С первым эшелоном целинников из Москвы в Барнаул прибыл Ефим Пермитин

Апрель 02 09:52 2019

Над трилогией «Жизнь Алексея Рокотова», за которую Ефиму Пермитину в 1970 году присудили Государственную премию РСФСР имени М. Горького, писатель работал несколько лет, в том числе и находясь в Барнауле, а событиям освоения целины на Алтае посвятил роман «Ручьи весенние».

Фото из сети Интернет

Лет 35 назад подарила я знакомому купленную в «Букинисте» книгу об охоте, которая привела именинника в восторг: и чтиво занимательное, и у автора многому можно поучиться. Забытый эпизод всплыл в памяти недавно, когда при подготовке публикации о создателе «Волшебника изумрудного города» Александре Волкове я для себя открыла, что его друг Ефим Пермитин, а именно он был автором подаренной книги, имеет «барнаульский след».

Весна 1954-го

«По почину столичных комсомольцев движение разрасталось: на веками дремавшую целину наваливались всем миром. Молодых людей увлекала романтика преодоления трудностей, неукротимая жажда деятельности, святая готовность первыми броситься в самое жаркое место схватки. По длинным очередям, толкучке, по возбужденному оживлению в райкоме комсомола казалось, что на целину едет вся молодежь Москвы.

— Алтайцы-целинники – это, черт возьми, звучит гордо!».

Это строки из романа «Ручьи весенние» Ефима Пермитина. Писатель ехал вместе с молодыми энтузиастами в одном эшелоне, бывал на местах – в совхозах и МТС, где они трудились. И роман у него получился не просто ура-патриотический, а вполне объективный, где есть и романтика, и любовь, но из которого видно, как непросто поднималась целина. Главный герой Андрей – москвич, сын генерала – решил ехать на целину на Алтай, в предгорьях которого проводил каникулы у деда. Не остановили его ни уговоры отца, ни скандал с мамой, ни разлука с красавицей-артисткой Неточкой. Встретив в Барнауле деда – руководителя крепкого хозяйства, Андрей отказался и от его опеки, а поехал в степную глубинку, в одну из самых отсталых МТС…

Молодой агроном учился у старших хлеборобским премудростям, боролся с пьянством и расхлябанностью сельчан, с крючкотворством некоторых руководителей. Немало трудностей как бытовых, так и нравственных пришлось преодолеть и молодым целинникам, например, бригадиру Варе и ее девичьему звену трактористок. Но все вместе, алтайские крестьяне и целинники, вырастили первый небывалый урожай. «Казалось, вся огромная сила, таившаяся в Боголепове, взорвалась, пришла в движение. Все были подняты на спасение хлеба, даже учащиеся старших классов. Хлеба косили комбайнами, жатками, лобогрейками, вручную – косами, жали серпами…».

По закону жанра

В романе есть сочные пейзажные зарисовки, в которых узнаешь алтайские степи и предгорья. Ну а как мог «охотник охотников» Пермитин обойтись без сцен охоты? Есть и основная любовная линия: Андрей встречает свою настоящую любовь – Верочку. Словом, все, как требует жанр.

Да, местами «Ручьи весенние» могут показаться излишне идеологизированными, но ведь они передают атмосферу своего времени; а некоторые герои – чересчур идеализированными, однако, поверьте, таких людей было немало – я их помню по окружению своих родителей. Интересны речевые характеристики, можно встретить слова и обороты, характерные именно для Сибири, Алтая. Мне даже жаль, что в свое время Ефим Николаевич отреагировал на критику Максима Горького, призывавшего молодого Пермитина «не засорять» произведения непонятными словами из местных говоров. В романе могло бы быть гораздо больше и народных изречений, ушедших из обихода.

Упоминается в «Ручьях весенних» и популярная песня Вано Мурадели «Едем мы, друзья». Как рассказывала «Вечёрка»: слова песни целинников написаны тоже в Барнауле московским поэтом Эдуардом Иодковским, проходившим в те дни журналистскую практику в «Алтайской правде». Эту песню пела вся страна.

А еще раньше

Целинный приезд Пермитина в наш край был не первым. С Алтаем судьба его связала прочными узами. Все их полно прослеживает директор казахстанского общественного фонда «Изумрудный город» Татьяна Карпович, племянница Ефима Николаевича.

В 1913 году молодой Пермитин работал учителем в старинном селе Тулата (сейчас это Чарышский район), образованном в XVIII веке как крепость на Бийской оборонительной линии для охраны рудников и заводов. Красивейшие места! Во многих произведениях Ефим Николаевич обращался к своим впечатлениям от величественной природы и людей, живущих на алтайской земле.

А тремя годами позже будущий писатель прибыл на военную службу в Барнаул. По словам самого Пермитина, именно здесь и началась его литературная биография: в барнаульской газете «Жизнь Алтая» опубликован первый рассказ «Последний вечер».

Потом было много разных зигзагов судьбы. Выпускал литературно-художественные журналы: «Охотник Алтая» в Усть-Каменогорске, «Охотник и пушник Сибири» в Новосибирске. Жил в Москве. Попал под каток репрессий и шесть лет провел в ссылке – до 1944 года… О жизни Ефима Пермитина, о судьбе его поколения рассказывает автобиографическая трилогия «Жизнь Алексея Рокотова», она включает книги «Раннее утро», «Первая любовь», «Поэма о лесах» и охватывает большой временной пласт – от революционных событий до оттепели шестидесятых. Многое в этом романе основано на барнаульском и алтайском материалах. Известно, что в работе над сбором фактов для трилогии писатель обращался в музей барнаульской школы № 27.

В Музее истории литературы, искусства и культуры Алтая есть небольшое собрание материалов, посвященных Ефиму Пермитину. В 2016 году Лариса Никитина, заместитель директора музея, вместе с ребятами экологического движения «Начни с дома своего» побывала в Усть-Каменогорске, где познакомилась с биографом литератора Татьяной Карпович. В перспективных планах ГМИЛИКА – подготовить просветительную программу о жизни и творчестве Пермитина.

Ефим Пермитин – писатель и журналист, секретарь СП РСФСР родился в 1896 году в Усть-Каменогорске. Среди его произведений повести и романы: «Капкан», «Когти», «Враг», «Лесная поэма», «Горные орлы», «Страсть», «Охотничье сердце» и другие. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Умер в Москве в 1971 году.