Сталинград. Победа

Февраль 17 13:22 2019

Сталинградская битва имела крупнейшее военно-политическое значение. Победа под Сталинградом оказала серьезное влияние на ход всей Второй мировой войны. Итог этой кампании вызвал среди союзников Германии ожидаемую реакцию: они пребывали в шоке.

Снайпер Василий Зайцев.
Фото из сети Интернет

…Перед фронтом 62-й армии к 9 октября 1942 года стояли силы, по-прежнему превосходившие советские части в танках, артиллерии и самолетах. Армия Василия Чуйкова удерживала поселок Рынок, заводы «Баррикады» и «Красный Октябрь», северо-восточные склоны Мамаева кургана и железнодорожный вокзал «Сталинград-1».

Утром 14 октября против наших сил было брошено больше 1000 самолетов 4-го воздушного флота. Немцы наступали узкой полосой до трех километров фронта, задействовав на этом участке около 2000 танков. Основной удар вермахта был направлен на тракторный завод и завод «Баррикады».

Танковый ад

Пожалуй, нигде до этого немецким «пантерам» не приходилось наступать в такой, без преувеличения, адской обстановке. Бои шли за каждый дом. Из-за каждого угла по бронированным машинам хлестали трассеры бронебойных снарядов, под гусеницы танков и самоходок летели противотанковые гранаты и связки обычных противопехотных. Танки застревали в развалинах, переворачивались в воронках от бомб и снарядов, вспыхивали, облитые горючей смесью. Но сил у гитлеровцев, рвущихся к Волге, оказалось больше, чем у обороняющихся красноармейцев…

Поздним вечером 14 октября немцы прорвались на территорию завода и, сломив последнее сопротивление наших солдат, вышли к Волге, заняв около трех километров ее берега.

Последующие два дня прошли в беспрерывных атаках и контратаках. И части РККА, и войска вермахта были измотаны до последнего предела. Но немцы – наступали, мы – оборонялись. В какой-то миг показалось, что победа окончательно и бесповоротно на стороне гитлеровцев. Но это только показалось…

Чуть затихшие бои возобновились с прежним ожесточением с 22-го числа. По личному распоряжению Чуйкова была выбрана тактика максимального сближения наших и немецких порядков. Проще говоря, все смешалось на поле боя таким образом, что стрелять из миномета, орудия, танка или самоходки по противнику без риска потерять своих собственных бойцов стало невозможно. Противники располагались друг от друга на расстоянии броска гранаты (20-25 метров).

Вермахт прекратил артобстрелы и бомбежки, чтобы не губить своих. Наши тоже прекратили стрельбу из пушек и минометов, но легче фашистам от этого не стало. Наше командование отказалось от действий силами взвод — рота — батальон.

Теперь главную роль в уничтожении противника играли небольшие группы наших солдат численностью восемь-десять человек, которые под покровом ночи пробирались к противнику – рукой ведь подать! И в беспощадных схватках, используя вместо огнестрельного оружия холодное, уничтожали врага на этом участке обороны. (Именно тогда, в сталинградских ночных боях, фашисты узнали про самое страшное оружие русских – малую саперную лопатку…).

Символом мужества, стойкости и героизма стал знаменитый дом Павлова. В нем, обычной кирпичной многоэтажке, 31 наш красноармеец под командованием старшего сержанта Якова Павлова с 23 сентября по 25 ноября 1942 года отражал (и отразил!) бесчисленные атаки гитлеровцев. В многонедельных боях группа Павлова потеряла всего троих бойцов. Потери фашистов, надо полагать, были существенно больше. Интересно, что на трофейной карте самого Паулюса этот дом был помечен условным значком «Крепость».

Бои без правил

Немцы, представьте себе, – возмущались. Их ужасно обижало, что эти «руссиш швайн» воюют «не по правилам». Свою долю паники вносили советские снайперы. У немцев, разумеется, они были тоже, но у наших отчего-то получалось гораздо результативней… Всему миру известен легендарный Василий Зайцев, который, охотясь на гитлеровцев в развалинах Сталинграда с мосинской трехлинейкой, убил 225 вражеских солдат и офицеров, в том числе – 11 снайперов. (Существует даже версия, что в их числе – некий Хейнц Хорвальд, начальник то ли Берлинской, то ли Мюнхенской школы снайперов, прибывший в Сталинград исключительно ради того, чтобы покончить с Зайцевым, получившим к тому времени прозвище Ангел Смерти. Русская пуля оказалась точнее…).

Советские войска упорно оборонялись. С восточного берега их поддерживала наша артиллерия, с акватории Волги – орудия кораблей Волжской флотилии. Но скоро их огонь ослабел: Красная Армия готовилась к наступлению, и боеприпасы были нужны для него (помните про семь свежих дивизий, переданных Рокоссовскому?).

9 ноября настали холода. Температура воздуха ночью доходила до минус 18, по Волге плыла ледяная шуга. Возникла острая нехватка боеприпасов, доставляемых с противоположного берега. К вечеру 11 ноября немцы захватили южную часть завода «Баррикады». Теперь 62-я армия удерживала только три небольших отделенных друг от друга плацдарма. В ее дивизиях оставалось по 700-800 человек. Но и немцы потеряли до 40% личного состава.

