Битва за Берлин. Триумф

Февраль 16 19:12 2019

Берлин был окончательно окружен нашими войсками 25 апреля.

Фото из сети Интернет

За день до этого немецкая группировка возле Берлина оказалась разделена танками генерала армии Павла Рыбалко пополам. Около 200 тысяч солдат вермахта при этом попали в окружение в лесистой местности к юго-востоку от немецкой столицы. Неделю зажатые в кольцо гитлеровцы пытались пробиться на запад, но к 1 мая практически все они были уничтожены.

Пушки как последний довод

А в это время ударные силы Жукова с боями продвигались к центру Берлина. Воевать в крупном городе умели далеко не все командиры, поэтому на первых порах потери советских войск были неоправданно велики. Набираться опыта было некогда, и части Красной Армии применили беспощадную, но эффективную тактику – шквальный огонь артиллерии всех калибров, включая «катюши», по цели наступления. После артналета в дело вступали танки, выстрелами своих орудий круша уцелевшие очаги сопротивления и остатки баррикад. И только потом в атаку устремлялась пехота.

Почти два миллиона орудийных выстрелов обрушила на Берлин советская артиллерия. Но даже эта мощь не всегда могла быстро справиться с толстыми стенами домов, возведенных 200-300 лет тому назад. О мирном населении, дрожащем от страха в бомбоубежищах и подвалах, рвущиеся к центру столицы красноармейцы не задумывались: фашистского зверя надо было уничтожить в его логове…

25 апреля Гитлер поручил оборону Берлина генералу Вейдлингу. Тот был танкистом, в войне ничем себя не прославил, а об обороне города от многократно превосходящих сил противника знал не больше самого фюрера. Под началом Вейдлинга находилась 60-тысячная группировка из регулярных войск СС и вермахта. Им противостояло почти 470 тысяч советских солдат, две трети из которых прошли с боями от нашей границы. Шансов у гитлеровцев не было ни малейших.

Однако немцы предприняли последнюю отчаянную попытку сдержать наступление наших войск. 26 апреля Гитлер отдал приказ 12-й армии Венка (около 200 тысяч личного состава), занимавшей позиции юго-западнее столицы, ударить по 3-й и 28-й армиям Конева с запада. Он рассчитывал на то, что в этом месте удастся прорвать кольцо наших войск вокруг города и выйти из блокированного Берлина.

В небывало ожесточенных даже для этой страшной битвы двухдневных боях армия Венка потеряла до трети своих солдат только убитыми и в беспорядке отошла на прежние позиции. Фюрер об этом уже никогда не узнает, и даже за час до самоубийства будет терзать подчиненных вопросом: «Где же Венк?!».

Сражения за центр города

Огромный город горел. Дым пожарищ, клубы кирпичной пыли от взорванных домов заволокли плотной пеленой центр Берлина. Отборные части СС готовились здесь к последнему бою с приготовившимися к атаке советскими пехотинцами. Им до Рейхстага оставалось пройти не больше полутора километров.

К ночи на 28 апреля в руках у фашистов от всего города осталась полоса длиной около 16 километров и шириной не больше трех. Центр Берлина напоминал ад. От жара было нечем дышать, в чашах уцелевших фонтанов закипала вода, трескались камни на облицовках зданий. Не было передовой линии – бои шли за каждый дом. В дымной мгле коридоров и лестниц, освещаемых лишь вспышками выстрелов и нитями трассирующих пуль, по трупам вражеских солдат, оставляя своих убитых не поспевавшим похоронным командам, советская пехота рвалась к Рейхстагу.

…А совсем рядом, в подземном бункере, Гитлер диктовал свое политическое завещание. В нем он обвинял всю немецкую армию в неумении хранить «приверженность долгу до смерти», командование же над остатками вермахта фюрер передавал фельдмаршалу Фердинанду Шёрнеру. Забегая вперед, скажем, что Фердинанд будет дважды (уникальный случай!) осужден за военные преступления. Сперва – Нюрнбергским трибуналом (получит 25 лет, отсидит девять), а через два года – Мюнхенским судом по иску Союза возвратившихся военнопленных за жестокое обращение с солдатами и за казни «без должного судебного разбирательства» в последние годы войны. Получит в 1957 году новый тюремный срок и освободится через четыре с половиной года…

Вечером 29 апреля комендант Вейдлинг в последний раз доложил Гитлеру обстановку. Он был откровенен – боеприпасы на исходе, подкреплений ждать неоткуда, русские завтра окажутся у входа в канцелярию. Нужно капитулировать. Гитлер капитуляцию запретил, но позволил солдатам малыми группами выходить из города и пробиваться в сторону англо-американских войск.

