Союзники: мифы и реальность

Февраль 17 11:03 2019

Среди бесчисленного множества мифов о Второй мировой эти два являются, пожалуй, наиболее известными. Первый – о том, насколько важную роль сыграли ленд-лизовские поставки во всех победах Красной Армии. Другой – вкладе второго фронта в разгром Германии и ее союзников.

Фото из сети Интернет

И первый, и второй мифы оцениваются историками по-разному, иногда – с позиций диаметрально противоположных. По мнению одних исследователей, без поставок по ленд-лизу и без высадки наших союзников в Нормандии 6 июня 1944 года Советский Союз воевал бы лет десять с непредсказуемым результатом. По версии же их оппонентов, Красная Армия и без посторонней помощи победила бы фашистов не позднее лета 1945 года. Попытаемся разобраться в ситуации, опираясь на достоверные факты.

Ленд-лиз. А что это?

По-английски lend – «давать взаймы», а lease – «сдавать в аренду». Из сочетания двух этих слов и получилось «ленд-лиз», название программы кредитования Соединенными Штатами своих союзников во время Второй мировой войны. США поставляли технику (в том числе боевую), боеприпасы, промышленное оборудование, продукты и горюче-смазочные материалы, сырье и медикаменты.

Поставки делались на бесплатной основе, платить надо было только за имущество, уцелевшее после войны и пригодное для гражданских целей. Но (обратим на это внимание) только тем странам, оборона которых была жизненно важной для самих Штатов. Например, Англии. Она, кстати, и получила первую ленд-лизовскую помощь из-за океана: 50 устаревших эсминцев в обмен на британские военные базы в Атлантике. Это событие произошло 3 сентября 1940 года, а 11 марта 1941 года закон о ленд-лизе был подписан президентом Рузвельтом.

Так началась история ленд-лиза. За годы Второй мировой войны в его рамках помощь получили 42 государства, а сумма поставок превысила 46 миллиардов долларов (тогдашний доллар стоил примерно раз в десять дороже теперешнего).

СССР получил сотни тысяч тонн груза на сумму 9,8 миллиарда долларов. Не будем забывать, что поставки были не только от Штатов, но и от Великобритании и Канады. За время войны было подписано четыре протокола о ленд-лизе. Первый – Московский – 1 октября 1941 года, в последующие годы – еще три: Вашингтонский, Лондонский и Оттавский.

Сражавшемуся Советскому Союзу в первую очередь была нужна военная техника. Из США было доставлено больше всего средних танков «Грант» и «Шерман» – более 5,5 тысячи единиц – и около 1700 легких танков «Стюарт». Англия поставила нам 301 тяжелый «Черчилль», 6 крейсерских «Кромвелей» и более 3300 легких и пехотных «Валлентайнов» и «Матильд».

Общее количество танков, поставленных нам союзниками, составило немногим больше 12% от всего числа боевых машин, воевавших на советско-германском фронте. Нельзя не отметить низкий уровень боевых характеристик поставляемых танков – они уступали и советской, и немецкой бронетехнике.

Самолеты и автомобили

Что касается самолетов, получаемых СССР по ленд-лизу, то здесь ситуация была намного лучше. Наши ВВС получили около 18,3 тысячи боевых самолетов, в том числе из Англии – более четырех тысяч «Харрикейнов» и «Спитфаеров». На ленд-лизовском истребителе Р-39 «Аэрокобра» два последних военных года летал прославленный советский ас Александр Покрышкин. Американские и английские истребители имели прекрасные летно-тактические данные, их доля в советском авиапарке за время войны составила 13%, включая самолеты транспортной и разведывательной авиации и бомбардировщики.

Но самой заметной частью всего ленд-лиза стали, конечно же, поставки из-за океана автомобилей. Из 480 тысяч единиц техники доля американских машин составила около 85%. Основную часть автопарка составили знаменитые «студеры» – 2,5-тонные трехосные грузовики фирмы «Студебекер корпорейшен». (Их во время войны уцелело не так уж мало, и я хорошо помню, как мальчишками мы изредка видели на наших дорогах темно-зеленые характерные профили грузовиков с обрешеченными передними фарами). Кроме грузовиков Красная Армия получила еще и 50 тысяч джипов: «доджей» и «виллисов».

Количество всех автомобилей, задействованных на советско-германском фронте, составило 774 тысячи единиц. Доля ленд-лизовской техники, таким образом, превысила 63%.

Заграничным автомобилям и самолетам нужен был бензин, причем, желательно, свой, «родной». Союзники поставили СССР более 2,2 миллиона тонн авиационного и автомобильного бензина.