Операция «Уран»

9 ноября по приказу Ставки началось наступление для поддержки 62-й армии, которое в дальнейшем должно было перейти в стратегическую операцию «Уран». Это наступление предусматривало удар силами Донского фронта (командующий Рокоссовский) в районе Орловки, против чего сам Константин Константинович возражал, понимая, что оперативное расположение немцев в этом районе не сулит легкой победы. Командующий оказался прав: гитлеровцы отразили все наши атаки с большим для нас уроном. К вечеру 10-го наступление захлебнулось. Из-за понесенных потерь была расформирована одна из армий, принимавших участие в наступлении, – 1-я гвардейская…

19 ноября Ставка начала операцию «Уран», целью которой было расчленить 6-ю немецкую армию, а затем – уничтожить. 23 ноября в районе Калача части РККА замкнули кольцо окружения. Но и только. Армию Паулюса тщетно пытались расчленить на северную и южную группы. Немцы показали высокое тактическое мастерство, все наши старания оказались тщетными. Тем не менее 6-я немецкая армия была окружена и изолирована от поставок боеприпасов и продовольствия. Попытки все это доставлять по воздуху (так называемый воздушный мост) пресекались нашими средствами ПВО.

Манштейн предпринял отчаянную попытку деблокировать окруженную армию Паулюса. 12 декабря он начал операцию «Зимняя гроза». К сожалению (для Манштейна, разумеется), силы для наступления пришлось набирать из того, что осталось. А осталось не так уж и много. Немцам удалось сформировать только одну полноценную армию – 6-ю танковую. Прочие подразделения были набраны с бору по сосенке, вроде пехотных полков из остатков 4-й румынской армии. Манштейн начал прорыв к окруженцам Паулюса, завязались жестокие встречные бои с частями РККА.

Прорвав в течение 16-17 декабря оборону на участке 8-й итальянской армии, на оперативную глубину устремляются танки, переброшенные из резерва Ставки. Но через неделю к группе армий «Дон» Манштейна стали подходить свежие резервы. 25 декабря немцы сделали последнюю попытку прорваться к окруженному Паулюсу и даже почти окружили наш 6-й танковый корпус. Но смелые действия его командира, генерал-майора Семёна Богданова, заставили немцев отступить на исходные рубежи. После этого линия фронта стабилизировалась: на тот момент ни у вермахта, ни у Красной Армии уже не было сил для сколько-нибудь масштабных действий…

«Кольцо»

10 января 1943 года в полосе 65-й армии генерал-лейтенанта Павла Батова был нанесен сильнейший удар в рамках операции «Кольцо». Ее целью было покончить наконец с Паулюсом. Но немцы сопротивлялись с отчаянностью обреченных. Не желая лишних потерь, Ставка приостанавливает наступление, проводит перегруппировку сил и резервов. Новый удар, нанесенный в течение 22-26 января, разрезал наконец 6-ю армию немцев. 31 января южная ее группировка во главе с Паулюсом была ликвидирована. Сам генерал-полковник, пребывавший вторые сутки в чине фельдмаршала, сдался в плен нашему командованию. Широко распространена версия о том, что Гитлер, присвоивший ему высшее воинское звание 30 января, сопроводил приказ словами радиограммы «еще ни один немецкий фельдмаршал не попадал в плен»…

Северная группировка под командованием генерал-полковника Карла Штрекера сдалась через два дня. Стреляли в развалинах еще несколько дней. Огонь вели «хиви» (после их будут называть власовцами), предатели из числа добровольных помощников вермахта. Они не рассчитывали на то, что, сдавшись в плен, попадут в штрафные роты, и отстреливались с отчаянностью обреченных.

Операция «Кольцо» завершила величайшую битву в истории человечества. По плану нашего командования она должна была длиться не более недели, в реальности – 23 дня. В плену оказались 2500 офицеров и 24 генерала немецкой армии (за время же всей Сталинградской битвы количество пленных превысило 238 000). Трофеи составили (по данным штаба Донского фронта): 5762 орудия, 1312 минометов, 744 самолета, 1666 танков, 261 бронетранспортер, более 80 000 грузовиков, более 10 000 мотоциклов и 3 (!) бронепоезда.

Капитулировали 20 немецких дивизий и две дивизии союзников вермахта: 1-я кавалерийская и 20-я пехотная румынские. А заведовавший в то время экономическим сектором Генштаба вермахта генерал Томас заявил, что потери под Сталинградом равны 45 дивизиям разных родов войск.

Но главным было даже не то, что на берегах Волги осталось полтора миллиона могил немцев и их союзников. Не то, что Германия объявила трехдневный траур. Растерянность, замешательство, кризис – вот что происходило в странах, поддерживающих Гитлера. Теперь наша армия овладела стратегической инициативой и уже не отдаст ее фашистам до самой Победы. Немцы, правда, попытаются переломить ситуацию через полгода под Курском…

Николай Скорлупин.