В годы войны в Барнаул было эвакуировано два известных театра

Март 16 16:22 2019

Весной 1942 года в Барнаул был эвакуирован Московский государственный камерный театр под руководством Александра Таирова. В ту пору в нашем городе уже работал Днепропетровский русский драматический театр имени Горького, прибывший к нам из оккупированной Украины. Благодаря этим коллективам в Барнауле в годы войны буквально кипела театральная жизнь – все спектакли шли с аншлагами.

В течение полутора лет в Барнауле жил и работал легендарный режиссер Александр Таиров.
Фото из сети Интернет

Премьерой театра Таирова на сцене Народного дома стала постановка «Адриенна Лекуврёр», рассказывающая о любви и смерти знаменитой придворной актрисы короля Людовика XV. Безусловно, для Барнаула той поры этот спектакль расценивался как сенсация. Ведь главную роль в нем играла легендарная Алиса Коонен, жена Таирова.

Между тем сам режиссер понимал, что довоенный, пусть и блестящий репертуар Камерного театра устарел и уже не отвечает запросам времени. Требовался совсем другой сценический язык, помогающий прийти в себя людям, уставшим от войны, от страшных потерь. Поэтому театры активно искали новый материал – не случайно Александр Таиров рассылал во все концы страны письма драматургам, поэтам, писателям. Из Барнаула писал он Борису Пастернаку, Ольге Берггольц, даже Юджину О’Нилу с просьбой прислать пьесы для его театра.

Как вспоминала в своих статьях известный барнаульский театровед Ирина Свободная, примерно в ту пору Днепропетровский театр командировал своего завлита Захария Гутчина (отца известного барнаульского пианиста, композитора, аранжировщика Евгения Гутчина) в Новосибирск с ответственным заданием – добыть и привезти в Барнаул настоящую пьесу о войне. И каким-то чудом он это задание исполнил – доставил в наш город пьесу Константина Симонова «Русские люди», напечатанную на папиросной бумаге. Таиров с жадностью изучил материал и произнес: «Все бросить, немедленно ставить!».

Премьера спектакля состоялась 22 июня 1942 года. А чуть позже на сцене Народного дома был показан еще один прогремевший спектакль «Раскинулось море широко» – эту пьесу Всеволод Вишневский из блокадного Ленинграда специально прислал Александру Таирову. «Она соленая и крепкая, как балтийские воды, как воля балтийских моряков», – писал Александр Яковлевич Вишневскому.

В то время для театра писал и Константин Паустовский, который в Барнауле и Белокурихе работал над драмой «Пока не остановится сердце». Первый показ этого спектакля состоялся в Барнауле.

«Я рад, что мне пришлось работать для этого театра в первые годы Отечественной войны в тяжелых условиях эвакуации в Барнауле и на Алтае, – писал Паустовский в одной из своих заметок о Московском камерном театре. – Там, в Барнауле, в обледенелых залах театра, бывшего некогда тюремной церковью, в полной мере обнаружились мужество, сила духа и величайшая преданность искусству как Александра Яковлевича Таирова, так и коллектива театра».

Работал при таировском театре и Вадим Шершеневич – поэт-имажинист, знаменитый «талантливо всеядный эпатажник». В его переводах Таиров поставил «Благовещение» Поля Клоделя, «Ромео и Джульетту» Уильяма Шекспира и «Оперу нищих» Бертольда Брехта.

А в 1943 году, после того как из двухлетнего пребывания в Бийске в наш город вернулся Алтайский краевой драматический театр, на барнаульской сцене была поставлена знаменитая пьеса Леонида Леонова «Нашествие», получившая Сталинскую премию.

В годы войны артисты часто выступали в госпиталях, военных частях, тракторных бригадах и колхозах края, давали один концерт в два-три дня. Бывало, что актеры не только показывали фрагменты из репертуара, но и читали стихи, монологи, пели под баян, танцевали, выступали с лекциями. Сам Таиров был автором публичной лекции «Фашизм – злейший враг культуры».

В краевой филармонии на втором этаже боковой лестницы есть барельеф с портретом великой Алисы Коонен, изготовленный в память о работе Камерного театра в Барнауле.