Объем газетной статьи, к сожалению, позволяет рассказать лишь об очень малой части всех ленд-лизовских поставок. Мы получали и бронетранспортеры (в СССР их не выпускали), и военные корабли, и зенитные пушки. Одной взрывчатки разных типов Советский Союз за время войны получил 318 тысяч тонн. По ленд-лизу в нашу страну везли автопокрышки и сахар, медь и тушенку, хлопок и радиостанции, ботинки и подводные кабели.

Несмотря на огромность приведенных цифр, весь объем оказанной СССР помощи составил (по оценкам как наших, так и западных специалистов) от 4 до 7% наших военных ресурсов. Маршал Георгий Жуков в «Воспоминаниях…» говорит следующее: «К общему числу вооружения, которым советский народ оснастил свою армию, поставки по ленд-лизу составили в среднем 4%. Следовательно, о решающей роли поставок говорить не приходится». Маршал знал то, о чем говорил. Спасибо, вы помогли нам чуть укоротить дорогу к Победе. Но мы справились бы и сами…».

Второй фронт

…В некоторых старых фильмах о Великой Отечественной войне солдаты называют вторым фронтом американскую тушенку. И действительно: Красная Армия сражается уже три года, а союзники воевать не торопятся, поставляя на советско-германский фронт не хорошо вооруженные дивизии своих солдат, а продуктовые посылки.

Но, наконец, 6 июня 1944 года начинается Нормандская десантная операция, или «Оверлорд». По масштабам эта высадка на побережье Северо-Западной Франции превосходила любой морской десант Второй мировой войны. Еще бы. Силы вторжения союзников (командующий – генерал Эйзенхауэр) насчитывали свыше 2 миллионов 876 тысяч человек, около 11 тысяч боевых самолетов, почти 7 тысяч десантных судов и боевых кораблей!

Этой лавине фельдмаршал Эрвин Роммель мог противопоставить из своих 38 дивизий только три – на самом участке вторжения. (Он составил около 70 километров по фронту на 15 километров вглубь побережья к исходу первого дня десантной операции). Высадке англо-американских войск немцы не могли помешать в принципе: на каждый самолет люфтваффе приходилось 25 союзнических, на сотню немецких танков – более 2000 американских и английских, на одного немецкого солдата – 14 солдат противника. 200-тысячная группировка вермахта оказалась запертой на западе Франции. Полное превосходство англоязычных сил вызвало у немцев вначале повальную сдачу в плен, белые флаги капитуляции вывешивались порой целыми полками…

Опыт высокой ценой

Однако на отдельных участках вермахт оказывал упорное сопротивление. Особенно плохо в таких случаях приходилось танкистам десантников. Как уже было сказано, «Шерманы» и «Матильды» уступали по боевым качествам немецким танкам, плюс немцы имели опыт боев, а у сил вторжения его не хватало. Сотни сожженных танков англо-американского десанта стали ценой приобретаемого союзниками боевого опыта. Кстати, не все потери союзников надо отнести к действиям немецких войск. Высокая огневая мощь американцев и несогласованность действий командования союзников достаточно часто приводили к тому, что войска десанта страдали от своих же бомб и снарядов.

Англо-американские войска медленно продвигались вглубь оккупированной Франции. Немцы отступали, избегая крупных сражений, ограничиваясь арьергардными боями. Командиры гитлеровских частей и соединений понимали, что шансов не только на победу, но даже на боевую ничью у вермахта нет, но полностью капитулировать перед союзниками не спешили, надеясь на «чудо-оружие», обещанное Гитлером, и просто – на чудо. (Оно почти случится в декабре 1944-го в Арденнах, когда группа армий под командованием Омара Брэдли будет внезапно атакована немцами и в панике отступит, отдав противнику более 90 километров захваченной территории). Сам Черчилль лично обратится к Сталину с просьбой о помощи англо-американцам. И Красная Армия ударит в Польше и в Восточной Пруссии на восемь дней раньше, спасая союзников…

Всю войну советское командование испытывало острую нужду в бомбардировщиках дальнего радиуса действия. Однако союзники отказались поставлять СССР гордость своих ВВС – стратегические бомбардировщики. Мы не получили ни одного Б-17, Б-24 или Б-29, хотя американцы за время войны выпустили больше 35 тысяч таких машин. Советские летчики, правда, получили более 2,5 тысячи «Бостонов» и «Митчеллов», однако бомберов с аналогичными характеристиками у нас хватало и своих…

Николай Скорлупин.