Крах «Цитадели»

Февраль 17 12:53 2019

Летом 1943 года на советско-германском фронте обе противоборствующие стороны готовились к летней кампании.

Фото из сети Интернет

И немцы, и мы рассчитывали добиться успеха в районе Курской дуги. Такое название получил выступ глубиной до 150 и шириной около 200 километров, обращенный в западную сторону.

Он образовался в ходе зимнего наступления Красной Армии и последовавшего контрнаступления вермахта в районе городов Орёл, Белгород и Курск.

Оперативная пауза на протяжении апреля-июня была использована обеими сторонами для подготовки к боям. Вермахт на Восточном фронте уже не ставил достижения стратегических целей. После сокрушительного поражения под Сталинградом и крупных неудач в Северной Африке Гитлер рассчитывал затянуть войну.

Фюрер надеялся на изобретение давно обещанного немецкими учеными чудооружия, которое кардинальным образом изменит ход всей войны, и в меньшей степени – на раскол антигитлеровской коалиции. Он еще не знал, что гонка по самому главному проекту – атомному – Германией, по сути, проиграна. А перевес немцев в реактивных истребителях, самолетах-снарядах «Фау-1» и баллистических ракетах «Фау-2» не играл сколько-нибудь существенной роли из-за их малого количества и технического несовершенства.

Первоначально наступление на Курском выступе немцы предполагали предпринять в мае 1943 года. По замыслу Генштаба вермахта наносились сходящиеся удары из районов Орла (с севера) и Белгорода (с юга). Наступающие группы армий должны были соединиться в районе Курска, замкнув в кольцо войска Центрального и Воронежского фронтов РККА.

Планируемая операция получила условное название «Цитадель»…

Расстановка сил

Гитлер не был до конца уверен в успехе готовящегося наступления и хотел усилить атакующие группировки максимальным числом новейших танков – «Тигр» и «Пантера», превосходивших советские Т-34 и КВ. Поэтому окончательно к наступлению немцы стали готовы лишь к началу июля. Но и наши войска не сидели без дела.

Советское командование приняло решение на всех участках немецкого наступления применить стратегическую оборону. Измотать противника в оборонительных сражениях и, дождавшись критического момента, нанести контрудары по наступающим частям вермахта. Для достижения этого на обоих фасах Курской дуги была создана глубоко эшелонированная оборона: от пяти до восьми оборонительных рубежей. На направлениях ожидаемых ударов поставлены минные поля – 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на каждый километр фронта.

Немецкая группировка насчитывала до 50 дивизий, в том числе 18 танковых и моторизованных. Кроме этого, противник располагал двумя танковыми бригадами, тремя отдельными танковыми батальонами и восемью дивизионами штурмовых орудий. Общая численность личного состава гитлеровцев составляла (по советским данным) около 900 тысяч человек.

Командовали группировкой фельдмаршал фон Клюге (группа армий «Центр») и фельдмаршал фон Манштейн (группа армий «Юг»). В районе Орла ударными силами командовал фельдмаршал фон Модель (2-я и 9-я армии), под Белгородом – генерал-полковник Гот (4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф»). С воздуха вермахт прикрывали самолеты 4 и 6-го воздушных флотов.

Готовящиеся к наступлению немецкие войска получили несколько элитных танковых дивизий СС – 1-я дивизия СС «Лейбштандарте Адольф Гитлер», 2-я танковая дивизия СС «Дас Рейх», 3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф». Кроме этого, было получено некоторое количество новой техники: 134 «Тигра», 190 «Пантер», 24 самоходки «Фердинанд» – всего 348 (без слабовооруженных командирских машин) новых танков и самоходок.

Всего в Курской битве немцы задействуют 2154 танка и штурмовых орудий и 2050 самолетов (70% всех танков и самоходок и 60% всех самолетов на Восточном фронте). Не считая почти 10 тысяч орудий и минометов…

Гитлеровцам противостояли войска Центрального фронта (командующий – генерал армии Константин Рокоссовский), оборонявшие северный фас Курского выступа. Войска Воронежского фронта (командующий – генерал армии Николай Ватутин) прикрывали южный фас. Части, занимавшие сам выступ, опирались на Степной фронт (командующий – генерал-полковник Иван Конев). Координировали действия наших войск маршалы Георгий Жуков и Александр Василевский. Численность наших войск (с учетом Степного фронта) составляла около 1,9 миллиона человек, около 4900 танков и самоходок и примерно 27 тысяч орудий и минометов.

