Владимир Шахрин – о ностальгии, отношениях и новогодних корпоративах

Декабрь 07 15:34 2018

Концертом в Барнауле группа «Чайф» открыла небольшой сибирский тур, посвященный юбилею альбома «Шекогали». 

Каждый концерт «Чайфа» – настоящий праздник.
Фото Ярослава Махначёва

На концерте уральские рокеры впервые сыграли всю пластинку от начала до конца, добавив к ней культовые хиты. Зал ДК «Сибэнергомаш» буквально ломился от желающих послушать легендарную группу – люди в прямом смысле слова стояли в проходах.

Архаизм и привычка

Запланированное перед концертом эксклюзивное интервью по техническим причинам сорвалось: фура с оборудованием приехала поздно и музыкантам надо было оперативно провести саунд-чек, тут уж не до бесед. Зато это компенсировало следующее утро – лидер «Чайфа» Владимир Шахрин перед отправлением в Новосибирск около получаса отвечал на наши вопросы.

Владимир Владимирович, почему именно юбилей «Шекогали» решили отметить таким широким туром?

Во-первых, так как в этом году мы планировали небольшой тур, то хотели какую-то необычную идею. Так совпало, что альбому «Шекогали» в этом году 20 лет. А во-вторых, он действительно стал знаковым для группы, в нем больше всего известных песен, звучащих на радио, на концертах. Если обычно с альбома две-три песни уходит в народ, то тут их минимум полпластинки.

Альбом выходил в 1998 году: дефолт, финансовые проблемы. Сложно было записывать?

Финансовые проблемы мы отметили своеобразно. Тогда весь шоу-бизнес, можно сказать, сел на корточки, концертов не было, альбомы не продавались. А «Чайф» с группой Tequilajazzz провел тур по волжским городам. Ничего не заработали, но были в седле, в тонусе и как-то легче все это пережили. Сами тогда это назвали «антикризисный тур». Что касается альбома, то мы взяли одну из самых недорогих студий в Екатеринбурге и легко и быстро записали «Шекогали». Но он долго не выходил. А потом в январе 2009 года на одном из концертов мы сыграли «Аргентину – Ямайку», ее нам предложили включить в альбом. Мы еебыстро записали, вклеили в пластинку. Это единственная песня «Чайфа», где нет живых барабанов – вместо них семплер, просто все надо было сделать очень быстро. За несколько часов записали, и благодаря этому альбом вышел. Нам он очень помог пережить тяжелые времена.

Сейчас выпускать пластинки проще?

Песни же все равно надо написать, сыграть. А в организационном плане вообще все поменялось. В 1990-х и начале 2000-х шоу-бизнес как был устроен? Группа записывала альбом, выпускающая компания его выкупала, сама издавала на носителях и тем самым зарабатывала. Сейчас этого бизнеса нет, коммерческой выгоды от альбомов никакой. И все молодые артисты их выпускают редко. Да и представители нашей формации тоже – выпускают песню, если еще клип на нее – вообще хорошо. «Ленинград» наглядный пример: записали новинку, через три месяца еще и так далее. Мы же олдскульные артисты, делаем то, что интересно самим в первую очередь. «Чайф» всегда в основном зарабатывал концертами, и мы мыслим форматами альбомов. Сами себе даем установку – вышла пластинка, через три года надо следующую. Хотя с нового альбома песня «Чей чай горячей?» уже крутилась на радио, сейчас вышла «Что мы делали в прошлом году?», то есть современных методов работы мы не отрицаем.

А эмоции от выхода «Шекогали» и свежих работ те же?

Тоже разные. 20 лет назад ты выпускал альбом, и компакт-диски во всех ларьках лежал, ты их сам видел, это было круто. Сейчас альбом – такая сувенирная продукция, которая продается на концертах, мы на ней расписываемся. Я порой дарю диск людям, а они думают: «А где слушать?». Дома негде, в машине тоже. Альбом стал несколько архаичной вещью, для коллекционеров. Хотя сам я люблю такой формат, слушаю на виниле.

Ностальгия – это не страшно

Вам в следующем году 60 лет. Цифра не пугает?

Визуально пугает. Начинаю вспоминать моих деда и бабушку, они ж мне всегда казались молодыми. А сейчас сам уже трижды дед, но старым себя не чувствую. Сил хватает на все – и двигаться, и играть на сцене. Важно, что есть интерес. Наблюдаю за своими родителями и понимаю, главное – не потерять интерес к жизни, иначе она тебя покинет, тебе уже незачем будет землю топтать. И мне в неполные 60 лет жить интересно.

У многих музыкантов с годами начинается ностальгия. Взять Шевчука, его новая песня «Галя, ходи», кажется, вся ей пронизана. Вас она накрывает?

Годы, конечно, вспоминаешь. Ну прекрасные они, быстро исчезнувшие, пролетевшие – и что? На данный момент, повторюсь, мне не интересно жить, чем 30 лет назад. Все, что мог себе позволить, позволяю и сейчас, даже чуть больше. И «Галя, ходи» не такая уж ностальгическая, нет в ней ничего печального. Хотя опять же как к этому слову относиться. Можно – «эх, было время», а можно – «классно, но и сейчас не хуже.

