунаров, забрали у них мелочь из карманов, пару часов и золотое кольцо. «Убивать не собирались, только попугать хотели, – клялся Владимир. – Просто подошли, попросили денег. Они нас послали. Ну я их и пырнул несколько раз».

— Оказывается, когда мы приходили к братьям в первый раз, похищенные вещи лежали у них на подоконнике, – вспоминает Александр Кадеркин. – Но в то время мы еще не знали, что конкретно они взяли у потерпевших. А после нашего визита братья поняли, что попали под подозрение, решили избавиться от улик и выбросили все в уличный туалет. Поехали мы с группой к ним домой, привлекли ассенизаторскую машину, выкачали все нечистоты из выгребной ямы, в которых нашли пару часов и кольцо. Они стали уликами против разбойников.

Сорвало тормоза

Так начала раскручиваться вся цепочка преступлений. К делу подключился уголовный розыск города, Октябрьского, Ленинского районов. Братья сознались в трех других убийствах. Причем оказалось, что у завода «Трансмаш» они собирались совершить только одно нападение, но в этот момент мимо проходил случайный прохожий, который стал свидетелем расправы, поэтому заодно решили избавиться и от него.

Братьев Катющенко арестовали, а также их сожительниц и соседа, которые знали об убийствах, но укрывали бандитов, пропивая вместе с ними похищенные деньги. Потом были следствие, суд. Все получили реальные сроки лишения свободы. Владимира Катющенко, который непосредственно убивал людей, приговорили к высшей мере наказания. Правда, исполнения он не дождался – заболел и умер в следственном изоляторе.

В преддверии Дня ветеранов органов МВД, который отмечается 17 апреля, мы открываем серию публикаций о расследовании резонансных преступлений прошлых лет, произошедших в Барнауле.