От обороны к атаке

Немцы начали наступление вечером, в 16 часов, 4 июля с разведки боем на южном фасе Курского выступа. Их целью было выбить наше полевое охранение. Бои длились всю ночь, а утром 5 июля гитлеровцы продолжили наступление уже на северном фасе. Нашему командованию было известно точное время начала операции «Цитадель». Эти данные были получены Ставкой от нашего разведчика, являвшегося сотрудником германского верховного командования (во всяком случае, такая информация есть во многих источниках).

Основываясь на полученных разведданных, в три часа ночи, еще до начала немецкого наступления, была проведена артиллерийская и авиационная контрподготовка. (Этот огневой налет на немецкие позиции показан в знаменитом фильме «Освобождение»). Наш огневой удар нарушил связь в немецких частях, нанес существенный ущерб передовым частям вермахта и особенно артиллерии.

Как бы то ни было, немцы начали свою артподготовку в шесть утра, а через полчаса атаковали наши оборонительные рубежи. Но пошедшие в атаку танки сразу натолкнулись на серьезное сопротивление. По «Панцерам» стреляли с дальних рубежей тяжелые орудия, на ближних дистанциях метко били противотанковые 76-миллиметровки, в скоротечных танковых сшибках «Тигры» и «Пантеры» загорались от снарядов «тридцатьчетверок» и КВ. (Теперь на Т-34 вместо пушки калибра 76 мм стояла 85-миллиметровая пушка, не уступавшая немецким пушкам «восемь-восемь» на «Тиграх»). Продвинувшись всего на 10-12 километров, вермахт потерял до двух третей танков на северном фасе и был вынужден перейти к обороне. На южном фасе главные удары немцев были направлены в глубину Курского выступа.

Прохоровка

12 июля возле поселка городского типа Прохоровка в Белгородской области произошло, как писали в советских справочниках, «крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны, где с обеих сторон участвовало до 1200 танков и САУ». По последним же данным, под Прохоровкой во встречном бою сошлись 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарте Адольф Гитлер» (273 танка и самоходки, в том числе 13 «Тигров») и 5-я танковая армия Павла Ротмистрова (около 600 танков разных типов). Сражение предвосхитил массированный авиаудар, а затем началась сама битва, длившаяся до конца дня. Она продолжилась 13 и 14 июля. После сражения немецкие войска не смогли больше продвинуться даже на километр, хотя потери советской танковой армии были существенно больше из-за тактических ошибок командования.

Ну а если судить по приводимым в некоторых источниках данным о потерях обеих сторон (например, 5 сгоревших «Панцеров» против 334 наших подбитых танков и самоходок), то для уничтожения даже половины от этого числа советских машин у немецких танкистов просто не хватило бы снарядов в боеукладке…

По советским данным, потери немцев под Прохоровкой составили около 400 танков, 300 автомашин и более 3500 солдат и офицеров. Что тоже неправда, поскольку ни одна немецкая танковая дивизия за всю войну не имела более 300 танков и САУ. Но вот что говорит о боях под Прохоровкой в своих мемуарах генерал Гудериан: «…Никогда до этого я не видел такой ошеломляющей демонстрации мощи и количества советских войск, как в этот день… Т-34 носились, как крысы, по полю боя…». Так или иначе, две недели вермахт топтался на месте в тщетных попытках взломать нашу оборону. А потом ударила Красная Армия…

5 августа наши войска заняли Орёл и освободили Белгород, а 23 августа овладели Харьковом. (Курск наши войска освободили еще в феврале). Вермахт сдавал одну позицию за другой, отступление начинало больше походить на бегство. По полям, усеянным сгоревшими танками, искореженными орудиями и растерзанными телами в мундирах мышиного цвета, победно катился вал советского контрнаступления. Последний шанс Германии переломить ситуацию на Восточном фронте был окончательно утрачен.

5 августа в Москве был дан первый за всю войну артиллерийский салют в честь освобожденных Орла и Белгорода.

Битва под Курском показала всему миру, что Красная Армия может успешно сражаться не только морозной зимой, но и летом. Теперь немцы могли лишь обороняться, безвозвратно потеряв стратегическую инициативу. Конечно, вермахт был еще силен (и доказал это в боях на Западном театре военных действий), но о наступлении на Восток Германии пришлось забыть навсегда…

Николай Скорлупин.