Простой барнаульский парень старался сделать нашу жизнь безопаснее

Декабрь 20 11:15 2018

22 года назад во время контртеррористической операции в Чеченской Республике погиб старший прапорщик милиции, боец алтайского ОМОНа Сергей Усков. Его именем названа улица в Индустриальном районе Барнаула, на одном из домов открыта памятная доска.

Бойцы алтайского ОМОНа зарекомендовали себя в Чечне храбрыми и дисциплинированными воинами.
Фото предоставлено Управлением Федеральной службы войск национальной гвардии РФ по Алтайскому краю

Спокойствие против наглости

Хотя Сергей Усков родился в Казахстане, с Барнаулом связана вся его жизнь. Здесь он окончил школу и ПТУ, сюда же вернулся после армии работать на шинный завод. Сергей решил резко переменить жизнь и пойти на службу в милицию в непростое время. Именно тогда, в первой половине 1990-х, стремительно росла преступность. А в неспокойную Чеченскую Республику из Барнаула регулярно выезжали в командировки бойцы с Алтая, не зная, вернутся ли обратно живыми.

За мужество, самоотверженность, высокий профессионализм, отвагу, проявленные при разоружении незаконных бандформирований на территории Чеченской Республики, 6 сентября 1996 года Сергея Ускова посмертно наградили орденом Мужества.

— В те годы, если шли работать в милицию, то из патриотических соображений. Точно не из-за денег. Это же были времена развала. У нас так же задерживали зарплаты, как у всех, — говорит боец ОМОНа Сергей, сослуживец Ускова. – А Сергей, он по характеру спокойный, рассудительный, с чувством справедливости. Хорошо знал законы и придерживался их. Думаю, ему просто хотелось какой-то порядок навести.

Бой за блокпост

Сослуживцы вспоминают, что Сергей Усков и в Чечне не изменил своему характеру.

В критических ситуациях никогда не терялся, не паниковал, а просто делал свое дело. Его уверенность передавалась и другим бойцам.

Однажды боевики устроили шквальный обстрел блокпоста. Сергей в составе группы поддержки поспешил на помощь. С ходу оценив обстановку, он занял выгодную позицию и вместе с товарищами открыл прицельный огонь по бандитам. Его мужество тогда сыграло важную роль. Не выдержав двойного натиска обороняющихся на блокпосту бойцов и зашедшего к ним в тыл отряда, боевики отступили. После второй командировки Сергей получил звание старшего прапорщика милиции, был награжден нагрудным знаком «Отличник милиции».

Последняя командировка

Сергей третий год служил в отряде, уже был опытным бойцом, понюхавшим пороха. Но третья командировка весной 1996 года стала для него роковой.

В Чечне алтайские бойцы досматривали машины на блокпосту на выезде из Грозного, проводили адресные зачистки, сопровождали автоколонны, работали по ориентировкам с ФСБ, прочесывали кварталы в поисках оружия.

— В те годы, 1995-1996, практически в любой выезд можно было нарваться, — вспоминает сослуживец Ускова, боец ОМОНа Виталий. — Если по всему Грозному считать, то в сутки по нескольку раз обстреливали блокпосты, пункты временной дислокации. Стреляли из гранатометов, автоматов, машины подрывали.

Незадолго до гибели Сергей Усков вновь проявил себя как опытный и хладнокровный боец. В марте боевики устроили обстрел Октябрьской комендатуры. Сергей быстро сориентировался, наметанным глазом определил огневые точки бандитов, указал на них другим бойцам и сам открыл огонь. Не выдержав ответной прицельной стрельбы, боевики отступили.

БТР под обстрелом

— Сергей постоянно в свободное время с газетой или книгой сидел, – рассказывает сослуживец Сергей. – Перед тем, как он погиб, я как раз на посту стоял. Зашел к нему, а он газету читает – «Комсомольскую правду» или «АиФ». Я у него спрашиваю: «Ты что не спишь?». — «А я уже неделю спать не могу», — отвечает. К доктору посоветовал ему сходить. Может, успокоительного даст. «А зачем? – говорит Сергей. — Уже скоро домой». А утром он поехал в инженерную разведку и попал под обстрел.

В марте 1996 года к списку обязанностей ОМОНа добавилась еще и инженерная разведка, выезды по маршруту в поисках фугасов.

— Это были первые выезды инженерной группы. Тогда ведь уже началась фугасная война, — рассказывает сослуживец Сергей. — То есть на БТРе выезжает инженер-сапер в сопровождении четырех омоновцев. БТР идет со скоростью 5-10 км в час. Сапер смотрит растяжки, другие подозрительные предметы у дороги, а наши его прикрывают.

Утром 30 марта группа на бронетранспортере выдвинулась в путь, но в городских кварталах ее уже ждала засада. БТР двигался по тем местам, где еще совсем недавно шли тяжелые бои. Сапер сидел посередине, внимательно всматриваясь в окружающую местность. Омоновцы из группы охраны тоже сидели на броне вокруг него, готовые в любой момент дать отпор.

Когда проезжали мимо полуразрушенной девятиэтажки, оттуда раздались выстрелы. Сергей, который находился в передней части БТРа, первым принял на себя удар. Он получил тяжелое ранение в самом начале боя, но, несмотря на это, открыл ответный огонь по окнам девятиэтажки. Он успел сделать больше 30 выстрелов, прежде чем потерял сознание. Другие бойцы тоже поливали высотку свинцом. Тем временем БТР развернули и на всех парах полетели обратно в комендатуру. Сергей еще был жив. Заехали на территорию, подбежал доктор, но было поздно…

Сергей Усков погиб за несколько дней до отъезда домой. В Барнауле у него остались жена и маленькая дочь.