Особенные. Есть мнение, что каждый 20-й ребенок, страдающий аутизмом, музыкально одарен

Апрель 05 13:31 2019

Четыре года назад порог музыкальной школы № 5 перешагнула хрупкая женщина, держа за руку испуганную девочку с блуждающим взглядом. Она просила принять ее особенную дочь в ученицы.

Фото Алисы Тростниковой

У Мирославы Бельковой аутизм. Как преподаватель с 35-летним опытом работы Лариса Калинина не смогла отказать просьбе матери. Но как руководитель образовательного учреждения она понимала, что в штате школы нет педагога, кто мог бы обучить игре на фортепиано особенного ребенка, поэтому взяла Мирославу в свои руки.

Рука в руке

— До Мирославы у меня не было опыта общения с подобными детьми, поэтому ко второй встрече с девочкой я тщательно подготовилась, – рассказывает Лариса Калинина. – Прочитала медицинские статьи о данном заболевании и составила план урока. Я поняла, что в первую очередь необходимо установить эмоциональный контакт с ребенком. Решено было действовать через маму. Ведь именно мама поддерживает в любом ребенке ощущение надежности, безопасности, побуждает к активному освоению мира. То, чем занимается взрослый, становится интересно и детям.

Поэтому обучение Миры началось с обучения ее мамы – Ярославны. Лариса Калинина исполнила на фортепиано несколько разнообразных, но спокойных по характеру пьес, приступила к знакомству с инструментом, обращаясь преимущественно к маме. Мира все это время отстраненно бегала по классу, к педагогу не приближалась. В течение первого месяца мама осваивала фортепиано, тем более в детстве у нее не было такой возможности, с удовольствием постигала нотную грамоту, а дома передавала знания дочери.

Постепенно Мира стала внимательнее следить за происходящим на уроках, прекратила бегать, а педагог стала вызывать у девочки доверие. Спустя три недели регулярных занятий Мирослава не позволила маме сесть за инструмент, а впоследствии стала закрывать перед ней дверь. Сегодня девочка осваивает программу второго класса, является лауреатом инструментальных конкурсов, наравне с другими детьми участвует в академических концертах музыкальной школы, сдает экзамены.

— Я не предъявляла ей больших требований, когда видела ужасную постановку рук, понимая, что слова ничего не исправят, брала ее руки в свои и лепила прикосновения, работала над звукоизвлечением, – продолжает Лариса Юрьевна. – Из-за физиологических особенностей ей нравятся громкие ударные звуки, приходилось их сглаживать, потихоньку прививая культуру звука.

Лариса Калинина уверена, Мирослава – музыкально одаренный ребенок. Элементарное произведение уровня 2-3 класса она осваивает легко и при этом понимает, о чем идет речь. Уникальность особенной ученицы еще и в том, что в ее памяти сохраняются абсолютно все сыгранные произведения.

— Ее не нужно заставлять заниматься, она сама ежедневно садится за инструмент и играет, – поясняет мама девочки. – Возможно, это способ уйти от действительности или наполнить себя.

Это навсегда…

Мирослава – долгожданный и любимый ребенок, окруженный заботой и вниманием. Плавание с двух месяцев, массажи, пиявки, развивающие занятия – мама занималась дочкой круглыми сутками. Но ожидаемыми результатами раннего развития девочка не радовала, наоборот, до 2,5 лет не произносила ни слова, не реагировала на просьбы, была возбудимой, могла спать всего два часа в сутки. Педиатр и невролог успокаивали, мол, после трех лет все выправится. Но странности продолжались, Миру не интересовали игры на детской площадке, она была лишена страхов и инстинктов. Когда ей было два с лишним года, Ярославна по собственной инициативе повела дочь к психиатру, который объяснил странное поведение ребенка наличием заболевания – ранний детский аутизм.

— Я вышла от врача с непонятным мне словом «аутизм», даже не диагнозом, и полной уверенностью – мы все вылечим, – рассказывает Ярославна. – А когда вошла в курс дела, пришло понимание, что аутизм – это не грипп, это навсегда и с этим надо научиться жить. Она ходила в частный детский сад, я водила ее везде, где только брали.

А брали не везде. Не то чтобы плохо говорящий ребенок с поведенческими проблемами и высокой гиперактивностью пугал педагогов дополнительного образования, они просто не знали, что с ним делать. По словам Ярославны, последние два года в обществе произошел небольшой крен в области информирования об аутизме, еще 6-7 лет назад о нем мало что знали, а некоторые и вовсе связывали его с плохим воспитанием. При всем желании обучать такого ребенка, не имея специальных навыков, очень сложно. В этом смысле Лариса Калинина, директор БДМШ № 5, скорее, исключение. Да еще педагог по танцам студии My dance, куда восьмилетняя Мира пришла заниматься вместе с трехлетней сестренкой. Сначала рослая Мирослава занималась с малышами, постепенно ее перевели к старшим девочкам, которые, не без подачи педагога, относятся к ней с добротой и пониманием.

Мамина гордость

Родители особенных детей, как правило, делятся на две категории. Первые ограждаются от мира и живут круглые сутки своей болью в четырех стенах. Вторые, как Ярославна, бьются за своего ребенка, за его комфортное пребывание на земле, отвоевывая миллиметр за миллиметром место в социуме.

— Больше всего я боялась, что у Миры разовьется так называемый синдром Маугли, появится страх людей, – делится переживаниями Ярославна. – Отсутствие опыта социального общения останавливает в развитии любого человека, аутиста тем более, поэтому я старалась, чтобы у Миры этот опыт был, чтобы она училась общаться с людьми.

Нельзя сказать, что обучение в музыкальной школе ребенка с аутизмом шло гладко. Иногда Мира посреди урока может начать играть произведение, которое ей нравится или в котором она уверена – так она защищается от перегрузок. А может просто заплакать или вести себя враждебно, тогда продолжать занятие бессмысленно, и мама уводит ее домой. Но каждая крупинка успеха порождает в Ярославне гордость за своего ребенка.

— Мира – настоящий боец, – уверена женщина. – Для ребенка, на котором могли бы поставить крест, она добилась потрясающих успехов. Нам не давали детский сад, когда пришло время распределения школы, предложили лишь надомное обучение, полагая, что Мира не потянет даже коррекционную программу. Я молила дать шанс.

Сегодня четвероклассница коррекционной школы № 3 Мирослава Белькова – отличница, гордость школы. «И не важно, какой она получит аттестат, главное, чтобы ей было комфортно», – уверена ее мама.

Ларисе Калининой тоже пришлось пересмотреть свои взгляды на жизнь, на образование, на музыку благодаря Мирославе. Более того, она готова этот опыт продолжать. Сегодня в музыкальной школе № 5 обучается еще и ребенок с синдромом Дауна

2 апреля – Всемирный день распространения информации об аутизме. Название болезни происходит от греческого слова autos – сам. То есть ребенок находится сам в себе, отгорожен от окружающего мира как стеной и не может адекватно на него реагировать.