Ледолаз Дмитрий Гребенников подвел итог самого успешного сезона в карьере

Апрель 05 15:01 2019

В минувшем сезоне барнаулец Дмитрий Гребенников выступил на семи международных стартах по ледолазанию – шести этапах Кубка мира и чемпионате мира. Как итог – третье место на этапе Кубка мира в Денвере (первая медаль в международной карьере) и четвертый результат на чемпионате мира в Кирове.

Результаты Дмитрия Гребенникова растут от сезона к сезону.
Фото из архива Дмитрия Гребенникова

Ожидания и результат

Дима, первую медаль на международных стартах ты завоевал в дисциплине «скорость», что несколько неожиданно, ведь твоя коронка – трудность.

— Да. Денвер, где проходил этот этап Кубка мира, все-таки неблизко, не все добрались до него, это уже повысило шансы на успех. Но в этом году результаты в скорости на самом деле выросли. 1 сентября официально появилась еще одна дисциплина – «комбинация», где по специальной формуле суммируются результаты трудности и скорости. По ней уже проводили чемпионат мира, причем от страны участвовало совсем немного спортсменов, она сразу стала привилегированной. И теперь надо быть универсальным спортсменом. Я и раньше думал об этом, но, казалось, сил не хватит: регламент жесткий, выступил в одной дисциплине, через два часа надо стартовать во второй, а на следующий день все заново. В таком режиме весь сезон жил и, в общем-то, справился. Перед этим сезоном в Барнауле мы подготовили очень качественную ледовую стенку. На ней проходил этап Кубка России, было много титулованных спортсменов, которые остались в восторге ото льда. Тренировки на ней сделали свое дело.

Что все-таки круче: медаль этапа Кубка мира или четвертое место на чемпионате?

— Сложно оценить. Бронза – все-таки первая медаль такого уровня. Там, кстати, забавно получилось. В Денвере не было табло с результатами. Мы пробежали полуфинал, и я почему-то был уверен, что победа в главном финале, как минимум серебро, в кармане, ушел спокойно отдыхать, а меня выдергивают через 20 секунд на малый финал за третье-четвертое место, пришлось постараться, чтобы вообще без медали не остаться. А чемпионат мира в Кирове, где выступал только в трудности, дался очень тяжело. Перед полуфиналом «полетела» спина, сказались все физические и эмоциональные нагрузки. Выступил в полуфинале и подумал, что с таким результатом уже все, это финиш. Но оказалось, что трасса нелегкая и на самом деле я не так уж плохо ее прошел, с восьмого места вышел в финал. На следующий день собрался, настроился. Четвертого места, если честно, вообще не ожидал с моими, скажем так, физическими ощущениями. Если бы был в оптимальных кондициях, вполне мог быть третьим или вторым.

Найти мотивировку

Как я понимаю, ты тренируешься сам, по своей методике?

— Сейчас да. Вообще, я благодарен известному ледолазу Василию Терёхину, который когда-то жил в Барнауле и привел меня в этот спорт. Он был не тренером, а, скорее, наставником. Что-то подсказывал, в итоге научил всему, что сам умел. Когда он уехал, стало не за кем тянуться. Тренировался один или с братом. Поэтому я начал выезжать в другие города. Перед этим сезоном сделал себе сбор в Кирове. Это дорого, но если ты хочешь результат, должен не сам с собой готовиться, а рядом с сильными соперниками.

Ты сейчас себя в роли Терёхина для молодых спортсменов чувствуешь?

— Он покруче будет. Если честно, энтузиазм пропадает. В других регионах есть молодые мотивированные спортсмены, которые выезжают даже на небольшие соревнования. У нас сложнее – возникают вопросы: для чего, мы же мало тренировались? Ну так если не тренироваться и не ездить никуда, ничего не добьешься. Я тоже начинал с 30-х мест на российском уровне.

— Получается, сейчас в алтайском ледолазании есть только братья Гребенниковы?

— Есть, кто тренируется, но на соревнованиях почти не выступает. Люди загорятся, позанимаются, потом на полгода пропадут, потом опять придут. Я понял, что тяжело совмещать функции спортсмена и тренера. Сейчас хочу реализовать свои спортивные амбиции.

Как оценишь выступление брата Антона?

— Для первого сезона на международном уровне – отлично. Он на семь лет младше, к первым этапам Кубка мира подошел с большим опытом, чем был у меня, когда я дебютировал на таком уровне. Но по результатам повторил мой дебют. В Китае, например, также стал шестым. Для него это был сезон открытий. А мне, когда он рядом, самому выступать было гораздо проще – есть, с кем поговорить, посоветоваться, кто может помочь.

Быть строителем-монтажником

Поездил по миру и полетал за последние полгода ты очень много.

— Да. Как это выглядит? Ты заранее бронируешь себе какие-то апартаменты рядом с местом соревнований на несколько человек, потому что одному не потянуть. А соревнования ведь не в том городе, где аэропорт. Приезжаешь, берешь машину напрокат и 500 километров едешь до места старта. Выступаешь – и перебираешься за 600 километров на той же машине в гостиницу подешевле. Живешь там несколько дней, пытаешься как-то тренироваться, потом едешь к новому месту соревнований. И так – из города в город. Когда машину в прокат возвращал, оказалось, что накатал так три тысячи км за 20 дней. Выступить, потом улететь домой или хотя бы в Москву, а через неделю снова перелет – не вытянуть финансово. Но при этом в поездках и в самолетах тоже времени провел достаточно.

Такие поездки недешевое удовольствие. Кто тебе помогает?

— С каждым годом все больше поддерживает региональное Министерство спорта. Без их поддержки пройти такой сезон было бы сложнее. С определенным снаряжением помогает итальянский производитель. Есть еще пара неравнодушных друзей-предпринимателей, которые периодически подкидывают 10-15 тысяч рублей. Но большая часть – свои средства. Стараюсь выстроить год так, чтобы летом максимально заработать. Семья меня поддерживает, родители, жена, трехлетняя дочка смотрят трансляции, понимают важность соревнований.

Кем ты работаешь?

— Горным инструктором и промышленным альпинистом. В горы вожу группы, обучаю альпинизму – в основном это Алтай, но в прошлом году на Кавказе довелось поработать. Прошли два пятитысячника, поднялись на Эльбрус. Нам говорили, что мы за 11 дней не успеем, а мы за восемь уложились. Свои группы я не набираю, работаю, скажем так, на подряде. Это не великие деньги, работа для удовольствия. Для денег это промальпинизм. Занимаюсь всем, что связано с высотой. Из недавнего, например, монтировал «Грильнице» вентиляцию от первого до тринадцатого этажа. Приходится еще быть строителем-монтажником.