60 лет жизни Сергея Маркова связано с телевидением

Январь 10 16:37 2019

В этом году диктор алтайского телевидения, заслуженный работник культуры РСФСР Сергей Марков отмечает круглую дату – ровно 60 лет назад, будучи 18-летним молодым человеком, он впервые вышел в телеэфир. Сегодня по биографии Сергея Степановича можно изучать историю становления ТВ на Алтае.

Сергей Марков: «Жизнь продолжается! И я счастлив, что мои будни наполнены смыслом».
Фото Андрея Чурилова

Без фривольностей

Голос этого человека не спутаешь ни с каким другим. Его бархатистый раскатистый баритон звучал с экранов сначала Барнаульской, а затем и Алтайской студии телевидения.

— В 1959 году я работал в Краевом театре драмы актером вспомогательного состава у режиссера Бориса Володарского, – рассказывает Сергей Марков. – Тогда один из детских спектаклей было решено показать во время каникул по телевидению. Съемки шли в студии, где меня и приметила режиссер ТВ Зинаида Артамонова. Она и предложила мне попробовать себя в роли телеведущего в программе «Дела студенческие», редактором которой была Алла Мамонтова – мать известного тележурналиста Аркадия Мамонтова.

Как вспоминает Сергей Степанович, поначалу работать приходилось буквально по наитию. Учебников для работников телевидения еще не было, а потому дикторы копировали друг у друга жесты, мимику, интонации.

Учителем Сергея Маркова на ТВ стала первый диктор на Алтае Мария Скоромная. Она-то и объясняла новичку, как лучше держаться перед камерой, как правильно подавать информацию. Некоторые зрители были уверены, что Сергей Марков – не иначе как сын известной телеведущей, настолько похожими они смотрелись на экране. Лишь позже в рядах работников алтайского ТВ стали появляться специалисты, прибывшие из Ленинграда, Свердловска, Киева.

— К нашему внешнему виду предъявлялись невероятно высокие требования, – говорит он. – На мужчинах должен быть исключительно английский костюм (желательно с синим отливом), галстук, на женщинах – строгая блуза и никаких украшений. Но однажды я все же решил пофрантить в эфире, и мне это серьезно аукнулось. Во время передачи, посвященной Константину Симонову, съемочный павильон оформили нестандартно, в необычной цветовой гамме. Я посоветовался с режиссером и тоже решил выделиться на этом фоне, приодевшись в новый индийский свитер, украшенный красивым орнаментом. В итоге после эфира в адрес редакции стали поступать письма, телефонные звонки от телезрительниц, умоляющих повторить передачу – дескать, они не успели перерисовать рисунок. После этого руководство мне заявило: «Вы испортили всю передачу! Больше в свитере не появляться!» С тех пор подобных фривольностей я старался себе не позволять.

Всегда под рукой

— В те времена мы даже помыслить не могли ошибиться во время эфира, – рассказывает Сергей Марков. – Помню, как я внутренне содрогнулся, когда увидел заголовок новости, напечатанной с колес, – «Перевороты в Кремле». И когда настала моя очередь выступать после партнерши Нонны Звягиной, я беру на себя ответственность прочесть вместо написанного: «Переговоры в Кремле», – и тут же понимаю, что не ошибся.

Во времена черно-белого ТВ дикторы считались иконами стиля, примером для подражания. Правда, эта известность сулила им не только блага, но и скандалы, сплетни.

— Чего только мне не приписывали, – вспоминает Сергей Степанович. – Ходили слухи, что я женат на Нонне Звягиной, что я эмигрировал в Израиль. А однажды, когда я уехал на курсы повышения квалификации в Москву и перестал мелькать в телевизоре, меня тут же похоронили. Причем, как мне потом рассказывали, даже нашлись свидетели, которые стояли у гроба, были люди, которые приносили в редакцию венки.

Казалось бы, сама профессия сулит дикторам общение с интересными людьми, дальние поездки, путешествия. Однако Сергей Марков уточняет: что касается людей – да, с ними профессия сводила часто (это и Юрий Левитан, и Ольга Высоцкая, и Игорь Кириллов, и Вячеслав Тихонов, и Эдита Пьеха, и Елена Камбурова, и Савелий Крамаров), а вот по поводу поездок – иллюзия.

— Я ведь был не выездным, – поясняет он. – Только представьте: любые заявления от имени первых лиц края должен был озвучивать Марков, а значит, я должен был быть всегда под рукой, поблизости. Сегодня дико звучит – я множество раз рассказывал с экранов о Шукшинских чтениях, а сам ни разу не был в Стростках. Не знал я, что такое Рубцовск, Телецкое озеро или озеро Ая, хотя об этих местах я делал целые передачи. Если же у представителей власти возникала необходимость озвучить срочное заявление, то меня возвращали с дачи или из гостей. Не скрою, не раз во время эфира приходилось преодолевать себя. Вот мне сообщают, что умер Георгиев. Я сам еще не успел отойти от этого известия, как траурную новость нужно сообщить землякам. А когда трагически погиб космонавт Володя Комаров во время разгерметизации космического корабля, у нас в это время шла прямая трансляция из Театра оперетты, где льется музыка, танцуют канкан. И мы в отсутствии руководства принимаем решение прервать вещание.

Разумеется, уходить с телевидения Сергею Степановичу было непросто. После этого три года он просидел дома, разгадывая кроссворды. О том, что чувствовал тогда, он говорить не любит. Но когда к нему вновь стали поступать предложения о работе, он тут же ожил, почувствовал себя нужным, стал гореть идеями. Время от времени он занимается озвучиванием кинолент, а также аудиокниг для незрячих и слабовидящих людей, ведет программы на телеканале «Катунь 24».

— Жизнь продолжается! И я счастлив, что мои будни наполнены смыслом – по крайней мере, свою жизнь именно так я себе и представлял! – уверен он.

При Сергее Маркове сменилось восемь руководителей краевого комитета по телевидению и радиовещанию. Не случайно в свое время в одной из газет вышел заголовок: «Власть на телевидении меняется, а Марков остается».