За пару часов до этого доставленный из города чиновник Вагнер совершил церемонию гражданского бракосочетания фюрера и Евы Браун. Медовый месяц новобрачных продлился недолго. 30 апреля в 15.30 и Гитлер, и его жена покончили с собой. Их трупы вынесли в сад, облили бензином и подожгли. После обугленные останки Адольфа и Евы обнаружили и перевезли в Москву. Но по какой-то причине Сталин не захотел предъявлять миру доказательства гибели своего злейшего врага (что породило множество версий, подчас самых фантастических, о его спасении).

Рейхстаг штурмовал 79-й стрелковый корпус генерал-лейтенанта Перевёрткина, усиленный ударно-штурмовыми группами других подразделений. Первая – утренняя – атака захлебнулась: в огромном здании находилось свыше полутора тысяч эсэсовцев, которым нечего было терять. Перегруппировавшись, в 18.00 наши войска начали новый штурм. Больше пяти часов продолжался бой внутри Рейхстага. Наконец, в 22.50 два разведчика из батальона капитана Неустроева, сержант Михаил Егоров и старший сержант Мелитон Кантария, взобрались на крышу Рейхстага и, рискуя жизнью, водрузили над ним Красное Знамя. Жуков немедленно доложил об этом в Ставку.

Ранним утром 1 мая в ставку Чуйкова прибыл в качестве парламентера генерал Кребс. Он сообщил о самоубийстве Гитлера и о желании его преемника Геббельса заключить перемирие. Чуйков тут же доложил об этом Жукову, а тот – Сталину. Реакция того на смерть Гитлера была вполне предсказуемой: «Доигрался, подлец! Жаль, что не удалось взять его живым». О перемирии Верховный главнокомандующий выразился предельно кратко: «Только безоговорочная капитуляция!».

Кребсу сообщили, что победители ждут от нового руководства рейха только полной капитуляции. Если ее не будет, то в Берлине «не останется ничего, кроме развалин». Фашистское руководство ответа не дало, и в 10.40 артиллерия Красной Армии открыла по центру Берлина ураганный огонь.

Последний бой

Под грохот канонады в 6.30 солдаты 5-й армии генерал-полковника Николая Берзарина пошли на штурм имперской канцелярии, последнего оплота фашизма. Судьба Берзарина окажется трагической. Воевавший в рядах РККА с 1918 года, получивший в апреле 1945-го звезду героя, назначенный комендантом поверженного Берлина, Николай Эрастович попадет 16 июня 1945 года в автокатастрофу и умрет от полученных травм в возрасте 41 года…

Через два часа атакующие красноармейцы ворвались в здание. Имперская канцелярия горела. Где-то в недрах охваченного пламенем бункера остался застрелившийся генерал Кребс, эсэсовцы спасались кто как мог. Вейдлинг, видя всю безнадежность дальнейшего сопротивления советским войскам, по радио обратился к Чуйкову с согласием на безоговорочную капитуляцию. В час ночи 2 мая на Потсдамском мосту появились немецкие парламентеры. Жуков согласился с переданной им просьбой немецкого коменданта, и в 6.00 Вейдлинг подписал приказ сдаться всем немецким войскам.

После этого грохот стрельбы в городе стал стихать. Из развалин домов, из подвалов и укрытий начали выбираться немецкие солдаты. Они молча складывали на землю оружие и также молча строились в колонны… Но стрелять перестали не везде. После полудня по улицам Берлина начали ездить танки с установленными на них громкоговорителями, через которые зачитывался приказ Вейдлинга о всеобщей капитуляции. К трем часам дня бои в центре окончательно прекратились. Выстрелы и взрывы гремели только в западных районах города. Там наши солдаты преследовали остатки эсэсовских частей, пытающихся вырваться из окружения.

Над поверженной вражеской столицей повисла непривычная тишина. А потом это тревожное безмолвие взорвал шквал выстрелов – на ступенях Рейхстага, возле имперской канцелярии, на развалинах домов советские солдаты упоенно стреляли. На этот раз – в воздух, салютуя долгожданной Победе.

Битва за Берлин была предпоследней крупной операцией Великой Отечественной. Нашим войскам еще предстояло освободить Прагу…

В Берлинском сражении за две недели наступления три советских фронта потеряли более 100 тысяч только убитыми и пропавшими без вести. Боевые потери гитлеровцев составили до 150 тысяч убитыми и около 300 тысяч пленными. Треть Берлина превратилась в развалины, под которыми нашли свою могилу примерно 150 тысяч мирных жителей…

Николай Скорлупин.