У вас в одной из песен тоже есть Галя. Не та же, что у Шевчука?

Нет, Гали разные. Хотя я вообще не понимаю, откуда моя взялась, у меня не так много знакомых женщин с таким именем. Жена пару раз спрашивала, что за Галя, но я сам не знаю. Но имя Лена туда вставить было невозможно.

Дружба важнее денег

Опять же Шевчук в этой песне поет о том, что молодым рэпперам в дорогих машинах и не снилось то, через что прошли музыканты 1980-х. А через такое обязательно надо проходить?

Слово «надо» здесь не совсем уместно. Просто артист, съевший свои три ведра г…а, больше ценит то, что у него есть сейчас. Вот у нас гастроли, пусть и стараемся играть не каждый день, но бывает тяжело, расклеиваешься. И тогда думаешь: «А в молодости ты же об этом и мечтать не мог». У современных музыкантов своя история – они сразу выбрали сцену как бизнес-проект. Условно: на стройку не пойду, в магазин не пойду, стану рэп читать, особенно если есть талант все это продвигать. Они не хуже или лучше нас, просто другие, я не склонен их осуждать. Они точно не должны проходить через все эти тяготы, но к тому же Васе Басте (а я в курсе, через какие вещи он прошел в Ростове) доверия больше, когда он о чем-то говорит – он точно знает все это.

А для вас деньги важную роль играют?

Приятно, когда они есть. Но за 33 года жизни «Чайфа» ни разу из-за них не ругался. Да, можно пересмотреть финансовые отношения внутри коллектива и начать зарабатывать больше. И, скорее всего, никто из группы не уйдет, но отношения испортятся, а мне они очень важны. А богаче я все равно не стану. В голове уже сложился определенный уровень, позволяющий жить, содержать семью, кому-то помогать в определенных ситуациях. И начни я зарабатывать даже на 100 тысяч в месяц больше, все равно останусь на этом же уровне. Перейти на какой-то миллионерский уровень жизни у меня точно не получится, а портить отношения из-за этого я не хочу.

Кстати, «Чайф» одним составом играет уже больше 20 лет, с Владимиром Бегуновым (гитарист «Чайфа». – Прим. авт.) вы вообще со старших классов дружите. Как друг другу не надоесть за столько лет?

Да, Бегунова 42 года знаю. Всякое бывало за это время. Наверное, хватило ума в сложных моментах не сказать то, чего нельзя было бы простить. У нас самый молодой на сцене – Слава (Двинин. Прим. авт.), он в группе с 1996 года. Валера, барабанщик (Северин. – Прим. авт.), уже 30 лет с нами. Да и те, кто за сценой, директор, продюсер, техперсонал – тоже по 20-30 лет с нами. И мне нравится эта история, мы так привыкли друг к другу за это время, мне уже сложно представить свою жизнь без этих людей. Я не люблю что-то менять в своем окружении.

Демократичный праздник

Скоро Новый год. «Чайф» на корпоративных праздниках играет?

Нечасто, но бывает. Мне нравится, что нас зовут активные компании, например айтишники. Люди поют, танцуют, и это похоже на обычный концерт. Редко бывает, что люди сидят, жуют и ни на что не реагируют. Пару раз такое случалось, и сразу было понятно, что и мы не туда попали, и они не тех пригласили. В основном организаторы знают, зачем зовут «Чайф» – для демократичного праздника. Кому нужен пафос, чтобы ковыряться серебряной вилкой в омаре, пока перед ним кто-то поет, зовут других артистов.

Как вы сами празднуете?

Дома в Екатеринбурге, с детьми и внуками. Да у нас все так. Зато на Рождество у меня на даче собираемся всем «Чайфом» с семьями – большая компания, человек 35-40.

Какой вы дед?

— У внуков надо спросить. Но мне кажется, они меня искренне любят. Вот вчера звоню домой, самый мелкий спрашивает, когда дедушка приедет, уже соскучился. Я не ворчливый и что-то запрещающий, это точно.

«Чайф» они слушают?

На концерты ходили, некоторые песни знают. Я не навязываю вкусы, главное – дать ребенку право выбора, чтобы не было однобокости. Если включать только «Чайф» – конечно, будет его слушать. Но я не против того, что они интересуются тем, чем и остальные подростки, но при этом говорю: «Видите полки с винилом, это другая музыка». Иногда ее ставим, и они танцуют под музыку 1960-х.

Владимир Шахрин: «Когда мы в этот раз заезжали в Барнаул со стороны аэропорта, я очень удивился – такого Барнаула еще не видел. Мы здесь были три года назад, и город очень изменился. Мне казалось, что Барнаул остался в стороне от Транссиба и оказался в неком тупике. Но мне объяснили, что тут далеко не тупик, есть и торговые пути, и востребованная промышленность. А вообще, Барнаул для нас всегда был позитивным, танцующим городом».

P.S. Автор благодарит концертное агентство «ТриГрупп» и лично Анастасию Симонову за помощь в организации интервью.

Фоторепортаж с концерта.