2 апреля актриса МТА Нина Таякина отметит 70-летие

Апрель 01 14:03 2019

Почти полвека своей жизни посвятила заслуженная артистка России Нина Таякина барнаульской сцене. За это время ею были сыграны сотни ролей, среди которых немало тех, что оставили отпечаток, заставили многое переосмыслить, понять. Это и Раневская в «Вишневом саде», и Сострата в «Мандрагоре», и Счастливая в «Даме с комедиями», и Лариса Огудалова в «Бесприданнице», и Понсия в «Доме Бернарды Альбы»…

Фото предоставлено МТА

На пути к мечте

Нина Васильевна, расскажите о первых театральных опытах.

— Артисткой я мечтала стать с пятого класса. К моей мечте никто всерьез не относился – я не располагала яркими внешними данными, лишь хорошо читала стихи. К тому же мое детство прошло в селах Алтайского края, куда по службе перенаправляли отца. Из-за этого многие воспринимали меня девочкой деревенской и уж точно не артисткой. Но во время учебы в барнаульской школе № 27 я стала посещать театральный кружок при Дворце пионеров, а потом и народный театр при клубе «Трансмаш». Там открылась студия, которую возглавлял выпускник Щукинского училища Виталий Трескин. Почему-то из всех ролей, сыгранных мною в школьную пору, мне особенно запомнилась роль Золушки, которая, как мне тогда казалось, совпадала с моей жизнью. Ведь я была эдаким гадким утенком – девочкой небольшого роста, неказистой. А потому в меня мало кто верил.

Как вы оказались в нынешнем Нижнем Новгороде, в Горьковском театральном училище?

— Училище случилось не сразу. Сначала я поехала в Ленинград поступать в ЛГИТМИК. Но, как оказалось, там к моменту вступительных экзаменов уже был произведен негласный набор, а потому все испытания мы проходили формально. В итоге я не поступила и вся в слезах вернулась домой. Сил пробовать что-то еще у меня не было. И папа, который к моей мечте стать актрисой относился довольно скептически, предложил поступать на юридический факультет филиала томского вуза. И я поступила на вечернее отделение, проучилась там года два, продолжая посещать театральную студию. Мне казалось, что именно там кипит жизнь, все остальное – не настоящее. Поэтому при первой же возможности я бросила юридический и по совету руководителя студии стала выбирать будущее место учебы. Москву и Ленинград я не рассматривала сознательно – еще свежа была травма от того формального экзамена.

Документы направила в несколько мест, первым ответ пришел из Нижнего. Так я поступила на курс Ефима Табачникова – режиссера довольно известного не только на периферии, но и в столице. А когда его от нас забрали и направили в качестве главрежа в один из театров восточной части страны, наш курс подхватила Рива Левите – режиссер Горьковского ТЮЗа. Рива Яковлевна была личностью яркой, незаурядной, она была напрямую причастна к известной семье Дворжецких (Вацлав Дворжецкий был ее мужем, Евгений Дворжецкий – сыном, а Владислав Дворжецкий – приемным сыном). Училище я окончила в 1971 году с красным дипломом. Причем вместе с корочками получила направление в ГИТИС на режиссерский факультет (педагоги полагали, что у меня есть склонности к режиссуре). Но я туда не поступила и решила вернуться домой.

Процесс эволюции

— Алтайский краевой театр драмы в качестве места работы не рассматривали?

— В первую очередь я направилась именно туда. Однако работавший в те годы в Драме режиссер Сергей Шпанов переубедил меня. Он объяснил, что здесь начинающим артисткам на яркие роли лучше не рассчитывать. Намного больше возможностей новичкам дает театр юного зрителя. И, действительно, в барнаульском ТЮЗе сразу взяли в оборот – главный режиссер Владимир Чернин стал вводить меня в мощные спектакли. Мой первый выход на сцену состоялся в роли Вероники в «Вечно живых» по Розову. Потом были Рощин, Вампилов. А затем Захар Китай поставил в барнаульском ТЮЗе «Поэму о любви», где я сыграла казахскую Джульетту – одну из моих любимых героинь.

Отделение режиссуры в Щукинском училище вы окончили, вспомнив напутствие своих нижегородских педагогов?

— Знаете, нет. Я просто боялась рутины, притупления чувств к театру. И решила, что никогда не перестану питаться новыми знаниями, буду постоянно учиться, двигаться вперед. И учеба в Щуке стала незабываемым временем. Я два раза в год по два месяца бывала в Москве, училась, ходила по театрам. Эфрос, Любимов, Гончаров, Высоцкий, Золотухин, Демидова, Тараторкин – эти имена до сих пор вызывают у меня бурю эмоций. А потом была преддипломная практика, которую мне разрешили пройти в Барнауле. И я поставила спектакль «Кошка, которая гуляла сама по себе». Сегодня мне очень хотелось бы с моими студентами, которым я преподаю актерское мастерство в АГИК, восстановить эту работу и посвятить ее Евгении Гуре – художнице, придумавшей неординарное решение: использовать батуты в те моменты, когда герои размышляют о свободе. Получилось очень необычно и в точку. Это была вторая моя режиссерская работа.

— И на этом остановились?

— На тот момент я уже была замужем за Виктором Захаровым, который учился режиссуре (Виктор Захаров – режиссер, в 1990-1997 годах – главреж барнаульского ТЮЗа. – Прим. авт.). И мне показалось, что два режиссера в одной семье – слишком много. Мне не хотелось, чтобы мы наступали друг другу на пятки. К тому же режиссура не была моей страстной мечтой.

Но этот опыт стал частью моего багажа. Вообще, я убеждена: актеры должны много читать, интересоваться жизнью, другими видами искусств. Ведь никогда не знаешь «из какого сора», из каких знаний сложится та или иная роль.

А сегодняшний, современный театр, на ваш взгляд, должен следовать за временем, подстраиваться под него?

— Не знаю. Мне кажется, что мир находится на этапе глобальных перемен. И явно должен произойти какой-то резкий поворот – в наших душах ли, в технике ли. Я это вижу, когда приходится играть, скажем, для детей, которые технически меня подкованнее, они сызмальства на ты со всеми этими гаджетами. В отличие от нашего поколения, которое все еще хочет говорить со зрителями привычным языком. Поэтому я нахожусь в ожидании перемен, появлении какого-то другого театра. И мне кажется, это не нужно осуждать – это эволюционный процесс, который поможет прийти всем нам к чему-то новому и, надеюсь, интересному.

Сыновья Нины Таякиной и Виктора Захарова тоже актеры. Старший сын Данил Захаров — актер, режиссер, снимался в сериалах. Младший — Дмитрий Захаров — играет в театре «Мастерская Петра Фоменко» в Москве.