19 февраля композитору Михаилу Старикову исполнилось бы 80 лет

Март 04 16:19 2019

В юности Михаил Стариков мечтал стать журналистом, но отчего-то тяготел к музыке.

В концертной программе участвовали как вокальные, так и хореографические коллективы.
Фото предоставлено оркестром «Сибирь»

Инструменты чуть ли не сами просились к нему в руки – своими силами он освоил баян, аккордеон, фортепиано, а потом стал писать музыку. Накануне самые известные его песни прозвучали со сцены концертного зала «Сибирь» во время программы «Помни только хорошее».

Такие музыкальные наклонности Михаилу Филофьевичу достались, вероятно, от мамы – талантливой певуньи. Глядя на нее и дети, которых в семье было целых восемь, были не прочь поголосить. Вслед за другими и маленький Миша выучился петь – с тех пор он жизни без музыки и не представлял. Сам за баян взялся в девятом классе, когда брат Владимир ненадолго уехал. Парень решил, что ничем не хуже старшего, и стал потихоньку что-то наигрывать. Брат успехи его оценил – с того самого момента с инструментом Михаил готов был и есть, и спать.

Кстати, первая его песня была написана именно тогда, в школьные годы.

— В классе девятом или десятом я, как водится, влюбился, – рассказывал некогда композитор. – А любовь, особенно первая, выливается обычно в стихи или музыку.

У него это чувство, которое оказалось невзаимным, нашло два пути выхода – к собственным строкам он подобрал ноты, так и появилась трогательная и немного наивная песня «Не обижайся».

Визитная карточка

Концертную программу, посвященную юбилею композитора, открыла песня «Поклон Алтаю», которая, пожалуй, как никакая другая отражает отношение Михаила Филофьевича к своей малой родине. Ее исполнил Барнаульский академический хор им. Александра Тарнецкого в сопровождении Русского камерного оркестра города Барнаула. Силу и без того проникновенным строкам прибавили портреты талантливых людей, которые имели непосредственное отношение к Алтаю. Фотографии Башунова, Юдалевича, Мерзликина, Цесюлевича, Раменского и других выдающихся личностей одна за другой появлялись на экране. Они с тем же трепетом, что и Стариков, относились к нашему краю, до последних дней были преданы своему делу.

— Такой пролог сегодняшнего концерта меня, как и некоторых зрителей, очень растрогал. Всех этих людей мы хорошо знаем, помним их улыбающимися, счастливыми, помним шутки, манеры, повадки. Когда смотришь на эти лица, понимаешь: в них заключена целая эпоха, – поделилась эмоциями министр культуры Алтайского края Елена Безрукова. – Михаил Стариков тоже среди них. После себя он оставил огромное песенное наследие. Для меня этот человек имеет какое-то особое значение, занимает отдельное место в моей памяти и жизни. Мне кажется, после этого концерта, я вновь начну прокручивать в голове его песни, хотя слышала их уже несчетное количество раз.

Удивительно, но все произведения Михаила Филофьевича абсолютно разные, и в то же время очень похожие. И в жизнеутверждающем ликующем «Барнаульском вальсе», и негласном гимне всех туристов «Ветке горного кедра» (одной из самых известных в творчестве Старикова), и даже в детских песнях есть что-то общее, какая-то незримая нить, четко определяющая автора. Как отметила председатель комитета по социальной политике АКЗС Татьяна Ильюченко, с годами его творчество, которое когда-то расходилось гигантскими тиражами грампластинок, стало песенной визитной карточкой нашего региона.

Не просто композитор

За основу своих произведений Михаил Филофьевич предпочитал брать работы местных поэтов – стихи Черкасова, Башунова, Пантюхова и в последнее время особенно часто Панова. Но при этом руководствовался вовсе не землячеством.

— У композитора должны быть в первую очередь хорошие способности, а потом – очень хорошие стихи, – считал он. – Причем те, что идут от души. Даже скорее из души, тогда песня коснется сердца зрителя, и он ее запоет.

И ведь пели. Даже в маленьких селах, куда его заносила судьба или случай, песни Старикова знали. От первой до последней строчки. Это отношение народа к его музыке трогало автора до мурашек. Интересно, что такая популярность никак не отразилась на его характере, взглядах на жизнь, окружающих людей и начинающих коллег по цеху. Он до конца своих дней оставался простым, открытым, легким человеком.

— Когда я впервые обратился к Михаилу Филофьевичу, мы едва были знакомы. Мы с приятелем приехали к нему в театр и предложили совместно организовать фестиваль «Песни Иткульского лета», – вспоминает композитор из Зонального района Олег Марков. – Он со свойственным ему юмором спросил:

— А комары там есть?

— Есть, – говорю, – но мы же их не боимся!

— Да? Ну, тогда поедем.

Он стал председателем жюри фестиваля, но мы, молодые композиторы, не чувствовали этой дистанции. Он всегда был с нами на равных, как настоящий друг и товарищ.

Одним из самых значимых мест Барнаула для Михаила Старикова был Алтайский краевой театр драмы им. В.М. Шукшина. Ему он отдал около 47 лет и за эти годы создал около 200 песен, написал музыку более чем к 150 спектаклям.

— Театр был для него всем, – рассказывает заместитель председателя Союза театральных деятелей России, поэтесса Ольга Казаковцева. – Ветераны рассказывали: первое, что они видели при входе в театр, – Михаил Филофьевич. Он сидел на вахте на диване и улыбался во весь рот. Кого-то задирал, с кем-то кокетничал… А сегодня он смотрит на нас с этого экрана, кажется, будто каждому в глаза заглядывает, ищет теплую улыбку, подаренную в ответ, и заверение, что мы всегда его будем помнить.

Концерт, посвященный 80-летию Михаила Старикова, прошел с благотворительной целью – до конца года в Первомайском районе, где родился композитор, ему планируют установить памятник.