Вышел в свет сборник рассказов Вячеслава Чиликина

Декабрь 24 14:33 2018

Отнюдь не настаиваю на том, что смог совершенно точно определить настроение содержания небольшой книжечки, вышедшей недавно в Барнауле. В ней всего-то чуть более 100 страниц, вместивших в себя 20 коротеньких рассказов, написанных вроде бы без всякого повода, если, конечно, не считать, что причиной их появления послужила сама жизнь отдельно взятого барнаульца.

Уголок старого Барнаула, ставшего для автора «Записок» судьбой.
Фото из сети Интернет

И лишь только начинаешь читать – буквально сразу ощущаешь пульс времени, чувствуешь запахи городских окраин, слышишь и видишь то, что, кажется, навсегда, окончательно и бесповоротно похоронено под толщей событий прошедшего века. Собственно, эти самые события, большие и маленькие, важные и не очень, и являются основой сюжетных линий всех рассказов. Их автор Вячеслав Чиликин хорошо знаком читателям «Вечёрки», так как года три тому назад его рассказы «Записки старого барнаульца» полной подборкой вышли на страницах газеты. А вот теперь у горожан появилась редчайшая возможность прочесть их в книжном варианте под тем же названием.

У каждого из нас свой Барнаул, другое дело, что не у всякого получается нарисовать его портрет и уж тем более наполнить внутренним содержанием так, как это получилось у автора названных записок.

Чиликинский Барнаул особый. В нем события почти вселенского масштаба, к примеру, революция 1917 года, совершенно естественно переплетаются с жизнью провинциального города, влияя на его обитателей неожиданным, порою чудовищным образом – расстрелы, голод, война, неразбериха, ужас неопределенности и др. Но Вячеслав Чиликин – мастер, большой, опытный, проживший всю свою долгую жизнь в Барнауле. Ему было уже за 80, когда он взялся за свои рассказы, а написав их, отнес в редакцию газеты «Алтайская правда», где они и были опубликованы в середине 1990-х. Как вы думаете, что сподвигло его на это? Вы же помните, что мы говорили об отсутствии какого-либо конкретного повода для их появления? А ведь повод все же был. И им стала сама реальность тех окаянных лет, названных лихими, – о себе с наглостью новорусских заявила эпоха, о которой даже закоренелые враги России мечтать не могли: с воровством и бесстыдством приватизации государственного, читай, народного имущества, инфантильностью верховной власти и ее равнодушием к судьбам миллионов сограждан, разгулом преступности и уголовным беспределом, предательством национальных интересов новоявленными элитами, ставших ими по поговорке «из грязи в князи», поголовным, катастрофическим обнищанием большинства и сказочным обогащением «избранных». Кстати, о семантике слова «лихие». Одни думают, что это свойство характера, другие, что это просто «лихо» – беда, стало быть. Выбирайте, что кому ближе.

Вячеслав Чиликин все это уже проходил – революция, гражданская война, НЭП, воинствующий атеизм, раскулачивание они и легли в основу его рассказов и романов «Глагол времени» и «Свет во мгле». Но как настоящий художник он не склонен заниматься дидактикой, и в то же время Чиликин далек и от публицистики. Даже его один из самых тяжелых рассказов «Тридцать седьмой», написанный им спустя полвека после всесоюзных расстрелов, пыток и ссылок, представляет собою набор случаев, эпизодов и фактов из жизни провинциального городка, но само повествование вызывает такую ломоту в душе, что в это не хочется верить, но ведь это было. Было с нами и у нас.

Вячеслав Чиликин – обычный житель Барнаула, если хотите, его абориген. Он влюблен в город своего детства, юности, зрелости и … старости. Причем трудно, невыносимо трудно определить, какой же Барнаул ему ближе и роднее. Мы же не можем однозначно утверждать, что автор рассказов во все и всякие времена был в нем безмятежно счастлив, как ребенок? Но, наверное, еще и поэтому его рассказы, по воле автора выстраиваясь в определенную хронологию, сложились в такую мозаику, которую хочется рассматривать вновь и вновь. Я ничуть не ошибся, написав «рассматривать», когда, казалось бы, точнее было бы сказать «читать». Очарование рассказов Вячеслава Чиликина как раз в том и заключается, что в них перед глазами возникает реальный Барнаул с его извозчиками, гимназистами, пролетариями, военными, Горой, Дунькиной рощей, ворсинским пивом и другим. Главное, как говорится, заключается в деталях, а они и есть те самые кирпичики, из которых складывается не только повествование, но и история нашего Барнаула.

Напомню, все 20 рассказов, вошедшие в книгу (звучит, правда, несколько громче, чем подобает при таком ее формате), не связаны между собой. И в то же время, несмотря на разноплановость сюжетных линий, на то, что каждый рассказ читается как отдельное произведение, их объединяет некий главный нерв – рассказчик, автор.

Книга заканчивается рассказом «Когда прилетят скворцы». В нем весь Вячеслав Чиликин, с его любовью к городу и стране, к людям, жившим и живущим рядом с ним и в одной эпохе. Прочитайте последнюю страничку книги — и вы сами поймете, какой талант жил в Барнауле, получивший признание только после своей смерти. Я говорю о писателе Чиликине, а не о журналисте и заместителе редактора краевой газеты. За ту работу награды его не обошли. Что же до всего остального… Вот что написал Вячеслав Константинович, прощаясь с читателями и с нами:

«Я уже подошел к той неизбежной черте, когда нельзя поручиться за свой завтрашний день.

И Россия подошла – не знаю, к какой черте, только больно ей, горько и тошно от бестолочи реформ и какого-то дубового бездушия мельтешащих в верхах реформаторов.

А тут еще эта осенняя нудная морось и беспросветность. Обиженно, ржавым горловым криком кричит ворона возле помойки, раньше ее обобранной человеком.

Говорят, вороны накаркивают беду.

И все же, наперекор всему, не веря собственному навязчивому неверию, я жду, когда прилетят скворцы».